История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

По его же словам, в Москве в это время был намечен и персональный состав директории как новой государственной власти, причем «Союзом» была выработана форма создания директории. Деятельность СВ проявлялась, по мягким выражениям некоторых членов «Союза», «во взаимной информации и выявлении общих точек зрения», то есть попросту в собирании сведений о продвижениях белых армий, о положении внутри страны, о настроении в советских кругах и в обсуждении необходимых мероприятий для скорейшего сокрушения ненавистной Советской власти. «Союзом возрождения» обсуждались следующие вопросы: а) отношение к Уфимской директории, б) аграрный вопрос, в) рабочий и промышленный вопросы, г) финансы страны, д) отношение к интервенции.
По показанию Кондратьева-Китаева, СВ принимал интервенцию в той или иной форме как нечто неизбежное и стремился поставить ее в определенные рамки при условии, что она будет носить форму помощи русским контрреволюционным силам на определенно договоренных пунктах, охраняющих целость, суверенность и независимость России. Союз принимал меры к превращению своей организации в массовую организацию путем массовой пропаганды. По вопросу об отношении к окраинным движениям СВ было признано, что окраинные движения являются прогрессивными и приемлемыми, если они пойдут под лозунгом «демократии» и будут близки платформе «Союза».
С момента же вхождения в «Тактический центр» (апрель 1919 года) СВ обсуждает все те же вопросы, что и СОД и НЦ, и выносит аналогичные с ними решения. Связанная с московским СВ южная группа, руководимая вождем «Союза» Мякотиным, не только признала власть Деникина, но и открыто разделяла с ним ответственность за массовые убийства им рабочих и крестьян; вместе с Кривошеиным и Федоровым Мякотин подписывал и опубликовывал воззвания, приветствующие Деникина, признавшего власть «верховного правителя» Колчака.
Вступлением в Москве в ТЦ и принятием общей с монархистами СОД и кадетами платформы, признающей власть «верховного правителя» Колчака как Российскую общегосударственную власть, и СВ определенно поставил себя в необходимость военной диктатуры после свержения Советской власти; вместе с ними же СВ обсудил весною 1919 года письмо князя Г. Е. Львова и А. Ф. Керенского из Парижа, порицавших «слишком» реакционный режим Деникина, с ними же он протестовал против активного вмешательства в русские, то есть в деникинские, дела парижских эмигрантов, как оторванных от действительных условий русской жизни (подробности об этом изложены далее в главе о ТЦ). Своим вхождением в ТЦ «Союз возрождения», осведомленный о его мероприятиях через своих представителей Н. Н. Щепкина и С. П. Мельгунова, несет ответственность за деятельность ТЦ и избранной им военной комиссии, руководившей военным заговором в Москве. Через Щепкина и Мельгунова «Союз возрождения» был осведомлен о переговорах «Тактического центра» с представителем английской контрразведки Полем Дюксом и обсуждал предложение последнего о денежной помощи контрреволюционным организациям в Москве.
ЗАРУБЕЖНЫЕ СНОШЕНИЯ СВ
Зарубежные сношения СВ происходили главным образом через Н. Н. Щепкина, в руках которого преимущественно были сосредоточены все сношения с белогвардейцами и Антантой, вся организация шпионажа. При этих условиях наличие особого технического аппарата для сношений представлялось излишним, так как СВ мог пользоваться курьерами НЦ, которые, таким образом, являлись совместной агентурой обеих организаций. От Н. Н. Щепкина СВ в заседаниях своих получал всю необходимую ему информацию.
Связь СВ с Югом, помимо этого, подтверждается обнаружением у С. П. Мельгунова протоколов заседаний белогвардейских организаций на юге, происходивших в марте 1919 года. Мельгунов получил летом 1919 года сведения и материалы от представителя южной организации С. В. Титова через деникинского шпиона ротмистра Донина, приехавшего для союза с «Тактическим центром» и явившегося специально к Мельгунову. Сношения с Западной Европой организованы были С. П. Мельгуновым. На происходившем в феврале у С. Н. Прокоповича совещании бывших министров Временного правительства Мельгуновым было заявлено, что постановление этого совещания по поводу конференции на Принцевых островах могло бы быть отправлено за границу Аксельродом. Принятая же весною 1919 года «Тактическим центром» записка Мельгунова о положении в Советской России тогда же была отправлена тем же Мельгуновым в Париж через Аксельрода. С юга «Союз возрождения» получал информации через члена партии В. Б. Станкевича.

