История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Таким образом, в течение лета 1918 года постоянно имели место суждения об ориентациях; затем обсуждалось чехословацкое выступление, имевшее последствием образование Самарского правительства и Уфимской директории. В сентябре 1918 года состоялось многолюдное заседание СОД с участием некоторых членов НЦ и приехавшим с юга Григорием Николаевичем Трубецким для заслушания доклада приехавшего по делам в Москву и случайно приглашенного бывшего сенатора Гагарина (советника Министерства иностранных дел на Украине) и обмена мнений по вопросам политики Скоропадского; СОД признал эту политику крайне неудовлетворительной, как слишком самостийную.
Весь конец 1918 года и первые месяцы 1919 года прошли в полном затишье в связи с крушением надежд на германское вмешательство и успехами Красной Армии на фронтах. Заседания СОД созывались редко, преимущественно для взаимной «информации», а также для заслушания докладов Д. М. Щепкина о его переговорах с Д. Н. Шиповым, касающихся соглашения с возникшим летом 1918 года «Нац. центром».
Переговоры эти, неоднократно прерывавшиеся, до февраля – марта 1919 года были безрезультатны. Нужен был новый натиск на Советскую власть, внешнее давление, чтобы заставить буржуазию и соглашателей сговориться. Такими факторами явились радиотелеграмма Антанты о конференции на Принцевых островах и наступление Колчака весной 1919 года (март месяц), которые оживили деятельность «Совета». К тому времени относится образование «Тактического центра», в который вошел СОД и делегировал туда двух своих представителей – Д. М. Щепкина и С. М. Леонтьева.
С развитием деятельности ТЦ оживились и собрания «Совета», на которых обсуждались вопросы, внесенные на его предварительное заключение. К таковым относится, во-первых, самое образование ТЦ и соглашение с другими вошедшими в его состав группами (НЦ и СВ), затем обсуждение декларации о признании Колчака «верховным правителем» (решено «Советом ОД» в утвердительном смысле); далее – выработка декларации по основным вопросам государственного строительства, для выявления отношения московских политических групп к методам управления Колчака, составление записок о современном состоянии Советской России для отсылки их за границу и, наконец, обсуждение (поставленного в июне 1919 года С. М. Леонтьевым) вопроса о вооруженном выступлении в Москве. На обсуждение СОД был поставлен вопрос о принципиальном отношении к вооруженному восстанию, не касаясь вовсе ни технической стороны дела, ни сил, которые могли бы предпринять его. «Совет общественных деятелей» высказался в том смысле, что всякие разрозненные действия вредны и такое выступление могло бы быть предпринято лишь в условиях приближения Колчака и Деникина к Москве и по соглашению с ними.
ЗАРУБЕЖНЫЕ СНОШЕНИЯ СОД
СОД поддерживал связи с зарубежными контрреволюционными организациями. Отвечающее ему идейно за рубежом «Государственное объединение» на юге, руководимое Кривошеиным, и «Государственное объединение Сибири» являлись наряду с «Нац. центром» Юга и Сибири политической базой «верховного правителя» Колчака и главнокомандующего «вооруженными силами Юга России» Деникина.
В марте – апреле 1919 года в «Совет общественных деятелей» явились: член «Совета общественных деятелей» Егор Яковлевич Азаревич (Назаров, пензенский земец), приехавший от «Государственного объединения» Сибири и «верховного правителя» Колчака, и полковник Хартулари – один из главных деятелей деникинской контрразведки. Указанные лица были представлены «Совету общественных деятелей» Леонтьевым. Они сделали информационные доклады о военном и политическом положении в Сибири и на Юге. Упомянутые лица состояли также в связи с НЦ и ТЦ. Таким образом, вся информация СОД шла через Леонтьева, отмечавшего политические события, новости и факты, иногда без указания источников их получения; кроме того, с информацией обыкновенно выступал Л. Л. Кисловский, глава монархической подпольной организации, не состоявший в то время членом СОД, но посещавший большинство его заседаний для поддержания связи.
ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ЧЛЕНОВ СОД
Наиболее активными членами СОД являются: Д. М. Щепкин, С. М. Леонтьев. Они руководили «Советом», являясь его председателями после отъезда из Москвы Третьякова. Оба они делегируются СОД в другие организации, как, например, «Тактический центр» и другие. Оба они персонально посещают так называемый клуб Кусковой и Прокоповича. Они как будто олицетворяют собою целое политическое течение. Они ведут переговоры с прочими политическими группами, являются представителями в военных объединениях. Д. М. Щепкин ведет переговоры преимущественно тактического свойства, С. М. Леонтьев, входивший в военную комиссию при ТЦ (см. ниже), ведет наиболее активную деятельность по военному заговору. Человек властный, он подчиняет своему влиянию не только своих политических единомышленников и друзей, но и политических противников, распространяя это влияние даже на «социалистов» из «Союза возрождения» (см. показания С. А. Котляревского). У Леонтьева же на квартире происходили заседания СОД, за исключением двух раз, когда они собрались у Стемпковского, Бердяева и Урусова. Несколько раз у него на квартире происходили заседания «Тактического центра».
Одним из наиболее активных членов СОД в 1918 году является С. Д. Урусов, входивший в ПЦ, принимавший участие в переговорах с германскими представителями в Москве. В 1919 году после тюремного заключения и болезни С. Д. Урусов проявляет несколько меньше активности и реже посещает заседания СОД. Урусов составил проект финансовой реформы.
