История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Б. Каменев, М. А. Лурье-Ларин, А. М. Коллонтай, Д. Б. Рязанов и многие другие, которые, как бы они ни порицали мою политическую позицию и политическое поведение в настоящее время, не откажутся подтвердить, что к шпионажу я касательства иметь не мог.
3) Соглашение между «Союзом возрождения» и «Нац. центром» о совместном ответе союзникам по поводу Принцевых островов было принято в Москве, хотя я не могу точно утвердить, что именно в Москве, потому что я в этом не участвовал. Как именно вырабатывался этот документ, на общем ли совещании, или в соглашательской комиссии, или обсуждался каждой группой отдельно, кто и где вырабатывал проект ответа – в Москве или в Киеве, или где-либо еще, – этих подробностей я не знаю. Никакого делегата: от этих организаций по Советской России для посылки на Принцевы острова не могло намечаться уже вследствие запоздания ответа. Относительно переправы этого документа за границу полагаю, что каждый из участников совещания должен был постараться дать документу самое широкое распространение в России и за границей. Совершенно определенно могу сказать, что петроградские участники «Союза возрождения» этого документа за границу не отправляли. До допроса я ничего не знал о том, что этот документ был переправлен за границу, наоборот, предполагал, что он по адресу не получен, так что назначения своего не достиг. Был ли он когда-либо после и кем именно переправлен за границу, стал ли он там вообще известен, я до сих пор не знаю.
Влад. Розанов

ПОКАЗАНИЯ С. П. МЕЛЬГУНОВА
В московскую группу, примыкавшую к «Союзу возрождения», образовавшегося осенью 1918 года, который является организацией лиц, одинаково мыслящих и входящих в разные политические партии, входили: я, Кондратьев, Н. Н. Щепкин, Бородулин (от группы «Единство»), Волк-Карачевский, Левицкий (Цедербаум) – от меньшевиков; Семен Маслов бывал на более обширных заседаниях и совещаниях; при мне он на заседаниях вышеуказанного круга лиц не был. Розанова я видел раза два на заседаниях «Союза возрождения».
Энесы при первоначальной организации «Союза возрождения», весною 1918 года, вошли в него при санкции ЦК партии народных социалистов; кадеты, по моим сведениям, входили в СВ с ведома ЦК партии к.-д. С.-революционеры (центр) входили, по моему мнению, без санкции ЦК своей партии. То же могу сказать и о меньшевиках. «Союз возрождения» (московская группа) не был строгой организацией с определенной партийной дисциплиной и определенной, твердой платформой. Петроградская группа СВ не находилась в подчинении у московской группы. В петроградскую группу СВ не входил ни один действующий народный социалист. Д. И. Шаховской при мне не был (насколько я помню) ни на одном заседании московской группы «Союза возрождения» с осени 1918 года. Филатьев вошел в московскую группу «Союза возрождения» с осени 1918 года. Деятельность Филатьева в СВ ничем не отличалась от деятельности всех остальных членов СВ, о каковой мной было изложено в моих предыдущих показаниях. Филатьев мог быть на совместном заседании представителей СВ, «Нац. центра» в марте 1919 года, но точно не припомню.
А. Н. Потресов входил в «Союз возрождения» с осени 1918 года; в питерскую группу СВ Александр Николаевич, по его словам, не входил, и вообще в питерской группе «Союза возрождения», если таковую можно назвать группой, помимо Розанова и Потресова никого не было, по моему мнению. После переезда Потресова в Питер я его видел на наших заседаниях не больше двух раз. Определенно не помню присутствия Потресова на наших заседаниях весною 1919 года; видел ли я его там же летом 1919 года, утверждать не могу. Розанов приезжал летом из Питера раза два. Маслов редко бывал на заседаниях московской группы «Союза возрождения», по крайней мере, я его редко видел. Часто я видел Маслова на заседаниях представителей политических партий, примыкавших к СВ в 1918 году. Я не слышал, чтобы Маслов вступлением в московскую группу порвал с партией с.-р., Кондратьев же из партии с.-р. вышел. Связано ли это с его вступлением в СВ, не думаю.
Заседания вышеупомянутой группы происходили по субботам (раз в неделю) на квартире у Волк-Карачевского.
Я не считаю себя председателем московской группы «Союза возрождения», но допускаю, что при моей импульсивности меня могли считать руководителем этой группы.
Обычно на заседаниях группы председательствовал Н. Н. Щепкин, как старейший, я же иногда в его отсутствие его замещал. Допускаю, что председательствовать мог также и Филатьев.

