История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Связь я держал при помощи Дмитрия Александровича Ларионова (брат жены Найденова).
Я и мы все думали, что организацию возглавляют Ступил и Тихомиров.
С вышеуказанным Ларионовым Дмитрием Александровичем (с первого дня моего знакомства с ним я его считал Ларионовым, а не Илларионовым) познакомился я осенью 1918 года. Ему, Ларионову, лет 23, худой, выше среднего роста, усталый вид, волосы русые, стриженные коротко. Жил Ларионов, кажется, с Найденовым. Квартиру Найденова точно не знаю – где-то в Замоскворечье.
Служил Ларионов в школе инструкторов 2-й Московской тяжелой артиллерийской бригады. Начальником связи Ларионова я взял через Найденова.
Особых поручений и задач я Ларионову не давал, а он числился у меня больше на бумаге. Ларионову я передавал деньги для раздачи лицам состоящим в организации.
III
С Зыковым я познакомился через гражданку Веру Яковлевну Рекк, которая один раз была у меня в июле или июне месяце.
С Верой Яковлевной я познакомился через ее знакомого Дмитрия Григорьевича Звырикина (или Зворыкина, вернее), служит где-то не на военной службе, а на железной дороге, либо на Курской, либо на Северной, вернее, на последней.
Познакомился я с ним в прошлом году через Ивана Николаевича Тихомирова.
Иван Николаевич кончил Московский университет, где служит, не знаю.
Отец Ивана Николаевича Тихомирова – Николай Иванович, кажется, инженер-химик, служит не то в Центросахаре, не то в Центропатоке (словом, по сахарному производству), угол Дегтярного переулка и Дмитровки (управление).
У Николая Ивановича происходили иногда какие-то недоразумения с сыном, по словам последнего.
У Зворыкина я раз был на квартире. Жил где-то около Пречистенки, в районе штаба военного округа.
Его роли в организации я не знаю. Зворыкин знал, что я состою в организации, и пришел ко мне предложить познакомить с барышней, желающей связаться с организацией. Зыкова я познакомил с Иваном Николаевичем и Владимиром Даниловичем Жуковым.
Ивана Ивановича знаю, пришел ко мне на квартиру, спрашивал Ивана Николаевича. Он мне симпатии не внушал, почему-то Иван Иванович должен был прийти ко мне для разговора относительно порученной ему роли. Однако он не пришел.
Из моих подчиненных: Ларионов, Минченко Николай Андреевич – в 1-й запасной бригаде, Головин Виктор Николаевич, Виноградов Иван Иванович.
Относительно Николая Пыжова. Уехал на фронт (он был в коллегии по формированию тяжелой артиллерии).
IX?1919 года
IV
Волконского к данной организации не привлек и, наоборот, просил ни в какую политику Волконского не вмешивать и с ним по этому поводу не говорить.
Волконский вместе с Бойко-Бойчевским участвовал в каких го судебных делах.
Организация, о которой указывает Волконский, была пуфом, созданным для влияния на женщин (интриговал) и, кажется, для получения денег.
Иван Николаевич Тихомиров был скорее монархистом, по-моему.
Минченко на всю группу брал в две недели по 2000 рублей. Платили по 150 рублей и по 200.
Ларионов был отдельно в тяжелой бригаде, ему денег не платил для передачи его группе, если она у него была.
Зыков, кажется, был у меня всего один раз. Я направил его к Жукову. Одновременно у меня были Иван Николаевич Тихомиров и Валентин Данилович (кажется) Жуков. После этого деловых сношений по заговору с Жуковым не имел. Знаю, что Зыков ведал мотоциклетами. С Зворыкиным Дмитрием Григорьевичем я знаком. Он у меня бывал. Веру Яковлевну Рекк рекомендовал мне Зворыкин. Не отрицаю, что мог обещать устроить Рекк в своем отряде по санитарной части.
Рекк была у меня один раз со Зворыкиным.
8/Х – 1919 года
V
Виноградов Иван Иванович служил в 23-м мортирном дивизионе (резервном), который был расформирован. Стоял – Масловка, 90 (или 80). Затем – в 1-й запасной бригаде, вероятно, там и находится (Ходынка). Жил где-то далеко, кажется, у Покровских ворот. В бригаде есть его адрес.
9/Х – 1919 года
VI
Роменский, кажется, был организатором санитарной части; как работника Иван Николаевич его ценил, часто заходил к нему. Летом как-то, месяца два-три тому назад, Роменский говорил, что, кажется, из Вязьмы перебрасывают башкирскую дивизию в Петроград. Предполагаю, что Бабиков знал об участии Роменского в организации и о самой организации, но Бабикова не знаю и положительно утверждать не могу.
Алексея Николаевича Смирнова знаю по службе в Главном штабе, он был младшим делопроизводителем 1-го отделения организационного управления.
Кроме Минченко, Головина, Виноградова Ивана Ивановича в группе 1-й бригады были еще Гофферберг (дезертировал, ненормальный, хотел бежать за границу) и Туганов Александр Александрович. Туганова принял Минченко, Виноградова – Туганов; все получали жалованье.
Аносов грубого солдатского вида, светлые волосы, плохо бритый, выше среднего роста, был в распоряжении, кажется, Головина, во всяком случае, находился в артиллерийской группе; прислан был в декабре или январе, отличался жадностью к деньгам. Из-за них выходили недоразумения. Головин на него жаловался, потом он куда-то исчез, кажется, уехал на фронт. Больше о нем ничего не помню.
