История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 

Монополия на ядерное оружие кружила голову стратегам из Вашингтона, подстегивала их к тому, чтобы ускорить «утверждение» своего господства вмире.
Соединенные Штаты первыми применили атомное оружие, уничтожив сотни тысяч мирных жителей японских городов Хиросима и Нагасаки. Цель была очевидной: шантажировать весь мир ядерной угрозой. С этого момента США, взяв на вооружение политику ядерного устрашения, первыми разрабатывали и производили все новые типы соответствующих вооружений, поднимая тем самым опасность войны каждый раз на все более высокий уровень. США без устали сколачивали агрессивные блоки во всех регионах земного шара (НАТО, СЕАТО, СЕНТО, АНЗАМ, АНЗЮС и т. д.). Они создали первую в истории глобальную сеть иностранных военных, в том числе ядерных, баз и оккупационных сил в Западной Европе, Азии, Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке, на океанских островах. Эти базы выполняют тройную функцию: создают реальную военную угрозу Советскому Союзу и всему социалистическому содружеству; осуществляют режим военной оккупации в целях сохранения угодных США правительств; защищают экономические интересы американских монополий. Тем самым шаг за шагом формируется военный фундамент американской империи. В этом же контексте надо рассматривать и заявления американских лидеров о применении ядерного оружия первыми, о возможности «затяжной» и «ограниченных» ядерных войн, о «победе» в ядерной войне.
Мессианская страсть правящих кругов США способствовала гипертрофированному росту в стране двух чудовищ: милитаризма и шовинизма. Немногим более 15 лет назад Роберт Леки написал книгу «Войны Америки». Некоторые ее страницы дают известное представление о роли милитаризма в американской жизни.
В большей мере с помощью войн, чем мира, пишет Леки, были «провозглашены и защищены наши институты, развита промышленность, обогащена культура, наша история стала национальной, наше искусство и наука развились, но наши сердца были разбиты». По силе оружия, продолжает автор, мы сейчас самая мощная держава на земле. Но какой ценой! «Вокруг нас угрозы и ненависть. Наши европейские союзники колеблются и отходят. Наши новые союзники в Азии не любят нас». Куда же мы, спрашивает Леки, в таком случае идем? Станем ли мы всемирным полицейским? Ответ автора разумен: при всей своей мощи даже США «не располагают ресурсами, людской силой, волей и правом для такой работы».
Впрочем, сомневающихся в этой стране хватает, но на политике правящей верхушки страны это отражается слабо или не отражается совсем. Истекшие со времени исповеди Леки 15 лет характерны особенно опасным разгулом милитаризма. В целом, по подсчетам института Брукинса, с 1946 по 1975 год США 215 раз прямо или косвенно использовали вооруженные силы в политических целях, в 33 случаях были на грани применения ядерного оружия, в том числе 4 раза — против Советского Союза. В сущности, в послевоенном мире все более или менее крупные военные конфликты лежат на совести США — Корея, Вьетнам, Гватемала, Куба, Сальвадор, Никарагуа, Ливан, провоцирование войны между Ираном и Ираком и, наконец, оккупация Гренады.
Американский интервенционизм на всем своем длинном пути сопровождался бахвальством, купеческой активностью по «продаже» на мировом рынке «ценностей» американского образа жизни. А по мере усиливающейся реакционной трансформации общества все отчетливее и нагляднее обнаруживались античеловеческие черты его экономической и социальной структуры — господство кучки миллиардеров, поработивших страну, социальное неравенство, расизм, милитаризм, аморальность и лицемерие политической жизни, ненасытная жажда наживы. Но чем сильнее навязывались претензии на руководство миром, тем меньше оказывалось желающих лезть под крыло американского орла, если не считать марионеточных режимов, фашистских, тоталитарных, автократических хунт, которые, в сущности, обречены на гибель без американских штыков.
Сегодня в США на подъеме неизменный спутник милитаризма — шовинизм, выступающий в качестве прикрытия идеологии мессианства. Его назначение — одурманить американцев идеями «божественного предназначения» этой страны, понудить их принять концепцию силы в качестве инструмента международной политики, оправдать любые действия «нации-лидера», взрастить чувство превосходства «нации» и ее образа жизни, который, мол, спасает от ошибок прошлого и обеспечивает счастливое будущее. Администрация Рейгана особенно активно играет на идее «возрождающейся Америки».
Для возбуждения шовинистических настроений цинично используются алармистские методы — ложь и запугивание «советской угрозой». Расчет понятен: в обстановке массовой истерии и страха легче получить деньги на оружие и ублажить военные корпорации. Ложная интерпретация чувства «национальной гордости» находит, одурманивая сознание, определенный отклик в стране. Иными словами, все идет по известной схеме, уже использованной в прошлом нацизмом.
В современной Америке шовинизм практически обрел одну из своих крайних форм — форму джингоизма, определение которому дал еще английский мыслитель Дж. Гобсон. Он писал: «Джингоист весь поглощен риском и слепой яростью борьбы… Вполне очевидно, что зрительное сладострастие джингоизма является весьма серьезным фактором империализма. Фальшивое драматизирование как войны, так и всей политики империалистической экспансии в целях возбуждения этой страсти в среде широких масс занимает немалое место в искусстве истинных организаторов империалистических подвигов — маленьких групп дельцов и политических деятелей, которые знают, чего хотят и как этого добиваться.
