История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


20 февраля 1920 года Н. Виноградский
VIII
1) Относительно «Союза возрождения» в Москве выясняется следующее:
С. П. Мельгунов показал, что членами СВ состояли кроме Н. Н. Щепкина, Волк-Карачевского (умершего), Кондратьева и Бородулина еще Розанов (меньшевик), Цедербаум (Левицкий), Семен Маслов, Филатьев и Потресов. Он указал, что Бородулина (Денисова) он не видел месяца два или более, но слышал, что Бородулин недавно заходил к С. М. Леонтьеву в Плодовощ. Несколько дней перед тем В. Н. Муравьев в разговоре о Бородулине заметил, что он имел связи между рабочими и что приговоренный прошлым летом к высылке меньшевик-рабочий, руководивший забастовкой на Александровской железной дороге, был знаком с Бородулиным и находился под его влиянием. В связи с этим вспоминаю, что С. Е. Трубецкой говорил, как рабочие умеют конспирировать, заметил, что осенью, после ареста Н. Н. Щепкина, к нему пришел «один из левых», совершенно изменивший до неузнаваемости внешний облик: он приделал рыжую бороду, обстриг брови, подвел глаза и носил очки. Мельгунов отрицает вхождение в СВ Кусковой и Прокоповича.
2) Относительно С. П. Мельгунова, состоявшего, по словам С. Е. Трубецкого и В. Н. Муравьева, председателем «Союза возрождения» в Москве, припоминаю следующие подробности:
а) после ареста Н. Н. Щепкина он скрывался более месяца в селе Лопасне или его окрестностях (около 70 верст от Москвы, между Подольском и Серпуховом), причем фальшивый паспорт был выдан ему председателем Лопасненского волостного исполкома;
б) у Мельгунова имеется потайной архив, «конечно, не на его квартире» (и, по-видимому, не в «Задруге»), где хранятся различного рода документы и записки, касающиеся деятельности «Союза возрождения» и «Национального центра» в Москве;
в) в день ареста Мельгунов оставил в «Задруге» на письменном столе материалы к сборнику «о деятельности большевиков», в числе которых была статья Котляревского;
г) на издание этого сборника он получил деньги от «Национального центра» (это сказал еще несколько дней перед тем В. Н. Муравьев);
д) «Задруга» как кооперативное товарищество обязано главным образом своим существованием Народному банку (очевидно, бывшему кооперативному Народному банку), где ей открыт большой кредит; Мельгунов задумался над тем, успеют ли и догадаются ли его коллеги по «Задруге» взять эти деньги вовремя из банка;

е) записка, отправленная весной или летом 1919 года за границу (по положению в Советской России), была провезена Фрицем Платтеном, который об этом, конечно, не знал, она была каким-то образом вложена в мешок, запечатанный советскими печатями, который Платтен вез за границу, мешок этот был, конечно, взят при аресте Платтена в Финляндии, однако Мельгунов думает, что Аксельроду удалось извлечь оттуда записку и она в Париж доставлена.
3) Летом 1918 года С. А. Котляревский был у немецкого посланника Мирбаха.
Н. Виноградский
IX
По имеющимся у меня сведениям, «Союз возрождения» находился в следующих условиях.
Весною 1918 года в Москве возникла мысль образовать надпартийную организацию, которая имела бы целью объединить существующие в Москве политические партии на почве общего понимания развертывающихся событий и выработки по поводу их единообразной точки зрения. Меньшевики вначале в СВ не вошли, и, таким образом, в его образовании участвовали три политические партии: эсеры, энесы и кадеты. От первых вошли Авксентьев, Аргунов, С. Маслов и Бунаков, причем вхождение их не было санкционировано ЦК партии. От энесов вошли Мельгунов, Мякотин, Титов и, кажется, Пешехонов с санкции ЦК партии и в качестве делегатов ее, а от кадетов – Астров, Н. Н. Щепкин, Кишкин и Шаховский с санкции ЦК партии, но не в качестве ее делегатов. Бывший тогда в Москве Савинков добивался вхождения в СВ и, очевидно, хотел занять в нем преобладающую и руководящую роль, но не был принят; после этого он занялся самостоятельно образованием военной организации.
В течение лета и к осени большинство из перечисленных лиц уехали на Юг и Восток; и с отъездом Мякотина, образовавшего на Юге официальное ядро, С. В. Мельгунов считает, что группа лиц, образовавшая осенью кружок, персонально являлась не «Союзом возрождения», а представляла собою группировку, разделявшую программу «Союза возрождения».
Что касается Кишкина, то после его ареста в 1918 году он в «Союзе возрождения» участия не принимал, но его встречали иногда на междупартийных собраниях, устраиваемых Прокоповичем и Кусковой.
10 марта 1920 года Н. Виноградский
Х
1) В дополнение к данным мною ранее показаниям припомнил следующее обстоятельство.
Весною 1919 года, в каком месяце не помню, но во всяком случае в период самых крупных успехов Колчака, я, однажды придя к С. М. Леонтьеву, увидел у него на столе печатную листовку формата обыкновенной писчей бумаги под заглавием «Информационный листок» (кажется, № 2 или 3). Содержание его, насколько помню, заключалось в следующем: обрисовывалось движение Колчака, как национальное и не направленное против демократов, а затем помещены были сведения о фронтах, значительно отличающиеся от официальных сводок, сведения о восстаниях с присовокуплением, что официальным данным верить нельзя. На вопрос мой, что это за листовка, Леонтьев по обыкновению отвечал коротко и неопределенно; выражений его не помню, но у меня составилось впечатление, что изданием листовки занимаются социалисты, как привычные к подпольному печатанию. Теперь у меня возникает мысль: не в «Задруге» ли и вообще не «Союзом возрождения» ли это печаталось?
XI
1) В дополнение к предыдущему моему показанию сообщаю, что совещание министров и их товарищей представляется в следующем виде: когда была получена радиотелеграмма о созыве конференции на Принцевых островах, Прокопович собрал всех находящихся в Москве бывших министров Временного правительства и их товарищей (имена их уже известны следствию) и предложил составить декларацию от имени Временного правительства, каковую возможно было переслать через Мельгунова и Аксельрода. Все присутствующие, однако, без исключения, отвергли эту точку зрения, заявив, что они себя членами и правопреемниками Временного правительства не считают, а являются частными лицами. Таким образом, предложение Прокоповича отпало.
По вопросу об отношении главных деятелей кооперации к мероприятиям Советской власти в области кооперации и к роли их при создавшемся в кооперации положении мне известно следующее:
С того времени, как Советское правительство решило подчинить кооперацию общей политике республики и отнять у нее самодавлеющее ее, противоречащее советскому строю значение (образование Центросоюза с правлением на паритетных началах), в кооперативной среде наметились два течения: одно так называемое «соглашательское», то есть стоящее на точке зрения соглашения с Советской властью по кооперативным делам «для сохранения кооперации во что бы то ни стало», наиболее яркими представителями которого считаются Коробов (Центросоюз) и Чаянов. Другое течение, менее многочисленное, непримиримое к мероприятиям власти в области кооперации, олицетворялось С. Н. Прокоповичем.
Последние мероприятия власти в области кооперации (январские декреты, тезисы, принятые апрельской партийной конференцией), по мнению указанных трех моих собеседников, означают полный разгром русской кооперации в случае продолжительности Советской власти, поэтому все работы кооператоров должны быть направлены на то, чтобы сохранить в «советизированных» кооперативных центрах сплоченные ячейки, хотя бы малосознающие и не пользующиеся силой, уступая руководящее влияние, если это нужно, коммунистам; нужно сохранить аппарат и людей (кооператоров). Так, например, Кондратьев полагал, что Льноцентр после включения в Центросоюз той роли, которую имел, играть не будет, самостоятельностью также пользоваться не будет, но ему удастся, пожалуй, сохранить свою структуру и некоторую автономность.
Больше всего кооператоров беспокоит то, что могут быть уничтожены культурно-просветительные отделы, существующие почти при всех кооперативных учреждениях, равным образом их огорчает, что, по-видимому, невозможно будет «пристраивать» и «подкармливать» так называемых бывших людей, которые до сего времени находили в кооперации приют.
Н. Виноградский
15 апреля 1920 года

