История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Мы поскакали за Андреем. Берег у переката кру­той, каменистый. Кони так и царапали камни копытами, спускаясь к реке. Но вот уже конь Андрея широко расплес­кивает ногами воду. Мы тоже не отстаем. Лошади дохо­дят до глубокого места и, отдуваясь, пускаются вплавь. И вот наконец берег – низкий, пологий, с молодым кустар­ником. Мы пробираемся сквозь кусты и скачем к мосту.
– Заряжай! – кричит Андрей.
До моста еще далеко, но мы слышим какие-то выстре­лы, и отдельные, и пачками. Стреляют с этой стороны мо­ста – в лоб кадетам. Кто-то, видно, переправился через Кубань раньше нас.
Подъезжаем поближе – чуть не у самого моста лежит цепь.
– Да ты смотри, они в шлемах – в буденовках. Крас­ноармейцы это! – кричит Гаврик, обогнав нас.
Да, это красноармейцы. Они лежат на земле, прижимая винтовки, а у пригорка в лесу фыркают их лошади.
– Вы куда? Кто такие? – крикнул нам с земли крас­ноармеец, крайний в цепи.
– Свои, большевики! – ответил Андрей, осаживая коня.
– Ну, ложись, если так, – сказал красноармеец.
Мы спешились, легли рядом с красноармейцами. У них были длинные винтовки, а у нас коротенькие обрезы.
С правого фланга раздалась команда:
– Пли!
Мы вместе со всеми ударили по мосту. Раз, другой, тре­тий… Сначала с моста отвечали беспорядочными выстрелами, а потом пальба утихла, и вдруг вся ярмарка, запру­дившая мост, повернула назад, к поселку.
Что тут сотворилось! Одна подвода на другую наскаки­вает, верховые чуть не по головам пробираются, артилле­ристы обрубают постромки, бросают свои орудия – и кто куда…
Так захватил в этот день красный кавалерийский эска­дрон восемь кадетских орудий, десятка два пулеметов, од­ного генерала, трех полковников и поезд с беженцами.
На вокзале и на станичном правлении подняли красные флаги.
В тот же день к вечеру мы встретили Саббутина.
Было это на митинге у депо. Народу собралось тысяч пять-шесть – и поселковые, и красноармейцы, и станич­ники.
Ораторы говорили с вагонной платформы перед самыми окнами мастерских.
Все речи кончались одним:
– Добьем эксплуататоров, душителей рабочего клас­са! Да здравствует советская власть! Да здравствует Ле­нин!
Отряд наш появился на митинге в полном составе, с обрезами в руках. Жалко только, что в дальних рядах нам пришлось стоять. Мне, Сеньке и Андрею еще было видно, кто говорит. А вот Васька все подымался на цыпочки и жаловался, что ничего не видит.
– Кто это говорит? – спросил он, когда на платформу взобрался новый оратор.
– Не знаю, какой-то командир или комиссар в кожан­ке, – сказал Гаврик.
– Да это Саббутин! – крикнул Васька. – Я по голосу слышу, что это Саббутин.
Да, это был наш старый знакомый, командир батареи Саббутин. Он так постарел и оброс такой окладистой бо­родой, что мы едва узнали его.
– А кто там председатель? – спросил Васька.
– Илья Федорович.
Васька довольно улыбнулся, будто не отца его выбра­ли председателем, а его самого. А когда митинг подходил к концу, Васька протиснулся вперед. Ему непременно хоте­лось поговорить с Саббутиным.
Саббутин сидел на платформе рядом с Порфирием и курил.
– А, Васька! – улыбнувшись сказал Порфирий. – Ну как? Не убили тебя? Ну, подсаживайся к нам.
Порфирий протянул Ваське руку и втащил его на плат­форму.
– Это партизан из Юнармии, – сказал он Саббутину, – первый в нашем отряде.
Но Саббутин и сам узнал Ваську:
– Ну и вырос же ты, Вася, за это время! Совсем шари­ком был, а теперь вот как вытянулся.
– А почему, – спросил его Васька, – вы мне тогда пок­лона не прислали, товарищ Саббутин?
– Когда тогда?
– С фронта, когда Семен Воронок у вас был.
– Ну, милый мой, – сказал Саббутин, – всех не упом­нишь. На фронте много дела было, не до поклонов.
То, что рассказано в этой повести, не выдумка.
Конечно, всех мелочей не вспомнишь, кое-что невольно и присочинишь.
Но участники отряда, герои повести – настоящие, а не выдуманные люди, только в повести у них фамилии другие.
Многие из них живы до сих пор и довольно еще моло­ды. Самые старшие из нашего отряда – Андрей и Семен – теперь инженеры и работают на железной дороге. Недаром сыновья деповских. С самым младшим – Васькой – я не­давно встретился на станции Минеральные Воды. Я ехал на курорт. Прохожу по платформе мимо паровоза, ви­жу – из окна высунулся машинист, чистым воздухом ды­шит, пот с лица вытирает. Я его сразу узнал – ведь сколь­ко лет провели рядом.
