История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Несколько дней тому назад я встретил [его] случайно на Арбатской или Кудринской площади и спросил, когда он возьмет бланки. Он обещал через пару дней и просил подождать несколько дней. Карточку, которую вы мне показываете, я видел и познакомился месяц тому назад и видел его раза два. Приказ № 1 дал мне Николай Васильевич. Желая говорить совершенно чистосердечно и откровенно, я заявляю, что с человеком, который называл себя Василием Васильевичем, видался весьма таинственно и в различных местах на бульварах и т. п. Он предложил мне взять боевой участок Лефортово – Хлудово (прилагаемый при сем план), причем вместе с планом были еще какие-то бумаги. Я не давал своего согласия и сказал, что подумаю. Он обещал мне людей в будущем и во имя спасения России и поддержания чести мундира составить план. Однажды, кажется в конце августа или в начале сентября, меня Николай Васильевич пригласил на заседание. Заседание состоялось на Малой Дмитровке в квартире Алферова Дмитрия Яковлевича, с которым я встретился по работе его транспортной конторы «Маяк». На заседании присутствовало человек пять Никого, кроме Алферова, по имени и отчеству не знаю. Был также гражданин, которого вы называете Ступиным, он был знаком под именем Василия Васильевича.
Был еще один черный, высокого роста, усы маленькие. Был некто среднего роста, бритый. На собрании называли имя «Михаил Михайлович». Других имен не помню. Они уговаривали меня принять командование. Выступление предполагалось ими при взятии Петрограда или при крупных успехах деникинской армии на юге. или при других событиях, могущих повлиять на общественное настроение. Силы наши подсчитывались так примерно: из школы – человек 50, из 35-го полка – ударная группа в 60–70 человек. Высшая стрелковая школа, по их словам, должна была дать большое количество, но я лично этому не верил. Примерно они считали от 150 до 200 человек. На школу маскировки почти не рассчитывали, на караульную команду рассчитывали, примерно на 30–40 человек. На заседании главным образом были заняты подсчетом сил.
Они говорили, что у них имеется склад оружия в районе Лефортово – Немецкая улица, дом не помню. Пироксилин и динамит, найденные в школе, находятся в школе с весны, не заприходованы по небрежности. Приносили по приказанию Николая Васильевича в отдельных пакетах, примерно по 20 фунтов, всего четыре пакета. Все положили ко мне в комнату, и первое время я даже сам не знал, что в пакетах динамит и пироксилин, и только дня через два он, Николай Васильевич, сказал, что это динамит и что нам пригодится. Я тогда отправил динамит в школу в Лефортово, а затем перевели школу в Мертвый переулок и сложили в чулан со всякой дрянью. Я велел Цветкову аккуратно положить, но сам я не видел, как он положил. Винтовки были у Фишера Михаила Владимировича, который состоял заведующим учебной частью пулеметных курсов. Был арестован, и, когда его выпустили, он бежал. Винтовки лежали на квартире, кажется, Серебряный п., д. 1, кв. 15 или 16. После его побега пришла его сестра и жаловалась, что он убежал и оставил три винтовки. Я согласился взять их в школу. Винтовки лежали в комнате. Револьвер Кольта мой и наган, которые по ошибке прислали из стрелковой школы.
Казначеем был Тихомиров Николай Иванович. Поручали разным лицам закупку оружия. Одну партию поручили купить мне и дали на это около 200 или 250 тысяч рублей. Я поручил купить К., но не знаю, купил ли он. Оба брата Сучковы не верили в выступление и говорили, что приведет к напрасным жертвам. Насколько мне известно, гражданских организаций было несколько: «Национальный центр», «Возрождение» и т. п. Я несколько раз говорил и возбуждал вопрос о средствах, на это мне говорили, что деньги имеются в достаточном количестве. Дмитрий Яковлевич извещал о заседаниях, но на субботу и на понедельник меня он не извещал. Может быть, мне Алферов говорил о заседаниях, но я не помню. Цветкову я давал поручение узнать, какие силы будут за нас в Вешняках, и он должен был разузнать об этом. На собраниях с командиром 35-го ж.-д. полка я не встречался. Лейе пришел ко мне в связи с перемещением. Ударную группу в 60–70 человек, кажется, определял сам Лейе. На заседаниях сам Лейе не присутствовал и докладывал о силах кто-то другой. К Лейю относились с недоверием, так как он молод.
Александр Николаевич Подгорецкий состоит инструктором нашей школы. Я ему давал поручения чисто осведомительные, так как у него был телескоп. Я посылал его в Калугу за снарядами. Пробыл он там около двух дней. Вся поездка заняла четыре-пять дней. Он подробного доклада мне лично не делал, о поездке в Калугу говорил только, что он переговорил со своими людьми. Ордер на склад был написан на [бланке] Комиссариата здравоохранения, каким образом был получен бланк, я не знаю.
Сучков на мое предложение поставить у него типографию для печатания воззваний – отказался, так как боялся навлечь на себя подозрение. Кривченко Петр Александрович – заведующий учебной частью у меня в школе.
Курилко Владимир Николаевич состоит делопроизводителем в школе. По отношению к нему я относился не с полным доверием, хотя чувствовал, что он свой человек. На заседаниях говорилось о подготовке взрывов, и мне было поручено найти людей для отправки на юго-восток: Пенза – Саратов – Рузаевка.
С Назаревским я встречался два раза. Я говорил ему, чтоб он дал статью в нашу нелегальную газету. Он сказал, что попробует написать, но написал или нет, я не знаю, так как статьи он мне не сдавал. Определенного плана восстания еще не было установлено. В штабе были различные предположения на этот счет.