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СВ
Вскоре после образования СВ в Москве возникает и его петербургская группа (по показанию В. Н. Розанова – местная организация СВ для Петербурга и его области, фактически не распространившая своей деятельности за Петербург).
ОБРАЗОВАНИЕ И СОСТАВ
Точно так же, как и в Москве, начало петербургской группе СВ дают кадеты в лице П. В. Герасимова и К. К. Черносвитова. Последнего после ареста заменил Штейнингер, глава петербургской организации НЦ. И, таким образом, в Петербурге, как и в Москве, посредством личной переписки устанавливается теснейшая связь между обеими организациями.
В петербургскую группу СВ входят представители эсеров, энесов и меньшевиков, делегированные местными партийными комитетами; таким образом, в СВ участвуют от меньшевиков – А. Н. Потресов и В. Н. Розанов, от народных социалистов – Я. И. Душечкин, умерший в тюрьме, от эсеров – Левин и Бас (не разысканы).
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Состоя официально подчиненной главенствующей Московской организации СВ, петербургская группа СВ непосредственного контакта с другими контрреволюционными объединениями, за исключением НЦ, не имела, а сносилась непосредственно с Москвой, для чего несколько раз туда приезжали из Петербурга В. Н. Розанов и Потресов – «для взаимной информации», то есть попросту для получения директив центра. Штейнингер в Петербурге играл роль Н. Н. Щепкина, состоя одновременно в обеих организациях. Практически деятельность петербургского СВ аналогична работе многих контрреволюционных организаций 1918–1919 годов, и она заключалась в подготовительных к свержению советского строя действиях, в подготовке всех вытекающих из переворота мероприятий. В частности, СВ выяснил возможность возобновления деятельности «демократической» городской думы после прихода Юденича и реставрации избранной этой думой городской управы.
Заседания СВ происходили на квартирах Волк-Карачевского и Мельгунова.
ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЛЕНОВ СВ
Центральными фигурами Московской организации СВ являются Н. Н. Щепкин и С. П. Мельгунов. Оставляем пока в стороне характеристику Щепкина. Что касается Мельгунова, то он, по его собственным словам, состоял идейным руководителем СВ в Москве, принявшим руководство после отъезда Пешехонова; непримиримый враг советского строя, чающий и сейчас скорого его падения (собственное его показание), человек чрезвычайно активный и деспотически настроенный, он не ограничивает своей контрреволюционной деятельности СВ, а делегируется им в «Тактический центр» и берет на себя и лично, и в качестве главы кооперативного издательства «Задруга» целый ряд ответственных заданий. Таковы отправка документов за границу, составление указателя имен коммунистов, контрреволюционного сборника, субсидируемого для этого НЦ (подробности об этом далее).
Наиболее активным после Мельгунова представляется А. В. Бородулин (представитель «Единства» в СВ), заместитель его в ТЦ и принимавший участие в военной комиссии.
Из остальных оставшихся в Москве и арестованных членов СВ – Левицкий-Цедербаум; принимал участие во всех его заседаниях и информировал «Союз» о настроениях рабочих, о положении в меньшевистских кругах. Кондратьев-Китаев принимал участие в заседаниях СВ и информировал его о настроениях в эсеровских и кооперативных кругах. С. Л. Маслов, С. А. Студенецкий, Филатьев принимали участие в работе «Союза» и наряду со всеми вышеуказанными членами «Союза» были в курсе всех дел СВ и его связей с родственными организациями страны, а также были точно осведомлены о положении его представителей (Щепкина, Бородулина и Мельгунова) в «Тактическом центре» и военной комиссии, возглавлявшей военный заговор против Советской власти в Москве, и об их связи с антантовским шпионажем. Все они воспринимали и разделяли политическую платформу СВ.
В петербургской группе СВ центральными фигурами являются Петр Васильевич Герасимов и Штейнингер (оба кадеты), причем ныне следствием выяснено, что первый в сентябре 1919 года расстрелян под фамилией Грекова. Затем видным и активным членом, несомненно, представляется В. Н. Розанов, привлеченный в августе 1919 года. На его квартире происходили заседания СВ в Петербурге, он же исполнял отдельные поручения «Союза» и ездил в Москву для поддержания связи с центром.
Потресов тоже принимал участие в работе СВ и был в курсе всех его дел и связей.

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР»
ОБРАЗОВАНИЕ ЦЕНТРА
Образование НЦ относится к маю – июню 1918 года. Непосредственным поводом возникновения его следует признать выход кадетов из состава «Правого центра» и СОД на почве несогласия с германской ориентацией последних. Таким образом, группа лиц, стоявших на точке зрения недопустимости какого бы то ни было сближения с немцами и, наоборот, считавших необходимым образование нового Восточного фронта, решили образовать новое политическое объединение, безусловно, верное Антанте, хотя в Москве такое объединение уже существовало в лице «Союза возрождения», в котором имелись даже некоторые кадеты. Было признано, однако, необходимым создать новую организацию, так как в «Союзе возрождения» значение имели социалисты, с которыми нельзя было сговориться по всем вопросам; в СВ к тому же входили кадеты несколько менее черносотенного толка, и, таким образом, для более правых элементов союзнической ориентации там не было места. Это не помешало, однако, некоторым лицам (Н. Н. Щепкин и Н. И. Астров) входить одновременно в обе организации. Более того, летом 1918 года, в период существования германофильского «Правого центра», обе организации, относившиеся к нему определенно враждебно, были между собой чрезвычайно близки, действовали часто сообща, имели совместные заседания и, преследуя общие задачи, предполагали лишь осуществлять их в различной среде.
Осенью 1918 года эта связь ослабла и совместные заседания занимались одновременным участием отдельных лиц в обеих организациях.
СОСТАВ НЦ
НЦ объединил в себе представителей всех несоциалистических политических партий, кроме крайних правых (монархическая организация Кисловского), и представителей всех течений, групп, отброшенных в сторону Октябрьской революцией (представители старообрядческих общин, пров. Онуфриев, некоторые члены церковного собора, «Торгово-промышленного комитета», земских и городских нереволюционных учреждений, кооперативных учреждений и др.) – см.: «Декларация «Национального центра», подписанная Мих. Федоровым, Котляревским и другими.
Персональный состав руководящего ядра «Национального центра», так называемого «Главного правления НЦ», находившегося в Москве (см.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105