Не только в отряде были мы с ним вместе, но и в Крас­ной Армии, в которую вступили сразу же после прихода большевиков (Ваське тогда только тринадцатый год шел).
Вместе побывали мы и в Баку, и в Ленкорани, и в Ма­хачкале, и в Хачмасе, и в Дербенте, и на границе Ирана. Воевали с азербайджанскими беками, с англичанами-ин­тервентами и просто с бандитами. Как же было не узнать старого товарища!
А Гаврика, лучшего нашего стрелка, под Перекопом убили врангелевцы.
Героем он был у нас в отряде, героем и умер.
В те годы, о которых говорится в этой повести, я и все мои товарищи по отряду мало учились. Не до ученья было. Мы учились в боях защищать правое дело рабочих и кре­стьян – бессмертное дело великого Ленина! Зато теперь перед всеми нами открылась широкая дорога.
Каждый нашел свое призвание и свое место в жизни.
БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
Автор повести «Юнармия» Григорий Ильич Мирошни­ченко родился в 1904 году на Дону в семье рабочего-же­лезнодорожника. Десяти лет он уже работает уборщиком вокзала в Пятигорске. В годы гражданской войны шестна­дцатилетний Григорий Мирошниченко – командир моло­дежного кавалерийского полка, участвует в боях с банда­ми белых генералов Шкуро и Покровского на Северном Кавказе. Вместе с Красной Армией он прошел путь от Ку­бани до границ Ирана.
«Юнармия» – это автобиографическая повесть, она правдиво и увлекательно рассказывает о том, как в годы гражданской войны рабочая молодежь боролась за власть Советов, о том, как в дни белогвардейского террора на Кубани подростки, сыновья рабочих-железнодорожни­ков, – Андрей и Сенька, Гришка и Васька, Гаврик и Саш­ка – под руководством коммунистов – красноармейца Порфирия и командира батареи – Саббутина организова­ли партизанский отряд.
Автор повести с группой товарищей был задержан бе­логвардейцами и приговорен к расстрелу. Только смелость и находчивость спасли их от смерти. И когда Красная Ар­мия освободила станцию, ребята ушли на фронт, защищать завоевания Октября. Григорий Мирошниченко участвует в боях за Грозный, Баладжары, Баку, Астара, Ленкорань.
После гражданской войны Григорий Мирошниченко работает слесарем в депо на станции Невинномысская. Здесь в 1922 году он вступает в комсомол, а затем и в партию. Здесь же, в депо, он создает комсомольскую орга­низацию, участвует в частях особого назначения по борьбе с бандитизмом.
Знакомство с Алексеем Максимовичем Горьким реши­ло судьбу Григория Ильича Мирошниченко. В 1928 году он приезжает в Ленинград и твердо встает на путь литерато­ра. Все эти годы Григорий Ильич учится. Он заканчивает комвуз, в 1935 году – Военно-политическую академию име­ни В. И. Ленина. В эти же годы Мирошниченко работает с Алексеем Максимовичем Горьким над созданием серии книг по истории фабрик и заводов, редактирует журнал «Литературный современник», в котором были опубликова­ны литературно-художественные сценарии А. Каплера «Ле­нин в Октябре» и «Ленин в 1918 году».
Первые книги Григория Мирошниченко выходят в на­чале тридцатых годов: «Винтовки», «Крутые берега», «Юнармия», получившая высокую оценку Алексея Макси­мовича Горького и французского писателя Ромена Роллана.
Вслед за первыми книгами последовали повести: «Мат­рос Назукин» – об Иване Назукине, работавшем по зада­ниям В. И. Ленина и расстрелянном врагами в Феодосии в 1920 году, «Именем революции» – о герое гражданской войны Наталье Шебуровой и «Танкист Дудко» – о Герое Советского Союза танкисте Федоре Дудко.
В первые же дни Великой Отечественной войны уходит на фронт. Всю войну до последнего дня пол­ковой комиссар Григорий Ильич Мирошниченко работает заместителем начальника оперативной группы писателей при военном совете Балтийского флота, является началь­ником литературного отдела в газете «Краснознаменный Балтийский флот».
В осажденном Ленинграде Григорий Ильич пишет но­вую книгу – «Гвардии полковник Преображенский», о мо­ряках-балтийцах, в упорных боях защищающих Ленинград.
Широко известны читателям такие книги писателя, как «Балтийские рассказы», «Белая птица», «Пропавший без вести», «Сыны Отечества», «Повести военных лет».
После войны Григорий Ильич осуществил свою давниш­нюю мечту – написать исторический роман о славном про­шлом русского народа. 1949 году была закончена и вы­шла в свет первая книга этого романа – «Азов». Книга чи­тается с большим волнением и интересом. Писатель про­должает работать над этим большим полотном.
В 1960 году вышла в свет вторая книга – «Осада Азова». В настоящее время Григорий Ильич готовит тре­тью книгу – «Слава Азова», заканчивающую героическую азовскую эпопею. Одновременно писатель работает над документальной повестью о защитниках Ленинграда «Во имя жизни» и над второй книгой повести «Юнармия».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27