История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


1) открытое поведение монархизма и 2) скептическое отношение ко всякого вида соглашательствам с теми, кого мой единомышленник в этом вопросе П. Н. Милюков еще в первую революцию 1905 года называл левыми ослами и кого я с присущей мне мягкостью называю просто русскими социалистами.
Без всяких оговорок признаю себя по обоим пунктам виновным, но в качестве смягчающих вину обстоятельств приведу по каждому пункту обвинения в отдельности нижеследующее.
1) Грех монархический
Не говоря о том, что грех этот я разделял вместе со всей партией со дня ее основания и до злосчастного дня начала марта 17-го года, когда вся Россия оказалась вдруг состоящей из одних только убежденных республиканцев, я могу с чувством большого Удовлетворения констатировать, что, если не все без исключения, то огромное, подавляющее большинство наших партийных друзей считает, что монархия грядет, что монархия неизбежна и что, дай
Бог, чтобы грядущая монархия оказалась монархией достаточно либеральной, достаточно приличной и не попала в русло идей Маркова-2-го.
Чувство удовлетворения по этому поводу я испытываю потому, что согласно партийному кодексу вопрос о форме правления считается у нас вопросом политической целесообразности, вопросом техническим, а не принципиальным. Поэтому если ходом вещей le qros партии будет приведено к признанию монархии по мотивам политической целесообразности, то в ее рядах найдется место и для таких еретиков, которые остаются монархистами по убеждению, независимо от тех ветров, которые дуют в данный момент.
К таким еретикам я принадлежал всегда, и это очень хорошо известно всем моим политическим друзьям. Против изменения § 13 нашей программы я всегда протестовал и продолжаю считать вместе с очень многими партийными друзьями, что в тот день, когда этот § был нами изменен, партией была совершена труднопоправимая политическая ошибка. Насколько я никогда не делал секрета из моего глубокого убеждения в том, что либо будет единая Российская империя, либо единой России не будет вовсе. Я приведу для справки эпизод, свидетелем которого был дядя К.
При моем вступлении в Москве в «Союз возрождения» я заявил, что я монархист, и поставил вопрос о том, насколько это совместимо с моим пребыванием в «Союзе». В. А. Мякотин дал на этот счет вполне успокоительные разъяснения и сказал, что различные оттенки политической мысли даже желательны. Я вышел из «Союза» ….. в тот день, когда мне было заявлено, что для всех членов
«Союза» платформа коллегиальной власти обязательна, а платформа единоличной военной диктатуры недопустима.
Вопрос о природе временной переходной власти не есть, конечно, вопрос о форме правления, но и по этому вопросу могу сообщить для справки, что здесь, на Юге, партия в целом так же, как и НЦ, стоит без всяких оговорок на полном отрицании временной власти, конструированной по соглашению партий и политических групп в форме директории или иной коллегии, и всецело поддерживает идею единоличной военной диктатуры.
Возвращаюсь к вопросу о монархии. По-видимому, наибольшие нарекания вызываются не моим отношением к этому вопросу по существу, так как отношение это моим политическим друзьям давным-давно известно и никогда не омрачало их добрых ко мне отношений, а главным образом тем, что я не делаю из этого секрета и для читающей публики.
По поводу моих заявлений в печати я сказал бы, что если монархия действительно грядет, то никакого ущерба интересам партии не будет нанесено тем, что в ее рядах имеются не только монархисты по целесообразности, но и монархисты по убеждению, не считающие нужным скрывать своих взглядов даже и тогда, когда эти взгляды не отвечают направлению попутного политического ветра. Само собою разумеется, что все такого рода заявления делались мною лично от своего мнения, и ни партии, ни ЦК я не «компрометировал».
2) Грех антисоглашательства
Здесь я чувствую под ногами гораздо более твердую почву, с точки зрения партийной ортодоксии. Соглашение с теми, кто все силы свои употреблял на то, чтобы мешать созданию и укреплению той власти, которая теперь с таким трудом все-таки создается, с теми, кто теперь готов признать эту власть постольку, поскольку партийной программой не предписывается. Это – с одной стороны. А с другой – наш общий друг Н. И. в тех мягких формах, какие свойственны его мягкой натуре, столь ясно и столь исчерпывающе описал тщету и практическую бесцельность таких соглашений, что мне от себя прибавлять к этому, пожалуй, и нечего. Мы все готовы были бы идти таким широким антибольшевистским фронтом, каким это только оказалось бы возможным, но ни У кого или почти ни у кого из нас на этот счет не осталось иллюзий. Как сообщает Н. И., мы не оставляем попыток вести разговор и налево и направо, но не обольщаем себя сколько-нибудь серьезными надеждами на успех этих разговоров.
Дорогие друзья, да не смутит вас то, что пишет вам Н. И., и то, что пишу я. Там, в Москве, в сердце России, вам многое должно казаться в ином свете, чем мы это видим здесь. Многое хотелось бы еще сказать вам, чтобы вы поняли и нашу точку зрения, но надо торопиться кончить письмо. Здесь, на Юге, мы живем в самом котле бурлящем, в котором вывариваются части будущей единой России, и сравнение и сопоставление этих частей иногда бывает очень поучительно. Вот две республики – Кубанская и Донская. Между ними и за ними – территория Добровольческой армии – теоретически страна неограниченной власти единоличного военного диктатора. Только что покончила существование и еще одна республика – Крымская. У нас, в стране неограниченной диктатуры, полная свобода печати и режим, который иногда вызывает нарекания за его излишнюю мягкость и терпимость. В соседних республиках, особенно в Донской, – режим ежовых рукавиц. На Дону предварительная цензура. Екатеринодарские газеты туда не допускаются. Это одна сторона медали, а другая – упрямая, настойчивая и злобная самостийность, враждебное отношение к самой идее единой России. На днях в здешней социалистической самостийной раде один из депутатов сказал, что кубанцы не могут мыслить Кубани иначе, как в составе единой России. Мы поедем освобождать Москву, закончил он. Что тут поднялось. Шипение, иронические злобные возгласы, протесты и т. п.