Юделевич состоит заведующим отделом снабжения ГУВУЗа; записка, адресованная на его имя, мне не знакома.
А. А. Бутягина – учительница, квартирная хозяйка, читает на пулеметных курсах русский язык. Я также читал лекции в Кремле.
Сестра Бутягиной проживает по Брянской ж. д., разъезд 12, имение Собакино, Куйбышев Николай Владимирович раньше служил в Высшей военной инспекции, а потом назначен комиссаром какой-то дивизии. Помеченная надпись на чертеже означает: № 1 – вокзалы, № 3 – Таганка, № 2 – Лефортово, № 4 – Замоскворечье, № 5 – Дорогомилово. Во главе секторов должны были стать я, Лейе, Савелов, Яновский или Янковский (предполагаемый план).
Дегтярев состоит заведующим траншейными курсами в Высшей стрелковой школе. Теща моя и Мария Владимировна Посполитокис, сестра Фишер желали открыть кафе или другое торговое дело, а потому я в книжке производил расчеты.
Шиловский Евгений Александрович служит в Высшей военной инспекции, знаю по службе.
На заседании говорили о побеге Стогова.
Свенцицкий Владимир Осипович состоит заведующим учебной частью в Кремле. Знаком с ним по службе.
21 /IX – 1919 года
III
К прежнему показанию могу прибавить следующее: в № 2 Савенков, имя, отчество не знаю, бывший офицер, среднего роста, шатен. Квартиры не знаю, а служит в Народном комиссариате путей сообщения. Участник № 3–фамилию не помню, должен был подойти с Рязанского шоссе, № 4 – Янковский или Яновский, имя не знаю, живет за Москвой-рекой. № 5 говорил, что в Дорогомилове предполагается формирование, но еще о нем одни слухи, так как разведка точных данных не дала.
Припоминаю, что кто-то докладывал, что ввиду отказа Сучкова типографию надо оборудовать в церкви; другой говорил о пустых монастырях; третий – о казенных учреждениях, но, на чем остановились, не знаю.
Из штаба дано было мне задание для прекращения передвижения войск в районе Пенза – Рузаевка – Саратов и Сызрань устроить взрыв ж. д., причем мною было поручено К.[найти] двух подходящих людей; люди были найдены, но не поехали. Причина – их недоверие к организации и кто стоит в центре организации. Оригиналы документов, из которых были сделаны подложные документы, были принесены с документами. Штабом было поручено Лейю отправить агентов к Мамонтову с осведомительными поручениями. Лейе обратился ко мне, и я ему посоветовал испросить по 20 тысяч на каждого на расходы и иметь документы на разные города. Бланки я ему дал из числа присланных ко мне. Когда выехали агенты и вообще поехали ли они, не знаю. Вопрос о том, получены ли 50 берданок от караульной роты, мне не известно и никаких распоряжений по этому поводу я не делал. От Сучкова я взял свой карабин, который у него хранился. Свидетельство о несуществующей воинской части было написано на имя Высшей военной школы маскировки, причем Сучков отказывался разрешить поставить у себя типографию. Когда была составлена вышеуказанная бумага, он временно согласился взять только на хранение машину, но тотчас же позвонил по телефону, чтобы машину не привозили. Некто лично мне обещал дать статьи или воззвания для набора. Назначил ли штаб кого-либо редактором, я не знаю, но техническая работа была поручена К. Лично я обещал дать К. статью; писать начал, но работа не клеилась. Я написал два воззвания и передал их для корректировки и печати К.
Лейе пришел ко мне по рекомендации кого-либо из общих знакомых. Ввиду предполагаемого расформирования его части он просил его устроить в 5-й батальон, причем я знал, что он свой человек. Был ли он с Богоявленским или с другим господином, я не знаю.
У меня на заседании были Всеволод Васильевич, Алферов, К. и еще один или два человека, которые пришли с ними. Мне было дано задание – линия Вокзальная площадь, слияние Москвы-реки с Яузой. Я распределил силы так: 35-й полк – вокзал; Савенков – Лефортово; я со своей школой – Таганка; за Москвой-рекой демонстрацию должен был производить Яновский. Другая группа одновременно действовала в районе Ходынского поля и окрестностей. Кто командовал, фамилию не знаю. Всеволод Васильевич на мой вопрос, кто, сказал: своевременно вам скажем.
В. Миллер
22/IX – 1919 года
IV
Насколько мне известно, предполагалось, что восстание должно было начаться около 6 часов вечера в нескольких пунктах одновременно – за городом и в городе. Город был разделен на два сектора. Центр первого сектора – Лефортово, а тыл – Вешняки; а второй сектор: центр – Ходынка и прилегающие местности. Руководителем первого сектора был назначен я, фамилия руководителя второго сектора мне не известна. Мой сектор был разбит на пять пунктов, и в моем распоряжении находились для действия в районах. Руководителями в районах были назначены Лейе, Савенков или Савицкий (работает в жел. – дор. учреждении, находящемся на Никитской улице, д. № 14, бывшее реальное училище и гимназия во дворе, роста ниже среднего, шатен, около 30 лет, кажется, одет во френч защитного цвета, бывший офицер, причем он говорил, что у него имеется около 100 человек бойцов), Янковский или Яновский, а пятый еще не был назначен. Лейе и Савенкова прислали ко мне из штаба, Янковского пригласил я сам – сколько мне помнится, с ним познакомился через Михайлова Александра Александровича. Он не знал, что я предполагал дать ему Замоскворецкий район, изъявил полную готовность, куда бы я его ни направил. Сучкову просил не говорить, так как ему не доверяли. Передвижные средства должны были прислать из штаба, а я должен был представить список необходимого количества автомобилей, мотоциклов, лошадей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105