Профессор Бердяев считался идеологом СОД, давал философски-религиозное обоснование монархических принципов и соответствующего государственного строя.
Елизавета Ивановна Малеина, переписчица в Плодовощи, членом правления коего состоял С. М. Леонтьев, исполняла техническую работу, переписывала на машинке все материалы, касающиеся СОД и «Правого центра», расшифровывала секретные донесения из-за рубежа, письма шпионов Юденича и пр.; получала за это особую плату.
В. И. Стемпковский входил в состав «Совета» как представитель «Союза земледельцев», принял участие в работах «Совета» с весны 1918 года, разрабатывая вопросы, касающиеся аграрной реформы. Профессора Сергиевский, Муралевич и Устинов разработали вопросы школы. Устинову, кроме того, было поручено составление политической программы «Совета общественных деятелей»; Н. Н. Виноградский и И. И. Шейман членами «Совета общественных деятелей» не состояли. Оба они по своей специальности привлекались СОД для обсуждения и составления докладов общей программы: Н. Н. Виноградский – по вопросам местного управления и И. И. Шейман – по вопросам суда. Лоскутов и Каптерев принимали участие в обсуждении и составлении разных проектов по вопросам программы.

«СОЮЗ ЗЕМЕЛЬНЫХ СОБСТВЕННИКОВ»
Второй организацией, вошедшей в состав общего антисоветского фронта, был «Союз земельных собственников».
СЗС возник еще при Временном правительстве и имел своей задачей объединить не только крупных и средних помещиков, но и мелких собственников на почве борьбы с аграрными мероприятиями Временного правительства. Представляя собою организацию для защиты притязаний крупных аграриев на их поместья, СЗС не привлек большого числа мелких собственников и оказался лишь представительством помещиков черносотенного оттенка. Если в «союзе» и намечалось некоторое более умеренное течение, то рядовые деятели, преимущественно провинциальные делегаты, составляли крепко сплоченную правую группу.
Работа СЗС после Октябрьской революции заключалась в разработке проектов восстановления частного землевладения и возмещения помещикам убытков, причиненных им революцией. Во главе СЗС стоял А. В. Кривошеий, видными членами его были В. И. Гурко и И. Б. Мейснер, затем – М. Д. Ершов, Л. Л. Кисловский, В. И. Стемпковский и С. Д. Урусов. В него входил также Александр Павлович Морозов. СЗС входил в состав ПЦ. В конце лета 1918 года он прекратил свое существование.
«ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМИТЕТ»
ОБРАЗОВАНИЕ КОМИТЕТА
Образование «Торгово-промышленного комитета» относится к периоду Временного правительства. Московская крупная буржуазия в страхе перед нарождавшейся пролетарской революцией решила соорганизоваться для защиты своих интересов. Официальным мотивом образования комитета явилась необходимость «представительствовать» в нарождающихся общественных организациях и правительственных учреждениях, но, как будет видно из дальнейшего, московская буржуазия объединилась исключительно в профессиональных целях, для отстаивания своих фабрик, заводов и капиталов.
СОСТАВ КОМИТЕТА
Московский «Торгово-промышленный комитет» в 1918 году объединил все крупные отрасли промышленности Центральной России и оптовой торговли Московского района:
Союз хлопчатобумажной промышленности,
Союз шерстянников,
Союз льнянщиков,
Союз шелковых фабрикантов (Н. Н. Кукин),
Союз объединенной промышленности (С. А. Морозов),
Общество металлистов,
Общество заводчиков и фабрикантов,
Оптовых торговцев (П. А. Бурышкин).
Кроме того, в состав его входили представители розничной торговли, хлебной и других бирж и принимали участие, как специалисты по финансовым вопросам, бывшие банковские деятели.
Председателем комитета состоял С. Н. Третьяков и заместителем его Н. Н. Кукин. После отъезда С. Н. Третьякова на Украину и в отсутствие Кукина в комитете председательствовал С. А. Морозов.
Заседания комитета происходили летом 1919 года в доме Купеческого общества на Солянке, в кв. 27, где находился «Торгово-промышленный союз».
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИТЕТА
Работа «Торгово-промышленного комитета» в период 1918–1919 годов представляет крупный интерес с точки зрения закулисной борьбы московской буржуазии с Советской властью, и есть полное основание утверждать, что работа эта была крайне разносторонней.
Достаточно указать, что еще в середине 1918 года представители комитета внедрились в Московский районный экономический комитет, в учетные комитеты при Государственном банке, позднее – в Центротекстиль; они действовали по указке «Торгово-промышленного комитета», собирались для выработки единообразного плана действий.
Несомненно то, что крупная буржуазия в 1918–1919 годах подготовлялась к захвату принадлежавших ей ранее фабрик и заводов после падения Советской власти, несомненно также и то, что ею прилагались все усилия, чтобы от этих фабрик не уйти в период их национализации. Представители «Торгово-промышленного комитета» входили в Центротекстиль и другие советские учреждения якобы для совместной работы. Действительной же их целью было всячески вредить мероприятиям Советской власти. Летом 1918 года «Торгово-промышленный комитет» избрал 5 человек (Кукин, Невядомский, Чемберс, Бурышкин и С. А. Морозов) для ведения переговоров с немецким представительством в Москве, с одной стороны, и союзниками – с другой. Кукин, Чемберс и Невядомский имели сношения с консулами Антанты, находившимися еще в Москве, относительно того плана действий, которого союзники намерены держаться по отношению к России.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105