ПОКАЗАНИЯ С. М. ЛЕОНТЬЕВА
С. М. Леонтьев, 40 лет, бывший дворянин, сын помещика Ростовского уезда Ярославской губернии (имение Воронино, в 24 верстах от Ростова).
Образование – историко-филологический факультет Московского университета.
Отношение к воинской повинности – ратник II разряда.
Прохождение службы: до войны гласный Ростовского уездного земства, председатель уездной управы и гласный Ярославского губ. земства. С начала 1915 года в Главном комитете по снабжению армии Всероссийского земского и городского союза – член Главного комитета и заведующий отделом заказов. С марта 1917 года – товарищ министра внутренних дел (в министерстве Львова), вопросы реформы земских и городских органов. В июле снова вернулся в Главный комитет земгора на ту же должность. В апреле или мае 1918 года был выбран в коллегию Центрального кооперативного товарищества плодоводов и огородников (Плодовощ), где работал до момента ареста.
I
Из Петрограда ко мне действительно приезжала некая Мария Ивановна, которая должна была через меня познакомить некоего Павла Павловича с каким-либо видным московским городским общественным деятелем. С Павлом Павловичем я имел разговор, причем осветил ему положение кооперации в России.
Свидание Павла Павловича с Н. Н. Щепкиным произошло дня за четыре до ареста Н. Н. Щепкина.
Мною действительно было, дано право Марии Ивановне подписать одну телеграмму именем служащего Плодовощи Назарова, который ко мне и направил Марию Ивановну и на которого она сослалась.
Павел Павлович выдал себя за человека, официально уполномоченного вести разговоры от имени Англии.
Я в юности принадлежал к партии кадетов и позднее мне было предложено Ярославским комитетом к.-д. выставить кандидатуру в Учредительное собрание от партии, причем я отказался.
Н. Н. Щепкин просил передать Марии Ивановне, что он согласен на свидание с Павлом Павловичем и что он хочет быть представлен ему под псевдонимом «Иван Иванович». Мария Ивановна просила указать ей для свидания с Павлом Павловичем кого-нибудь из видных городских общественных деятелей Москвы. Явившись ко мне, Мария Ивановна заявила мне, что она познакомилась в Петрограде со служащим Плодовощи гр. Назаровым Егором Яковлевичем, которого я знаю в продолжение нескольких месяцев и который поступил к нам на должность разъездного агента по рекомендации Андрея Евгеньевича Кулыжного, ныне покойного, служившего в сельском союзе. С Марией Ивановной я виделся три раза. Второй раз она с Павлом Павловичем была у меня на службе, причем я передал им, что с ними будет говорить Иван Иванович (фамилию не назвал) на Тверском бульваре, в прихожей Московского областного союза кооперативов, причем Ивана Ивановича Павел Павлович узнает по приметам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105