МОЕ ОТНОШЕНИЕ К СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Всегда, поскольку позволяло время, я считал своим долгом участвовать во всякого рода собеседованиях. При отсутствии печати это была единственная возможность влиять на общественное мнение если не страны, то некоторых, по крайней мере, групп интел лигенции и, таким образом, противодействовать взглядам, которые считал вредными. Своих взглядов я никогда не считал нужным и возможным скрывать. И если бы существовала печать, я, конечно, продолжал бы писать в духе тех статей («Борьба до конца» и др.), за которые было закрыто московское «Народное слово».
Вкратце сущность моей позиции можно охарактеризовать в следующих словах. С самого начала революции я являлся горячим сторонником так называемой коалиции – в ней только видел правильный путь революционного строительства. В то же время был решительным врагом всякого рода демагогии, которая только губила революцию, создавая нечто эфемерное. Эсеровская тактика давала наглядный образец. Большевистский октябрьский переворот зиждется на тех же основаниях. В силу одного этого я занял к новой власти крайне отрицательное отношение, и отношение мое, пожалуй, мало изменилось за истекшие два года, кроме, конечно, острот. Оценивая положение дела в исторической перспективе, я и по сие время, несмотря на то, что Советская власть вышла победительницей из гражданской войны и налаживает свои взаимные отношения с Западной Европой, не считаю, что объективно имеются данные, указывающие, что современный «коммунизм» превратится у нас в более или менее прочный государственный строй. Видимый успех Советской власти объясняется для меня вовсе не сочувствием ей со стороны населения, а раздробленностью русских общественных сил и той реакционной политикой, которая главенствовала в окраинных движениях. Фактически мы имеем даже не диктатуру для пролетариата, обреченную в конечном результате на неизбежный крах. Относясь всегда отрицательно к идее диктатуры одного класса, я должен еще с большим отрицанием отнестись к группе, диктаторство которой опиралось на своего рода преторианство. Советская власть в действительности плодит в России не коммунистов, а новую буржуазию. И именно этот класс собственников, возросший на хлебах коммунистических, должен будет во имя своих интересов, в точном согласии с марксистской теорией о борьбе классов ликвидировать Советскую власть. Здесь будет неизбежно свое 9-е термидора.
Если я не прав в подобной оценке действительности, то другие соображения и наблюдения указывают на невозможность осуществления социалистического строительства в том духе и в том масштабе, которые практикует современная власть. Диктатура для пролетариата могла бы найти себе известное историческое оправдание в объективных социальных и экономических условиях. Их, между тем, в наличности нет. Социалистического фазиса при оценке событий в мировом масштабе быть не может. Западная Европа еще не являет того, что напоминало бы собой приближение социальной революции. При таких условиях винт социалистического строительства вне объективных условий времени, с моей точки зрения, является общественным преступлением – перед потомством. При подобной оценке вопрос о методах, при помощи которых продолжается опыт, выдвигается на первый план. Многие из идей, осуществляемых властью, я разделяю, но все ее методы мне органически ненавистны, так как все то насилие, которое я наблюдал, не находит себе никакого исторического оправдания. И в жизни получается какая-то карикатура даже на коммунизм: нарушаются самые элементарные основания так называемого научного коммунизма. Я не могу примириться с тем исключительным произволом, который царит во всех областях жизни, с тою, наконец, системой террора, которая введена была в принцип государственного строительства до последнего времени.
Из этих положений вытекает вся моя положительная политическая деятельность. Отнюдь не считая возможным скрывать своих взглядов и стараясь скорее своей аргументацией воздействовать на инакосмотрящих, я развивал подобные взгляды А. П. Аксельроду и т. Платтену. Когда они у меня были зимой 1919 года, я старался по мере возможности информировать Аксельрода, уезжавшего за границу, о современном положении России в политическом и экономическом отношениях, о возможности прочного будущего и настроениях в различных политических группировках, считая в высшей степени целесообразным подобное осведомление политических деятелей в Западной Европе. Специально никаких поручений Аксельроду, конечно, давать не мог, а равно и передавать через него каких-либо специфических материалов.

О РАСШИРЕННЫХ СОБРАНИЯХ

Если на заседаниях группы СВ от времени до времени и присутствовали те или иные лица, но назвать их не имею морального права. Наименование их означало бы приклейку им определенного ярлыка, что едва ли соответствовало действительности и что едва ли соответствует достоинству допрашиваемого.
Каких-либо расширенных собраний членов СВ не было: 1) не было в наличности таких членов; 2) не было для них почвы при отсутствии практической работы.
О собраниях представителей партии весной и летом 1918 года я уже говорил. С осени 1918 года таких собраний более не происходило.
Зимой и весной 1919 года я присутствовал лишь на нескольких объединенных заседаниях с представителем «Национального центра» и на редких довольно беседах представителей московской интеллигенции, устраивавшихся от времени до времени совершенно произвольно, в зависимости от вопросов, которые ставила текущая жизнь и на которые являлась потребность обменяться мнениями. Такие беседы отнюдь не устраивали какие-либо организации. Чаще всего они происходили по частной инициативе. Предметом такого рода собеседования служила информация того или иного лица, того или иного распоряжения Советской власти (например, декрет о кооперации), события вроде созыва конференции на Принцевых островах, настроение (например, усиление соглашательских тенденций по отношению к Советской власти), собрания, которые устраивал Горький, и т. д. Сходились на такие совещания люди разных взглядов. Изложить эти взгляды затруднительно. Естественно, что никаких конспиративных взглядов на них не поднималось. На таких собраниях я встречался с С. Н. Прокоповичем. Не беру на себя смелость излагать его взгляды, на что я не имею решительно никакого права. Могу только отметить, что Прокопович не примыкал к платформе СВ (во всяком случае, в ее целом), и он всегда усиленно подчеркивал, что для него неприемлема никакая интервенция, в какой бы форме последняя ни выражалась.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105