22/Х – 1919 года
VIII
В организации Волконского Александр Сергеевич Ханжонков был начальником связи, но, какой связи, не знаю. В начале августа 1918 года Ханжонков уехал в Киев по коммерческим делам, потом служил в Красной Армии, приехал в Москву по делам службы 1–2 августа этого года, где и заболел. По болезни он просрочил время командировки, был арестован МЧК как дезертир и по представлении всех казенных денег и оправдательных документов был освобожден незадолго до моего ареста, приблизительно в половине сентября. Его адрес: Козихинский переулок, д. 22, кв. 15. Вспоминаю, наверное, Большой Козихинский переулок. Об участии Ханжонкова в этой организации ничего не известно. Думаю, что не участвовал за неимением знакомства.
В организацию Волконского мы сами должны были платить деньги по 5 или 10 рублей в месяц или одновременно, не помню. Насколько могу утверждать, связи с военной организацией не было.
6/XI – 1919 года
IX
1) В июле месяце сего года Анна Владимировна Богословская сообщила мне, что ей известна обширная контрреволюционная организация, хотя и не военного характера, но могущая иметь важное значение. Примерно через неделю она, сговорившись со мною по телефону, зашла ко мне, и мы с ней пошли к ее знакомому (не знаю ни его адреса, ни имени, ни фамилии), где я познакомился с Константином Ивановичем Тихотским, по его словам, состоящего если не во главе, то в самых верхах гражданской организации. На вопрос о нашей платформе я сказал что-то, что не знаю, но думаю, что все должно решить Учредительное собрание, и на этом мы согласились войта в более тесную связь, причем я собирался его (Тихотского) познакомить с более сведущими людьми. Со своей стороны К. И. Т. указал мне, что хотя у них много (ныне призванных) офицеров, но все-таки их цель несколько другая (хотя и от отступления они не отказываются) – саботаж и дезорганизация, так сказать, в художественной отделке.
Если бы нам в организации понадобилась связь с провинцией, то у них постоянно бывают посылки, и все, что надо знать, можно сделать, и не только через посланных людей, но даже казенными условными телеграммами.
После разговора с К. И. Т. я больше не видел его, так как события личной жизни, службы, нездоровье мне не позволили зайти к нему лично. Звонить же по телефону я не решился. Мой телефон и адрес у К. И. Т. записаны, его же телефон я должен был найти по телефонной книжке.
2) А. В. Богословская (скульпторша) еще ранее, чем познакомить меня с К. И. Тихотским (через ее знакомого), часто говорила, что у нее в банках, и особенно в Государственном банке, свои ребята и могут много сделать, но считая А. В. Б. способной к работе больше на словах, но не на деле, я не придавал никогда ее словам значения и веры.
3) Осенью 1918 года или в январе 1919 года на квартире у Д. Г. Зворыкина я познакомился с бывшим артиллерийским офицером, кажется поручиком (имя, отчество, фамилию не помню), который служил в Государственном банке и обещал нам содействие, но активно в военную организацию вступить уклонялся и только обещал давать нам сведения о положении дел в отношении как политики, так и общие и являлся как бы комиссаром к [онтр] – р [еволюции] в Госбанке. Больше я этого офицера никогда не видел, так как нужды в нем не встретилось, а потом я о нем совершенно забыл и вспомнил только в камере.
А. В. Богословская родом из Сибири. Была в тюрьме за участие в попытке освободить политических заключенных и после была выслана за границу. Принадлежит ли она к каким-либо партиям, не знаю, но связи имеет большие не только с правыми партиями, но и с коммунистами. Как партийная работница много говорит, но мало делает. Желает всегда играть первенствующую роль или одну из главных, всегда готова идти на самое абсурдное предприятие, ограбление, увоз заложников и т. д. Человек очень добрый и хороший, живет для больного брата и его семьи. Для себя живет мало, постоянно нуждается в деньгах. Была знакома с В. В. Волконским, но входила ли в его организацию – не знаю.
По имеющимся у меня сведениям, К. И. Тихотский был председателем или одним из главнейших деятелей «Объединенного комитета служащих», образованного зимою 1917/18 года, куда входил в качестве члена и Ив. Ник. Тихомиров.
По словам И. Н. Тихомирова, К. И. Тихотский принадлежал к партии эсеров, а потому нам была рекомендована в обращении с ним крайняя осторожность.
10/ХП – 1919года
X
1) Антона Доминиковича Байкевича знаю примерно с сентября или августа 1918 года. Он состоял членом организации В. В. Волконского; кто его ввел в эту организацию, не знаю, но предполагаю, что Ив. Ник. Тихомиров. А. Д. Байкевич в прошлом был штабной офицер, кажется подполковник по хозяйственной части. В организации он никакой (как и вообще все члены организации) деятельности не проявлял. С развалом организации в новую военную организацию В. И. Соколова он принят не был, так как Ив. Ник. Тихомиров ввиду бездеятельности, излишней осторожности (даже трусости) запретил принимать Антона Доминиковича Байкевича в организацию. Его даже не уведомили, что старая, Волконского, организация распалась. Последнее время он состоял в качестве заведующего хозяйством Инженерных московских командных курсов у С. Н. Ильина. Предполагаю, что он должен был знать о военной организации, так как С. Н. Ильин не отличался сдержанностью в разговоре, а с Байкевичем он был в отличных отношениях.
16/XI1–1919 года

П р и м е ч а н и е: Для привлечения в свою организацию В. В. Волконский обещал видные места: например, Б. А. Оболенскому – место начальника военных сообщений всей будущей Российской монархии, Ивану Николаевичу Тихомирову – московского градоначальника.
2) Когда мы, то есть я, И. Н. Тихомиров и Д. Г. Зворыкин, потребовали от Волконского, чтобы он нам показал хоть одного члена штаба, Волконский после долгого отмалчивания сказал, что штаб уехал на восток и оставил Ф.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105