История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

декларацию Федорова), определился следующим образом:
Во главе стоял Дмитрий Николаевич Шипов, занимавший в нем пост председателя вплоть до своего ареста (начало 1919 года), после чего председателем НЦ делается Н. Н. Щепкин; затем лидерами НЦ являются также его основатели и вдохновители Николай Иванович Астров, Степанов, Петр Бернгардович Струве и М. М. Федоров. Тогда же в «Национальный центр» вошли Червен-Водали, В. Н. Челищев, Карташев (видный кадет), Осип Петрович Герасимов, профессор Сергей Андреевич Котляревский, Огородников (кадеты), профессор Валериан Николаевич Муравьев, Николай Константинович Кольцов, Онуфриев (видный представитель старообрядчества), несколько позже (конец 1918 года и начало 1919 года) в состав «Национального центра» вошли бывший князь Сергей Евгеньевич Трубецкой и Михаил Соломонович Фельдштейн. Близкое участие в деятельности НЦ принимали Александр Григорьевич Хрущев и Четвериков.
Выработанная «Национальным центром» программа заключала в себе следующие основные пункты: а) свержение Советской власти и восстановление единой и неделимой России, б) учреждение единоличной диктатуры с чрезвычайными полномочиями в тесной связи с Добровольческой армией. Эта власть должна осуществлять свои задачи в границах устанавливаемого ею законодательного порядка, по нормам, ею самою определяемым. Эта власть в помощь себе образует правительство из лиц, пользующихся общественным доверием «по строго деловому принципу», главнейшей задачей власти является установление в стране твердого порядка и подавление и искоренение большевистской анархии.
Следующими, не менее важными задачами «Национального центра» являлись продолжение войны с Германией и создание нового Восточного фронта в тесной связи с союзниками, охранение верности к которым НЦ ставил во главу своей работы, а также всемерная поддержка Добровольческой армии.
В течение первого полугодия своего существования «Национальный центр» поддерживает самую тесную связь с Добровольческой армией Алексеева и других белогвардейских генералов, а также со своими местными комитетами в Советской России на юге, на Кавказе и в Сибири. «Национальный центр», само собой разумеется, все время находился в самом близком контакте с представителем Антанты в Москве и Петрограде. «Национальный центр» с самого начала своего зарождения вступает в сношение с «Союзом возрождения», «объединением государственно мыслящих социалистических партий» для достижения общих целей – борьбы с Германией и большевизмом и воссоздания единой, неделимой России (см. материалы М. М. Федорова). «Национальный центр» и «Союз возрождения» поддерживают Добровольческую армию и находятся для этой цели в постоянных сношениях с представителями союзников, совместно с которыми и вырабатываются планы удушения Советской власти, считавшихся ими тайным союзником и создания Восточного фронта при поддержке войск союзников, занявших Архангельск, чехословаков, сибирских белогвардейцев и донских и кубанских белых генералов. «Национальным центром» и «Союзом возрождения» с одобрения союзников «намечается» Всероссийское правительство с главою Добрармии генералом Алексеевым во главе. Это правительство, по словам Федорова, должно было находиться за линией фронта.
В это время «Национальный центр» значительную часть своей работы переносит на юг, на Кубань, в сердце вотчины казачьих генералов, из которой он надеется создать колоссальную Вандею.
В целях борьбы с германофильством, «заразившим» Украину и Краснова, признано было необходимым прибрать к рукам Добровольческую армию, руководимую Алексеевым, и подчинить ее воле союзников. С этой целью во второй половине лета 1918 года командируются на Кубань Н. И. Астров, Степанов и М. М. Федоров. Там они образуют также НЦ, и с тех пор деятели его во главе с Астровым и Федоровым принимают самое деятельное участие в политической жизни Добровольческой армии сперва в качестве «политических советников», а затем – в составе и во главе деникинского правительства. С другой стороны, Федоров, считавший положение немцев и Скоропадского на Украине неустойчивым, полагает развить там политическую деятельность, дабы к моменту падения там немецкой власти захватить политическое влияние на всем Юге России.
«Национальный центр» в октябре 1918 года получает приглашение на известное совещание с представителем Антанты в Яссах, где в полном согласии с «Союзом возрождения» и монархическим «Советом государственного объединения России», по своей идеологии и составу участников соответствующим «Совету общественных деятелей» в Москве, вырабатываются планы объединения белогвардейских армий, создания единого командования. Добрармия с ее вождем признаются ядром военного объединения России. Чрезвычайно законспирированный в Москве НЦ в октябре – ноябре 1918года приступает в Киеве, Яссах, на Кубани к открытой деятельности, центр коего переносится в район расположения Добрармии.
Таким образом, по мысли главных руководителей НЦ, в 1918году по мере продвижения Добровольческой армии на север автоматически распространялось бы политическое господство НЦ, и он вместе с Алексеевым и Деникиным оказался бы у власти в Москве. Политическая жизнь зарубежных белогвардейцев тесно связана с НЦ, и ни один их шаг не проходит без участия его. НЦ принимает участие в образовании Заволжской директории, деятельно участвует в различных совещаниях с союзниками в Крыму, Киеве, Одессе и т. п.
ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ
Одновременно с этим НЦ предпринимается организация работ по составлению различных законопроектов или по выработке основных положений и тезисов по различным вопросам государственного строительства. Организация этих работ поручается профессору Котляревскому, который для этой цели привлекает профессоров Букшпана, Кафенгауза и Плетнева. Некоторые проекты, уже вполне разработанные, тут же отправляются на юг (ряд проектов, касающихся гражданского права и процесса, увезены летом 1918 года), другие ждут своей очереди для отправления туда же или прихода Деникина, чтобы дать его правительству готовый материал. Продовольственный вопрос разрабатывается Салазкиным, церковный – профессором Карташевым и т. д. Вопросам управления и самоуправления М. М. Федоров, инициатор этих работ, не придает значения, считая, очевидно, что они будут разрешены на месте по мере захвата Добровольческой армией советской территории и что лучше предоставить расправу с рабочими и крестьянами генералам без участия кадетов.
Если исключить эти полицейские меры, то нет, кажется, ни одной стороны государственного строительства, которая была бы оставлена без внимания. О. П. Герасимовым разработан план реорганизации народного образования, Котляревским – вопросы транспортный, национальный и федеративный; профессорами-экономистами даны главные основания для разрешения проблем финансовой и экономической, а также рабочего вопроса; вопросы международные освещаются Котляревским и Муравьевым. Лишь один аграрный вопрос не ставится на обсуждение, так как Н. Н. Щепкин опасается трений и разлада с «Союзом возрождения», а это в период необходимости сосредоточения всех сил «демократии» для борьбы с коммунистами недопустимо.
НЦ поддерживает связь с «Торгово-промышленным комитетом» и тратит немало усилий на то, чтобы возможно глубже разрушить наши хозяйственные ресурсы, расшатать с трудом налаживающийся хозяйственный аппарат и ускорить окончательный распад и крушение экономической политики Советской власти. «Национальным центром», несомненно, инспирировались и поддерживались вспыхивавшие в 1918 году в стране кулацкие восстания, практиковавшиеся белогвардейскими бандами порча железных дорог, взрывы мостов, а также злобный саботаж в советских учреждениях и предприятиях во всех отраслях хозяйственной жизни, направленный к усугублению разрухи.
По признанию члена ЦК к.-д. партии (занимавшего пост председателя правления Орехово-Зуевской группы текстильных предприятий) инженера Федотова, руководители «Национального центра» – Н. Н. Щепкин, Степанов и другие – ставили ему на вид необходимость содействия приостановке фабрик и ускорению хозяйственной разрухи для того, чтобы доказать бессилие Советской власти и вызывать волнения рабочих.
Вместе с тем НЦ поддерживает всякие начинания, направленные в Москве к подрыву Советской власти, являющиеся подготовительным к моменту ее падения. По инициативе НЦ редактором «Задруги» Мельгуновым предпринимается составление указателя всех коммунистов, с обозначением их имен, революционных псевдонимов и последовательно занимаемых в Советской России должностей. Ассигнуется на эту работу 10 000 рублей. Равным образом НЦ выдает через своего председателя Мельгунова 25 000 рублей на предварительные расходы (оплату гонорара) по составлению сборника, касающегося деятельности Советской власти, печатание и издание которого отложено до «лучших времен». Равным образом НЦ в лице Н. Н. Щепкина, С. Е. Трубецкого и других из своих средств субсидировал контрреволюционеров, заключенных в московских тюрьмах, при посредстве Лидии Николаевны Хрущевой и других лиц, следствием не установленных.
СНОШЕНИЯ НЦ С АНТАНТОЙ
Сношения «Национального центра» с находящимися в Москве союзными консульствами были оживленными, и НЦ, несомненно, в 1918 году ими субсидировался весьма широко, так как в расходах на содержание военной организации и на оплату специалистов-профессоров отнюдь не стеснялся.
С отъездом иностранных консулов из Москвы непосредственные сношения НЦ с Антантой на некоторое время прерываются; сношения эти, впрочем, гораздо более тесные, устанавливаются южными представителями НЦ в лице Астрова, который время от времени информирует Н. Н. Щепкина о международном положении.
С другой стороны, НЦ через петербургскую свою организацию входит летом 1919 года в сношение с главой английской контрразведки в России Полем Дюксом (Павел Павлович Дьюкс).
Последний, постоянно проживающий в 1919 году в Петербурге, узнав в Петербурге о существовании в Москве НЦ и других контрреволюционных организаций, в июне 1919 года приезжает в Москву и при посредстве ближайшей своей помощницы по русскому шпионажу Н. В. Петровской встречается с С. М. Леонтьевым, познакомившим его с Н. Н. Щепкиным, как с председателем
«Тактического центра», с которым Поль Дюкс виделся несколько раз. Беседы Н. Н. Щепкина и Поля Дюкса имели в виду, во-первых, информировать последнего о положении московских контрреволюционных организаций, об их отношении к английской интервенции; кроме того, Н. Н. Щепкин просил Поля Дюкса войти от имени НЦ в сношение с русскими комитетами в Лондоне и Париже и указывал на крайне отрицательное отношение московских организаций к мысли образования будущего правительства из парижских и лондонских эмигрантов, оторванных от России. Засим возник вопрос о деньгах. Поль Дюкс предложил Н. Н. Щепкину субсидию английского правительства в размере 500 тысяч рублей в месяц на поддержание деятельности организаций. Щепкин, ссылаясь на то, что посланный Колчаком в Москву курьер с миллионом рублей арестован, радостно ухватился за спасительное предложение английского шпиона.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105