История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Мы протестовали. А с падением французов, с обнаружением того, что у присланных сюда французов животные инстинкты и злоба одержали верх над доблестью и благородством, англичане резко изменили свою политику в отношении к нам и дали образец высокой культуры и человечности; их помощь армии Деникина, их заботливость о русских беженцах, которых французы держали как скотов, умиляют и вызывают чувство глубокой признательности; это действительная помощь в трудную пору, какова будет плата за эту помощь, (пока) это не смущает. Платить нам придется всему миру, думаю, что охотнее русский народ будет (платить) за услугу друзьям, нежели тем, кто обманул его и ……………….. оскорбил именно, как поступили французские «колониальные» генералы с нами и как поступают французские социалисты, защиты которых поехали искать наши неудачливые политиканы из Одессы. Недалеко то время, когда причины позорного оставления французами Одессы и ранее Николаева и Херсона с несметными запасами нашего военного добра, которое они не дали нам взять, будут обнаружены. У нас есть достаточное количество данных, чтобы не без основания предполагать здесь сознательное предательство подкупленного германцами (злоба) колониального полковника Франше Д'Эспере. Говорят, что французы (конечно, одесские) оставили ее по распоряжению немцев.
Ну, это уже перевернутая страница. Давайте читать и понимать ту, которая еще перед глазами.
Итак, состоялось наконец у нас то «объединение справа налево, то правильное и (смелое) взаимодействие для разрешения ближайших тактических задач, без которого нет надежды на возрождение государства». (Россия)…….. здесь признать ту власть, которая……была способна обладать и необходимой мощью и непреклонной решимостью освободить Россию от большевиков и восстановить государственное единство. Говорят, один крупный большевик после объявления ему приговора сказал: «Дело наше проиграно, мы погибаем, но и вам ничего не удастся сделать, так как вы все передеретесь между собой при создании (власти)». Это знаменательные слова, их мы должны помнить.
На ваш вопрос я отвечу так. Теперь, когда мы видим, что сила растет и могучим потоком вливается в хаос жизни, когда видим могучие шаги Колчака, а Деникин идет на соединение с ним, теперь эти психологические процессы становятся более общими и объединяющими, чем это было в гнусный период подлой болтовни и тупого политиканства в Одессе. Именно теперь, когда эту праздно болтавшуюся и позорно бездействующую в Одессе компанию вышибли и наиболее зловредные и тупые элементы ее бросились жаловаться своим политическим компатриотам в Париж (интересно, что в Париж свободно пропускают только социалистов), другие же, близкие к постоянной и полной политической неврастении, приехали сюда.
Мы их встретили вполне дружественно, (и первым) нашим словом было указание на необходимость установления полных соглашений и взаимодействий. Мы предложили установить организованную связь между НЦ и….. лиц из двух ……….. гальных бюро ……… персонального вкрапливания отдельных членов НЦ, не разделяющих догмата директории, еще в Одессе попросту исключали из состава «Союза возр.»… Это обстоятельство, как вы понимаете, не может послужить к вящему укреплению дружбы. Наши вынуждены были….. заявить, что вне зависимости от отношения к этому догмату они выходят из «Союза»; я вышел раньше, после заявления «С. возр.» о том, что «Союз» не признает за главнокомандующим права законодательной власти, а так как я принимал участие в осуществлении этой власти, то должен был сделать выбор между «Союзом» и главнокомандующим (казалось, все это должно было иметь последствием…..) отношений. Но это так. Мы продолжаем настаивать переорганизовываться во взаимоотношениях между обеими группами. В этом отношении приходится иметь в виду, с одной стороны, заявление Челищева о том, что мы готовы признать власть Верховного правителя и Совет Министров при нем, как власть, фактически возникшую, а с другой стороны, – что нет здесь никого, кто бы являл собою нечто значительное и ценное. Итак, два прежних руководителя делают связь с нами НЦ персонально интересной, но реально почти бессильной. Деникин был с ними очень обходителен, объявил им откровенно свои взгляды и условия, в которых приходится вести дело. Они увидели воочию, что имеют дело с настоящим и честным демократом, остались удовлетворены, но оппозиционный дух остался по-прежнему (живым) и ядовитым. И в этом я вижу настоящее положение в (будущем) строе. Это хорошая ….. оппозиция в будущем. Другой роли … участников в осуществлении власти я не вижу и не чувствую……ет опять скольжение н……..как опыт показал им нет…… и естественных границ …… «товарищескими» узами связаны со всеми социалистами вплоть до ….. опыт Крыма дает новое доказательство (нежелания) соединиться в совместных попытках для укрепления и осуществления (власти) ….. природы он… н…ого к бесконечной невыгоде общего дела и ……ом случае, теперь для достижения тактических задач (необходимыми) в полном объединении. Дело все же осложняется тем, (что есть не) одни тактические задачи. Здесь есть участие в укреплении и осуществлении власти. Приобщать их к этому управлению …… и трудно. В этом осложнение.
Ниже скажу…………: современным аппаратом власти и военно поход…………о котором мы нередко говорили с вами в Москве……… на том, что близкие нам социалисты, для дос………направили свою энергию на воздействие на саму …….. политических младенцев, заседающих в опасно Кубанской Раде, и обещали (действовать) в согласии с нами. Им эта власть сподручнее…… жиды и, с позволения сказать, социалисты. Они на это предложение обиделись, воздевши кверху длани, остались рассержены.