Республику Керенского мы видели (очень похожа на нее была республика Крымская), республики казачьего типа мы видим. Разрешите же верить: из возможных в России и способных удержаться в ней режимов не будет терпимее и либеральнее хорошей конституционной монархии, которая одна способна соединить воедино всю Россию и которая сама вынуждена будет оградить себя от обвинения в реакционности. Должен кончить. Шлю сердечный привет московским друзьям, а дяде К. особливый.
Ваш В. Степанов
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЧЛЕНА РВСР С. И. ГУСЕВА ПО ПОВОДУ ДОКУМЕНТОВ, ВЗЯТЫХ У Н. Н. ЩЕПКИНА
ДОКУМЕНТ № 1
Небольшая записка с верным изложением плана наших действий от Саратова. В записке перепутаны сведения, относящиеся к разным моментам. Спор о плане представлен в совершенно неверной перспективе. Спор был не с Бончем, а с Сокольниковым. Спор с Бончем по повод) его предложения о создании резерва в Брянске был мимолетный и совершенно не имел того крупного значения, какое приписано ему в записке. Неосведомленность информатора о споре с Сокольниковым, преувеличение значения Бончевского предложения исключают предположение, что это сообщение дано с Южфронта. Источник – Серпухов, где разговор (не спор) с Бончем велся. Не исключена возможность, что Бонч где-нибудь говорил об этом, его рассказ подхватили и куда следует сообщили. Несмотря на категорический тон записки, ей, видимо, большой веры не придали (вероятно, случайный и несерьезный источник), и в документе № 2 этот план повторен, но с осторожной оговоркой: «Есть указания, что». А в документе № 6, несомненно, более позднем, сведения сообщены с указанием на то, что они безукоризненно проверены, – следовательно нуждались в проверке. Вывод: документ № 1 – случайная информация, которая позже была проверена у вполне надежного информатора. Сведения устарелые.

ДОКУМЕНТ № 2
Самый важный из всех. Содержит: 1) список номерных дивизий к 15 августа, 2) сообщение о приказании перебрасывать все на Южный фронт с Восточного и Западного (сообщение неверное и представляет, вероятно, кулуарный штабной слух), 3) сведения из документа № 1 (в сокращенном виде, но добавлено новое сведение, что резерв у Саратова будет для II и X армий), 4) сведения об артиллерии Южфронта, 5) план действий группы Селивачева с указанием состава группы (XIII и VIII армий), 6) сообщение о переводе б. штаба Востфронта в Брянск и 7) штабной слух о назначении Климовича командующим Туркфронтом, а Шварца – его начштабом. Документ № 2 несомненный сборный и представляет сводку сведений, полученных из разных источников. Наряду с верными и точными сведениями в документе есть неверные сообщения, наряду с очень запоздалыми – самые свежие. Документ составлен 26–27 августа, т. к. 1) сведения об артиллерии Южфронта относятся к 24 августа, 2) сведения о переводе штаба Востфронта в Брянск – к 26 августа.
1) Список номерных дивизий весьма точная и весьма полная копия с боевого расписания или с карт оперативного управления. Во всяком случае, список скопирован не с украденной из Полевого штаба карты, на которой сведений имелось значительно меньше. (Тот же порядок армий на фронтах, тот же порядок дивизий (от правого фланга к левому.) Список, несомненно, штабного происхождения, т. к. содержит также новые данные оперативного и организационного характера на всех фронтах, которые могли быть получены только из Полевого штаба: переброска 21, 22 и 28-й дивизий, отделение Туркестана от Востфронта, организационное соединение частей III армии в 51-ю дивизию. Две-три явные описки, Два незначительных пропуска и одна ошибка не опровергают этого убеждения. Даже ошибки явно происходят из Полевого штаба. 24-я дивизия ошибочно включена в списке в состав войск Турк-Фронта. Это действительно в свое время предполагалось, но затем отменено. Отсутствие сведений о численности дивизий и данных запасных частях и о новых формированиях и включение новых сведений, не вошедших в боевое расписание (хранящееся в административном управлении), но, безусловно, происходящих через оперативное отделение, – все это с несомненностью указывает, что список исходит из оперативного управления.
2) Сведения об артиллерии Южфронта чрезвычайно точны К 23 августа, по сведениям инспектора артиллерии Полевого штаба, там имелось 764 ор. В документе, который дает сведения парой дней позже, – 768 орудий. По калибрам числа не совпадают. В документе число тяжелых орудий значительно преувеличено (но неизвестно, чьи сведения ближе к истине). Сведения исходят от инспекции артиллерии Полевого штаба.
3) Сведения о плане действий группы Селивачева весьма точны, хотя и содержат кое-какую отсебятину. Как и по отношению к группе Шорина, информатор слабо осведомлен в организационной стороне и гораздо больше осведомлен в оперативной. Сведения сильно запоздали и исходят не из штаба, во всяком случае, не из оперативного управления и не от крупного штабного служащего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105