История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

– спрашивает Тути.
– Потому что она здесь главная богиня! Под ее властью все горы, все кладбища и все люди, которые здесь живут. Она все знает и всех наказывает за дурные дела. У нас не один Пауах ослеп, есть и другие, – рассказывает Кари.
– И все они сделали что-нибудь очень скверное?
– Вероятно. Иначе зачем бы богиня стала их наказывать?
– А вот Неферабу говорит, что он ничего плохого не делал, – вмешивается Паири. – И никто про него ничего худого не знает!
– Ну, мало ли что… Может, все-таки что-нибудь сделал! «Она»-то ведь знает! – убежденно отвечает Кари.
– А как же живет сейчас Пауах? Ведь он больше не может работать каменотесом? – спрашивает Тути.
– Плетет корзинки, большие, из грубого тростника, для грузов. Такие можно научиться плести и ощупью, – отвечает Кари.
Кари, как и Паири, говорит все время тихо. Вообще они оба как-то присмирели, идут осторожно, иногда оглядываются по сторонам. Тути это замечает и хотя не понимает, в чем дело, но на всякий случай некоторое время тоже молчит. Однако потом, засмотревшись по сторонам, он забывает обо всем и неожиданно начинает что-то напевать. Паири и Кари сразу же оборачиваются, и на их лицах написан такой явный страх, что Тути не только перестает петь, но просто застывает на месте.
– Ты с ума сошел, что ли? Разве можно тут петь?! – почти шипит Паири.
– А почему нельзя? – невольно тоже переходит на шепот Тути.
– Так ведь мы недалеко от «ее» горы, вон она! – Паири показывает на самую высокую гору, которая давно была видна, но к которой теперь мальчики действительно подошли довольно близко.
Теперь Тути понимает, в чем дело. Как это он сразу не сообразил! Ведь с самого раннего детства он слышал рассказы об этой горе – самой высокой из всех гор, окружающих с запада столицу Египта – город Фивы. Вдоль всего берега Нила тянутся здесь эти хребты, и над всеми ними господствует одна – Вершина Запада. А там, на этой горе, живет могучая богиня – Владычица Западной Вершины, грозная кобра, хозяйка всех скал и пещер. Да, здесь, поблизости от нее, надо вести себя тихо!
Паири видит по лицу Тути, что тот все понял, и поэтому ограничивается только одним вопросом:
– Ты, верно, забыл, как ее зовут? Ведь недаром ее имя Мерит-сегер!
Да, богиню зовут Мерит-сегер, а это значит «любящая молчание». А он-то еще собирался петь в ее владениях, вот уж наделал бы беды! И Тути опускает голову.
– Ну, то-то, – удовлетворенно шепчет Паири и продолжает путь.
Постепенно они удаляются от страшной горы, но все же то один, то другой нет-нет да и оглянется на нее. А она все время видна, куда бы они ни завернули! Ну, все-таки, может быть, богиня не слыхала, как напевал свою песню Тути? Так думает мальчик, так думают и его товарищи.
2. ПОСЕЛОК «СЛУШАЮЩИХ ЗОВ»
Тропинка по-прежнему вьется между скалами. Кажется, что ей не будет конца и что впереди так ничего и нет.
Тути опять начинает чувствовать голод и усталость, боль в ногах, сухость губ, но все же старается не отставать от Кари и Паири.
Все дальше, все выше. И совсем неожиданно, обогнув очередной острый угол высокой скалы, Тути видит перед собой необычную картину.
Перед ним среди гор – узкая, довольно глубокая долина, а на дне лежит окруженный стеной поселок. Сверху хорошо видны плоские кровли домов, тесно пристроенных один к другому, большая главная улица идет вдоль всего поселка и делит его на две части, от нее кое-где отходят узенькие переулки.
В поселке нет садов, вокруг не расстилаются поля. Со всех сторон к нему подступают высокие скалы, точно охватившие непреодолимой грозной оградой это одинокое, отрезанное от всего живого странное селение.