В «Союзе городов Сев. Кавказа» треплют опять неисправимую ерунду о безграничном народоправстве, которое должно быть немедленно осуществлено без всяких ограничений возраста и оседлости. Вот …….
Что касается объединения направо, то, увы, оно так полно, что мы задыхаемся в объятиях ……друзей. Иногда эти объятия слишком жарки и тесны. Вот, например, недавно они за нашу критику и возражения против Некрасова как товарища мин-pa внутр. дел провалили нашего дорогого Астрова.
Они видят в нас осторожных противников их вожделений и стихийного их стремления к реставрированию старых приемов управления, старых обычаев, законов и имен. С ними у нас идет несомненная борьба (помимо) практического дела и работы. Но в понимании тактических задач мы связаны и объединены. Связь с ними поддерживают некоторые из наших друзей.
Кто же это «мы», спросите Вы не без смущения. Нет для этих «мы» блестящей эволюции, столь опасной для достижения широких целей. «Мы» – это круг лиц, которые среди киевского и одесского бедлама, среди екатеринодарской суровости и настороженности окружаем Деникина и вместе с ним медленными, но все же настойчивыми шагами идем к достижению того, что составляет предмет наших верований. Наша цель вполне определяется теми словами, которые вы сообщаете нам в вашем письме. Мы стремимся к воссозданию государственности, государственного единства, начал порядка, правды и свободы, к созданию условий для экономического и культурного подъема на основах проявления широкой инициативы и восстановления права частной собственности с осуществлением новейших и государственно необходимых аграрных и других социальных реформ. Это наши слова и это наши цели, и для достижения их мы уже (сочетаем) действия. На почве действий мы приходим в столкновение с главными, столкновения создают борьбу… нос тактические цели остаются одни. Борьба заставит ускорить процесс по коренному формированию державы Российской. Вопрос этот поставлен. Он раздражает. Но сейчас не до приятных галантностей.
Теперь два слова о походном управлении и о нашем законодательствовании. Не бойтесь. Мы не увлечены этим законодательным творчеством. Делается минимальное, но такое, без чего нельзя установить и примитивного порядка, о котором вы пишете. Вы не представляете себе, до какой степени расхлябано сейчас все и как люди разнуздались и каждый стремится урвать кусок той власти, которая упала вместе с падением государства. Одних порывов и распоряжений (недостаточно), приходится устанавливать более широкие нормы, устанавливать связь с законами… царскими. Временного правительства… (А если нет), то приходится законодательствовать. Но поверьте, что мы (понимаем), что в земельном вопросе центр тяжести не в общей ….. установлении взаимных отношений между ограбленными собственниками и теми, кто фактически обрабатывает сейчас……… во всех других случаях законодательствования показал.
Итак, призыв ваш к объединению мы приемлем (всей силой разумения). Он вполне отвечает нашему сознанию и душевному настроению, но много тут тяжелого и жестокого. Объединение с …………….. вот главное объединение. На это мы возлагаем наибольшие наши надежды. Опять повторяем, мы только одно из слагаемых. При сочетании с ним, я надеюсь, нам удастся создать то (собрание) сил, которое нужно России. Поэтому и вы, наши родные ученики, не смущайтесь. Пусть у вас слагается и крепнет среда объединения и связанности. В эту среду вольемся и мы, несколько более индивидуально по настроениям. Но в нашей среде эти индивидуальности получат надлежащую обработку, получат сцепление с другими частями и создадут одно целое, которое, как вы говорите, будет подлинно национальной и государственной властью, которая обеспечит спокойствие и порядок и в то же время поймет и учтет реальные потребности народных масс и поймет невозможность восстановления старого.
Относительно денег и сметы, которые вы нам прислали, с сожалением должны сказать, что мы денег не имеем. Обращаться за ними к союзникам мы не можем, придется вопрос этот поставить в здешних военных органах…

[ПИСЬМО В. А. СТЕПАНОВА]
Дорогие друзья, курьер был готов к отъезду, когда мы получили ваше сообщение из Москвы. По просьбе Н. И. и П. И. мы опять задержали курьера, чтобы иметь возможность послать вам ответ на Ваше сообщение. Просмотрев посылаемые вам материалы, я вижу, что общая информация настолько полна, что добавлять к ней нечего. Поэтому я ограничусь немногими словами prodoma sua. Хотя, по словам дяди Коки, мое личное мнение никому не интересно и опасно лишь постольку, поскольку оно может быть воспринято как мнение ЦК, я именно хочу изложить вам это «личное» мое мнение. По двум причинам: 1) может быть, и сам дядя К. в одну из своих добрых минут не отнесется к нему столь пренебрежительно и 2) потому еще, что мои еретические, с московской точки зрения, взгляды имеют сторонников как среди наших партийных друзей вообще, так и horribile dictu в среде ЦК. Не существует путей и способов определить, на чьей стороне партийное большинство, но я не падаю духом и не теряю надежды на то, что, когда такие пути и способы явятся, мне не придется влачить жалкого существования в рядах партийного меньшинства. И еще последнее: я не знаю, в каком виде дошли до вас высказанные мною, не интересные дяде К. суждения. Поэтому я предпочитаю изложить их сам так кратко, как это окажется возможным.
Насколько мне известно, состав моего преступления слагается из двух элементов:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105