Ослепленный действительным или мнимым ореолом военного геройства и претензиями на строительство империй, джингоизм становится душой особого рода патриотизма, который можно двинуть на какое угодно безумие или преступление».
Достаточно вспомнить внутриполитические последствия недавней агрессии Великобритании против Аргентины, американскую интервенцию против Гренады, чтобы понять опасность шовинизма, маскируемого ультрапатриотической фразеологией. Требуется очень сильный болевой шок, как, скажем, во Вьетнаме, чтобы джингоистский угар сменился чувством стыда и разочарования. Но вирус шовинизма постоянно культивируется всем укладом жизни буржуазного общества, распространяется и тиражируется колоссальной, всепроникающей и всеподавляющей пропагандистской машиной.
Современный американский джингоизм полон энтузиазма и надежд навязать законы Дикого Запада всему цивилизованному миру. Р. Рейган, например, выступая в сентябре 1983 года, заявлял: «Мы верим в миссию Америки», «С Америкой связывает человечество самые светлые свои надежды», «Наша страна является лидером свободного мира, и мы в силу требований морали не можем уклониться от этой ответственности».
Об этом президент говорит без конца. В подобных утверждениях — и фанфаронство, и банальное словоблудие, и позерство — всего понемногу. Но опасность в другом: американская правящая верхушка видит в достижении мирового господства свою цель, и не так уж мало американцев верят в эту идею. Что же касается выбора средств для ее реализации, то любые из них приемлемы, будь то прямая интервенция, контрреволюция, подрывная деятельность, убийство неугодных лидеров, война во всех ее вариантах. Шовинизм, доведенный до абсурда, к сожалению, не вызывает заметного морального протеста американского общественного мнения. Такова степень националистического угара, охватившего страну.
В этих условиях опасность милитаризма, планов завоевания мирового господства, которые вынашиваются правящей олигархической элитой США, умножается тем, что идея американского мессианства возведена на уровень добродетели и потому оказывается психологически приемлемой. Немалая заслуга в превращении «порока в добродетель» принадлежит американской политологии и пропаганде. О том, как сеется страх перед внешней опасностью, возбуждается шовинизм, оправдывается угар милитаризма и агрессии, промываются людям мозги, с тем чтобы в них не застревала ненужная, с точки зрения правящих сил, информация, как создается обстановка предвоенной истерии, и рассказывает эта работа.
Недавно достоянием мировой общественности стали официальные документы правительства США по подготовке ядерной войны против СССР.
Изучение этих чудовищных планов свидетельствует о том, что их содержание знали особо доверенные специалисты по ведению психологической войны, которые в бесконечном потоке публикаций конца 40-х — начала 50-х годов готовили общественное мнение США к будущей войне с Советским Союзом, приучали к мысли о ее неизбежности, внушали уверенность в американской победе, настойчиво «продавали» концепцию моральной оправданности и необходимости первого ядерного удара и т. д. Эта сторона дела заслуживает серьезного внимания, поскольку доказывает определенную взаимосвязь реальных военных замыслов с их пропагандистским и психологическим обеспечением. И ныне, в середине 80-х, американская политология, особенно правоконсервативная, еще с большим размахом ведет атаку на принципы мира и мирного сосуществования, обсуждает различные варианты войн и конфликтов, конфронтационных ситуаций, сочиняет все новые и новые концепции силы в международных отношениях, подтверждая свою служебную роль поставщика «теоретических» оправданий маниакальных планов ядерных атак, планов, скрытых пока в сейфах Пентагона.
Часть I
ИСТОКИ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА НАЧИНАЕТСЯ ДОМА
Говорят, в каждом веке есть свое мрачное средневековье. Яркое тому свидетельство — американские планы ядерного уничтожения человечества, о которых мы расскажем позднее. Это серьезные обвинительные документы, и нужно, чтобы о них знали все. Но при ознакомлении с этими планами не может не возникнуть и такой вопрос. Почему их появление стало возможным именно в Соединенных Штатах Америки? И почему, когда документы оказались опубликованными, американцы в своей массе проявили равнодушие к их варварскому содержанию?
Здесь много причин, но не последнее место среди них занимает и та, что США — страна в массе своей малоинформированных людей, равнодушных к чужим бедам и чужим заботам.
Эта страна управляется скорее обманом и демагогией, чем убеждением, скорее силой, чем законом, скорее мертвящими привычками и традициями, чем уважением и интересом к новому, скорее ненавистью, подозрительностью, нетерпимостью, чем способностью признавать возможность иного образа жизни и мышления. Стереотипы и мифы здесь предпочтительнее объективной информации и знаний. Податливость к «промыванию мозгов», охотное согласие перекладывать ответственность за судьбы страны на власти, какие бы они ни были, что используется правящими кругами в своих целях, делает значительную часть населения слепым орудием сил, преследующих лишь свои корыстные интересы. Ложью, пропитавшей это общество, приучили людей считать иллюзии реальностями, шовинизм — патриотизмом, демагогию — достоинством, продажу сенсаций на рынке новостей — свободой информации. Мало озабоченности вызывает и то, что телевизионный ширпотреб, низкопробные боевики, книги, сеющие расовую и национальную ненависть, в значительной мере формируют массовое сознание и культуру общества, примитивизируя духовный мир человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74