Мальчики стоят молча, переводя дыхание после быстрой ходьбы. Как здесь тихо – никого не видно, не слышно голосов людей, криков животных. Все пусто, словно и здесь все выжжено солнцем.
– Ну, вот и пришли. Это и есть наш поселок, – говорит наконец Кари. – Идем туда, ты у нас поешь и отдохнешь, хорошо? А потом я провожу тебя в Святилище.
Тути с удовольствием соглашается, и мальчики начинают спускаться вниз.
Недалеко от входа в поселок расположен сторожевой пост. Тут же врыт в землю огромный глиняный сосуд, полный водой.
Дежурный стражник не обращает никакого внимания на мальчиков. Они проходят мимо поста и входят в ворота поселка. Отсюда сразу же начинается та главная улица, которую Тути заметил еще сверху. Вдоль нее направо и налево тянутся фасады домов, плотно пристроенных друг к другу. На их побеленных стенах резко выделяются расписанные яркими красками притолоки и косяки дверей. Изредка, в особом углублении, устроенном около того или другого дома, поставлен большой двуручный сосуд с водой, нижняя часть которого врыта в землю, вернее, врублена в камень долины, в которой лежит поселок.
Тути заглядывает в один из таких сосудов и видит, что он еще полон водой.
– Сюда наливают воду, ее каждый день по нескольку раз привозят на ослах, – объясняет Паири. – У нас здесь нет колодцев, и воду развозят по домам, а потом наполняют и эти сосуды и тот, который ты видел у сторожевого поста. Из того берут воду стражники, а из этих – все, у кого дома кончается ее запас.
– Все продукты и одежду нам тоже привозят, – добавляет Кари. – Наши отцы и братья получают за работу паек из управления везира.
– Да, только не всегда вовремя, – вздыхает Паири.
Они идут дальше. Около маленького переулочка Кари останавливается и, показывая на дом, построенный на углу этого переулочка, говорит:
– Вот мы и пришли, это наш дом, входите!
– Нет, спасибо, – говорит Паири, – я пойду к себе, меня, наверное, уже ждут. Прощай, Тути, приходи к нам еще! – И Паири убегает, прежде чем Тути успевает, в свою очередь, пригласить его к себе.
Кари толкает дверь. Им приходится спуститься по трем ступенькам вниз, и они оказываются в первой комнате дома.
Она очень невелика, и в ней почти нет никакой мебели. Левую стену целиком занимает большой высокий кирпичный жертвенник, расписанный фигурами богов и цветочными гирляндами. В другой стене устроены ниши, в которых поставлены статуэтки богов или большие глиняные бюсты предков. Перед такими нишами на полу стоят маленькие глиняные жертвенники, в них лежат скромные дары – хлебцы, плоды. В комнате никого нет, но откуда-то слышатся голоса.
– Идем дальше, – говорит Кари, и они входят в следующую комнату.
Она больше и выше первой, посередине стоит тонкая деревянная колонна, поддерживающая потолок. У противоположной стены устроено место для гостей – невысокая приступка из кирпича, покрытая циновками. У других стен стоят низенькие столики и табуреты. В комнате очень чисто, везде постелены циновки.
– Кто там? – слышится женский голос, и из боковой двери выходит среднего роста женщина с приятным добрым лицом.
– Это моя мама, ее зовут Неши. – Кари подбегает к матери и тащит за собой Тути. – Мама, это Тути из Святилища. Он заблудился в горах, и я привел его к нам.
Тути вежливо кланяется, а мать Кари ласково кладет ему руку на голову.
– Здравствуй, Тути, – говорит она. – Кари хорошо сделал, что привел тебя. Подите умойтесь, мальчики, а я приготовлю вам поесть. Ведь вы, наверное, совсем голодные?
– Ох, мама, правда совсем! Я как раз собирался просить тебя, чтобы ты нас покормила, – говорит Кари. – Идем, Тути!
Кари ведет своего гостя в следующую комнату. Это небольшое помещение, где стоит кровать, а в углу Тути видит аккуратно сложенные красивые плетеные корзинки.
