История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Так было на Северном Кавказе, так будет и на Донецком фронте.
Большой для нас неожиданностью было оставление Перекопа. Главная причина этого в том внутреннем положении Крыма, которое для небольшой, но вполне достаточной для обороны перешейка части Добровольческой армии создавало угрозу оказаться стиснутой и с фронта и с тыла. С фронта – наступающими большевиками с Совдепии, с тыла – большевиками, задержанными попустительством Крымского правительства и какой-то бессознательной провокацией французов. Наши части оставили Перекоп, отошли к Керчи. Весь Крым, за исключением Керчи и Керченского полуострова, занят кожаными.
Связь с адмиралом Колчаком становится прочнее и прочнее. Генерал Деникин и адмирал Колчак недавно обменялись письмами. Любопытно отметить, что эти два письма, почти тождественные по содержанию и настроению, разошлись в пути, так что ни одно из них не было ответом на другое.
Оба, и ген. Деникин, и адм. Колчак, все свои усилия направят на то, чтобы поскорее сомкнуть фронт, чтобы создать единую армию, единое командование, единое правительство единой России. Все личное, частное у обоих отходит на задний план. Оба выражают уверенность, что соглашение их последует тотчас же, как только они встретятся, и оба заранее готовы подчиниться друг другу.
В том, что соглашение действительно последует, что мы действительно получим единое командование и единую временную верховную власть, сомнений, конечно, никаких нет и быть не может. Пока же этого соединения не произошло. Восток и Юг идут с разных сторон к единой цели и каждый делает, что может.
Москва – вот тот маяк, который одинаково ярко светит и на Восток и на Юг, и в лучах этого маяка сливаются наши помыслы и усилия.
Христос Воскресе. Пожелаем друг другу побольше бодрости и сил и побольше веры и в себя и в Россию.
Всей душой ваш В. Степанов

[ЗАПИСКА П. Д. ДОЛГОРУКОВА]
Кн. Павел Дмитриевич Д [олгоруков] просит передать Е. В. Юрьевой, Моховая, четырнадцать:
1) Постарайтесь прислать моего белья, простыни, платки, мягкие рубашки (ночные), наволочки, две пары ботинок, летнюю фуражку.
[Крашевскому: ] На случай ликвидации режима в доме, имениях иметь на местах лиц для приемки и сохранения имущества.
Известие о друзьях и заключенных. Сердечный привет всем.
Здесь я, Ник. Иван., Соф. Влад., Вас. Алек., Пав. Иван., Фед. Ив., Мих. Мих. Салазкин, Соколов. Дела много. В марте в Ялте был съезд ЦК (одиннадцать чел.). Объединились организационной и тактической резолюциями. Волков командирован в Сибирь. Иван Ил.1 и крымские товарищи бежали в Константинополь. Здоров. Самочувствие хорошее. Брат в Сочи. Будьте бодры. Сердечный привет. Надейтесь на лето. До свидания. П. Долгоруков.
19 апреля (2 мая) 1919 года

ПОЛОЖЕНИЕ НА ФРОНТЕ И ВТЫЛУ

Общее положение. Тяжелое впечатление, произведенное на всех наступающих с армией Деникина отходом французов, очень быстро сгладилось под влиянием дружественных шагов Англии, и, если стратегически потеря Одессы и Севастополя тяжела, обстоятельство это уже не отражается на нашем настроении, и все здесь бодро смотрят в будущее.
Флот. Безопасность Черного моря энергично ограждается англичанами, блокирующими Одессу. Большевики в море не показываются. В Новороссийске стоят суда ДА.
Крым. ДА удерживает Керченский полуостров при помощи англичан, которые беспрерывно с флота бомбардируют узкую часть полуострова.
Донской и Донецкий фронты проходят по линии Мариуполь – Юзовка – Луганск – Каменская и загибается с востока к Великокняжеской. В большевистском тылу в Донской области серьезноt восстание казаков. Ожесточение обеих сторон невероятное.
Северо-Кавказский и Царицынский фронты. В середине апреля ІІ армия большевиков нажала с востока и заняла станцию Торговую. С 20 апреля ДА ведет наступление по всему фронту с перерывом чуть ли не до Каспия. Захватила много пленных, трофеев и вышла в тыл большевикам со стороны Царицына. Операция не закончена. Англичане блокируют Астрахань.
Южно-Кавказский фронт. Грузины несколько раз в тяжелые минуты нападали на ДА на побережье, организуя иногда банды из большевиков, но обычно терпели поражение. Теперь англичане, по-видимому, решили покончить с Грузией и оккупировать Закавказье. Граница с Грузией севернее Гагр.
Красная Армия. Нам известно разложение Красной Армии и имеем ряд свидетельств от перебежчиков. Но все же резервы у них велики, и митингующих часто они заменяют новыми. Бои ведутся всегда с численным превосходством противника и все же нередко бывают для нас удачны при отношении 1 к 30. Сделано очень много для пропаганды среди красных.
Помощь союзников. Англичане осуществляют свою помощь методично и беспрерывно. Пока ими доставлено все на армию в три тысячи человек. Все превосходного качества, все солидно, всего много. Завалены медикаментами. Есть гидропланы, дирижабли, бронированные аэропланы с летчиками англичанами. Понемногу армия переодевается в английскую форму; ожидаем дальнейшие транспорты.
Условия жизни общие. Скученность чрезвычайная, но все же живем сносно. Свирепствовал сыпной тиф, теперь значительно уменьшился. Дороговизна средняя. Хлеба на Кубани много, урожай превосходный. Не верьте никаким слухам о забастовках и проч. В Екатеринодаре все спокойно. Все ваши друзья живы и здоровы, не имеем сведений только от………………………………………..Крымское правительство и 398, 45, 42, 52, 46, 53, 15………… успели выехать за границу, Степанов выехал с поручением в славянские земли. С Колчаком налаживается сообщение, к нему выехали месяц тому назад [Набоков и Ратьков-Рожнов, Романовский и Безобразов. Просят сообщить в контору Садовая, 21, что они здесь и здоровы. Первые уехали в Уральск. Герасимов с семьей здесь; просит сообщить сестре, что все здоровы].
ДЕКЛАРАЦИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ
ОФИЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОСОБОГО СОВЕЩАНИЯ
ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮРЕ РОССИИ

10 (23) апреля главное командование на Юге России обратилось к правительствам союзных держав через их официальных представителей со следующей декларацией:
«Прошу Вас довести до сведения Вашего правительства о том, какие цели преследует командование вооруженными силами Юга России в вооруженной борьбе с Советской властью и в государственном строительстве:
1) Уничтожение большевистской анархии и водворение в стране правового порядка.
2) Восстановление могущественной единой и неделимой России.
3) Созыв Народного собрания на основах всеобщего избирательного права.
4) Проведение децентрализации власти путем установления областной автономии и широкого местного самоуправления.
5) Гарантии полной гражданской свободы и свободы вероисповеданий.
6) Немедленный приступ к земельной реформе для устранения земельной нужды трудящегося населения.
7) Немедленное проведение рабочего законодательства, обеспечивающего трудящиеся классы от эксплуатации их государством и капиталом.
Главнокомандующий вооруженными силами на Юге России
генерал-лейтенант Деникин
Председатель особого совещания генерал от кавалерии
Драгомиров
Члены особого совещания: Астров, Безобразов, Герасимов, Лебедев, Лукомский, Маслов, Нератов, Никифоров, Романовский, Степанов, Цакони, Чебышев, Челищев, Шипов, Шуберский, Энгельнэ, Федоров
г. Екатеринодар, 10 (23) апреля 1919 года».

[ЗАЯВЛЕНИЕ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА» ДЛЯ ЗАПАДНОЙ ПЕЧАТИ]

Тягостные события на Юге России, приведшие к падению Одессы и Крыма, подвергли суровому испытанию франко-русскую дружбу. Неожиданное решение французского командования об уходе из России, стремительная эвакуация южных портов, отказ в помощи в момент последней борьбы с большевиками – все это не могло не породить тяжелых сомнений. Русские патриоты и Добровольческая армия, вступившие в непримиримую борьбу с большевиками, когда эти последние прекратили войну с Германией, увидели себя оставленными со стороны своих давнишних друзей, с которыми, казалось, навсегда их связали бесконечные жертвы минувшей войны. Неудивительно, если на Юге России широко распространяется чувство сильного раздражения и горьки обиды в отношении к Франции. Было что-то непонятное или необъяснимое в той стремительности, с которой французы покидали Россию, но еще более непонятным и необъяснимым было недружелюбное, пренебрежительное отношение к тем десяткам тысяч русских, которые вынуждены были оставить родные места и пользоваться при эвакуации помощью французов. Среди этих невольных беженцев были люди разных категорий: были спекулянты и богачи, бежавшие со своими капиталами в более безопасное место, но были и офицеры, невольно попавшие в общий поток и стремившиеся в Екатеринодар проливать свою кровь за честь и достоинство России; были здоровые и молодые люди, уклонившиеся от воинской повинности, но были ни в чем не повинные женщины и дети; и ко всем ним отношение было одинаково безучастное, холодное и нередко вызывающее. Как бы для того, чтобы объяснить такое отношение к русским, в некоторых сообщениях, исходящих от местных представителей Франции, указывалось, что сами русские виноваты в оставлении Одессы, что добровольцы не хотели сражаться, а власти не сумели обеспечить население продовольствием. Официальные данные, не подлежащие сомнению, опровергают это обвинение. С не оставляющей сомнения очевидностью они обнаруживают вину на стороне тех французских генералов, которые, вместо того чтобы поддерживать Добровольческую армию в Одессе, всячески препятствовали ее формированию и снабжению, а затем сместили ее высших начальников и решили взять всю ответственность за судьбу Одессы на себя. Когда они приняли это решение, казалось, что положение Одессы обеспечено. Но не прошло и двух недель, как обнаружилось, что решение это было неокончательным и Одесса была сдана большевикам …………………………….. всем мучениям эвакуации, казалось, будто бы вызывающее поведение французов скрывает за собою мысль, что России более нет, что с нею нечего более считаться, что она никогда более не понадобится Франции. И когда русские приходили к этому сознанию, их раздражение против французов достигало высшего предела: они начинали упрекать Францию в измене и предательстве, в отступлении от всех основ старых дружеских отношений.
Надо прямо и открыто высказать все это для того, чтобы установить правильный взгляд по этому вопросу. Надо понять всю ту острую горечь, которая накопилась у русских после трехмесячного пребывания французов на Юге России, чтобы объяснить, почему сейчас опять начинают говорить о новой группировке держав и о возможности немецкой ориентации.
Нельзя не признать, что франко-русской дружбе нанесен серьезный удар, но было бы чрезвычайно ошибочно и опасно считать этот удар непоправимым. Не будем упускать из виду, что оставляя Одессу и Крым, Франция причинила ущерб не только России, но и себе, своему влиянию и престижу на востоке Европы. Она действовала в данном случае не только против русских, но и против своих собственных интересов. Это значило, что она была не в силах действовать иначе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105