Дальше они попадают в крохотный дворик, который одновременно служит и кухней – здесь устроена печь для лепешек, стоят жаровни и каменная зернотерка, а в углу – большой сосуд с водой. Тут мальчики и умываются, поливая друг другу.

И вот они оба, освеженные мытьем, сидят и с удовольствием уплетают скромное угощение, которое подала им Неши, – ячменные лепешки, лук, растительное масло, козий сыр, финики, легкое кисловатое вино.
Сама Неши не ест, а стоит рядом и угощает мальчиков, убеждая Тути не стесняться и хорошенько поесть. Собственно говоря, Тути не очень нуждается в таких уговорах: он чувствует себя как-то легко и свободно в доме Кари.
Ему очень хочется узнать, где отец Кари, есть ли у Кари еще братья и сестры, но так как в присутствии взрослых младшим не полагается начинать разговор, то он дожидается, пока мать Кари уходит зачем-то из комнаты, и тогда уже начинает спрашивать своего нового друга обо всем, что его интересует.
– Отец работает в общей мастерской с другими столярами, – рассказывает Кари. – Сейчас они делают разные вещи для храма фараона Аменхотепа-Джесеркара. Отец готовит красивый резной футляр для статуи бога Амона. Братьев у меня нет, есть только одна сестренка. Ее зовут Таиси, она сейчас, как всегда, со своими подружками недалеко от поселка – в тени, среди скал. Когда пойдем обратно, мы зайдем туда, это нам как раз по дороге.
Тути кивает головой, так как рот его полон фиников. Некоторое время мальчики молча доедают плоды, потом Кари говорит:
– А удачно получилось, что ты заблудился именно сегодня, когда я не занят и мог побродить по горам, а то мы бы и не встретились.
– Да, очень удачно, – соглашается Тути. – А чем же ты бываешь обычно занят?
– Как – чем? Работой!
– Разве ты уже работаешь?
– Я ученик художника Хеви, – с гордостью говорит Кари, – и работаю с ним! Правда, это бывает не каждый день, но все-таки довольно часто. А сегодня мой учитель с самого утра отправился на ту сторону реки, в Город. Он вернется только к вечеру, и я почти весь день свободен, вот только надо выполнить одно его поручение. Кстати, не поможешь ли ты мне? Это нетрудно, и займет у тебя не много времени, хорошо?
– Конечно, я тебе помогу, мне это будет очень интересно! Я ведь никогда не видал, как работают художники. Пойдем сейчас, хочешь? Я уже совсем отдохнул.
– Вот и чудесно, идем!
Кари вскакивает и подбегает к двери, которая ведет внутрь дома.
– Мама, – кричит он, – спасибо! Все было очень вкусно, и мы совсем сыты!
– Ну вот и хорошо, – говорит Неши, появляясь на пороге комнаты.
Тути тоже благодарит ее.
– На здоровье, на здоровье, – улыбается Неши. – Ну, а теперь что вы собираетесь делать?
– Я пойду немного поработаю, а Тути мне поможет. А потом я покажу ему дорогу домой, – отвечает Кари. – Да, пожалуйста, положи мне на блюдце или в горшочек угольков из жаровни, чтобы я мог зажечь светильник.
– Хорошо, идите, только будьте осторожны: сегодня Панеб опять гневался, прибил старика Раму и вдову Нехти, да еще у нее и гуся отнял. А потом рассердился на водовозов, когда те уходили за водой: ему показалось, что они идут слишком медленно, и он стал бросать в них камнями…
– Ну и что же, ранил он кого-нибудь? – встревоженно спрашивает Кари.
– К несчастью, сильно расшиб плечо Чанеферу.
– И как же Чанефер, пошел все-таки за водой?
– Пошел. Кое-как перевязали его, и пошел… А что же делать? Ну, идите, только будьте осторожны, – повторяет Неши.
Тути прощается, еще раз благодарит за гостеприимство, и мальчики выбегают на улицу.
– Куда же мы пойдем, где ты работаешь? – спрашивает Тути.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24