История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Офицеров нет. Взводные и отделенные не обучены и весьма часто сменяются. Комиссары живо чувствуют недостаток офицеров и считают их изгнание из армии крупной ошибкой, допущенной большевиками. Специально обученных разведчиков нет вовсе: в некоторых же полках, как, напр., в 168-м, даже нет сформированной команды разведчиков и разведка производится добровольцами из рот. Обоза нет почти совершенно. В большинстве полков даже пулеметы возятся на обыкновенных обывательских подводах; в некоторых же полках, как например, в 51-м нет ни одной повозки казенной. Лошади теперь кованы, но все больны чесоткой.
Санитарная часть поставлена весьма плохо. Из-за плохого питания сильно развита цинга (до 70 заболеваний в день на полк), кроме того, сильно развиты венерические болезни. Довольствие плохо: горячая пища выдается лишь один раз в день – два дня, выдается рыба, часто гнилая и с червями, и лишь на третий – мясо. Обмундирование очень плохо: сильный недостаток в сапогах и белье. Винтовки сплошь не чищены (смазочного масла нет вовсе) и сильно заржавлены. Приблизительно на 1/3 винтовок отсутствуют штыки. Телефонного имущества нет почти совершенно. В 51-м полку, считающемся богатым телефонным имуществом, имеется вместо 75 положенных по штату всего лишь 15 верст провода. Биноклей почти нет; так, например, в 169-м полку всего лишь один бинокль. Ручных гранат в полку мало. Ракет и противогазов нет вовсе. Шанцевый инструмент имеется приблизительно на половину людей и то все без чехлов. Лишь в одном батальоне Новгородской ЧК шанцевый инструмент имеется полностью.
Краткое сведение о дислокации Карельской группы. Штаб особой бригады – Озерки. Начальник бригады – Солодухин, бывший офицер, 167-й стр. полк – в районе Мурино. 169-й стр. полк – в районе Левашово. Управление начальника артиллерии – Шувалове 1, 2 и 3-я легкие 3" батареи. Гаубичные 6" батареи. Тяжелая 42 лин. бат. Подвижная группа. 6" батарея пушек Кан, взвод противоштурмовой 75 мм батареи. Взвод 3" батареи. Позиционная группа.

14 ФЕВРАЛЯ 1919 ГОДА

Дорогие друзья, мы обеспокоены дважды неудавшейся попыткой послать к вам вести от нас и очень ценные документы, теперь, к сожалению, потерявшие, благодаря запозданию, свое значение. Еще более нас тревожит невозвращение к нам Никольского и Павловой. Боимся, не случилось ли с ними какой-либо беды. Не допускаем мысли об отсутствии у вас потребности иметь связь с политическими элементами, находящимися в пределах Советской России. Полагаем, что в интересах целесообразности ведения общего дела, а не только в силу формальных и моральных требований вы как и мы, считаете себя обязанными принять все меры к установлению постоянного и организованного общения с нами. К сожалению, наших курьеров в последнее время Ф [инляндия] возвращает с границы обратно. Нельзя ли принять меры, чтобы направляющиеся к Антону Владимировичу с паролем по делу Каменева пропускались в Гельсингфорс?
При неудачной переправе пришлось уничтожить присланный документ, теперь запоздавший, и, может быть, вследствие отсутствия правильной информации от вас не вполне удачно редактировано обращение к союзникам НЦ и СВ. Документы мы обязались через вас сделать достоянием зарубежной прессы и сообщить во Францию и Англию. Кроме того, посылаем вам уже утерявшие значение сведения военно-технические и обращения к Ленину и Троцкому большевика Шумяцкого, привезенные делегатом, членом Учредительного собрания Святицким, ведущим переговоры с Советской властью о борьбе с Колчаком. Это последняя весть из Сибири. Добавим, что, несмотря на этот документ, народные комиссары, не делая социалистам уступки, намеренно затягивают переговоры о соглашении. Эсеры со своей стороны настаивают: 1) на отказе от последовательной диктатуры; 2) на признании верховного права Учредительного собрания. Центральный Комитет эсеров осуждает до сих пор инициативу сибирских эсеров. Левые эсеры, стремясь использовать неблагоприятное настроение масс, вновь организовались. Но большевики их предупредили, все лидеры эсеров (левых) снова арестованы. Подпольные листки их, однако, продолжают выходить. Выходит и листок правых эсеров, где порицается соглашательство с большевиками. Меньшевики-оборонцы занимают твердую позицию, остаются в «Союзе возрождения», высказываются за интервенцию. ЦК меньшевиков ведет кампанию против союзников и склонен идти на соглашение с Советской властью. Но дело до сих пор дальше разговоров с обеих сторон не подвинулось. Наоборот, между «Нац. центром» и «Союзом возрождения» достигается полная возможность единства выступлений и общей работы. Все партии и группы, входящие в эти организации, сознают, что сила – в объединении, и сошлись в двух существенных пунктах: 1) признание диктатуры до созыва Нац. собрания; 2) умолчание о сроке и условиях созыва этого последнего. Соглашение объединяет в общей работе, задача которой – поддерживать организационную связь со всеми антибольшевистскими элементами и организациями внутри Совдепии, укреплять и углублять антисоветское настроение в самых разнообразных слоях населения путем агитации, осведомления, устройства.

(14 ИЮЛЯ 1919 ГОДА)

14 июля 1919 года. Дорогие друзья, читайте Евангельский в дальнейшем так: последняя цифра каждого числа обозначает букву стиха, указанного предшествующими ей цифрами этого числа. Мы получили в начале июля письмо от Острова, о котором говорит письмо Никольского от 30 мая 1919 года, полученное нами двенадцатого. Завтра увижусь с Солнцевым, которому передам это письмо, направленное нами для верности также и через Острова. Первый наш ответ ему уничтожен его почтальоном, задержанным на обратном пути, но затем бежавшим и ныне направляющимся к нему вторично. Немокринский деятельно работает, и мы его услугами часто пользуемся; здесь работают в контакте три политические организации: НЦ и СВ и неизвестный нам еще «Союз освобождения России» (ядро кадетское), который, между прочим, издает листовки, играющие немаловажную роль. Препровождаем несколько его последних листовок. В «Нац. центре» все прежние люди, так как к нам вернулся пробиравшийся к Колчаку П. В. Г., коего временное отсутствие чувствовалось очень сильно. Все мы пока живы и поддерживаем бодрость в других. Черносвитов арестован и содержится в Москве, где было несколько провалов тамошней военной организации. Огородникову, арестованному по доносу или вследствие оговора кого-либо из военных, предъявлено обвинение в замешательстве Волкова. В Москве безлюдье, так что нет надежды на переезд кого-либо сюда. Москва даже не отозвалась на наше письмо-приглашение, согласно указаниям Карташева. Со смертью Валерсона и с израсходованием средств прекратилась наша связь с остатками этой военной осведомительной организации. Москва нам должна за три месяца. Остров и Москва говорят о каком-то миллионе. В вашем и ген. Ю[денича] письме, на которое намекают Остров и Никольский, сказано лишь, что здешний центр может на 20 тысяч в месяц увеличить расходы на работу Валерсона и комп. за счет Ю[денича], но не указано, как получить эти деньги. Просим экстренным порядком все выяснить нам и, если можно, немедленно переправить деньги, иначе работа станет. Между тем наша работа сейчас могла бы быть особенно полезной и ценной. Мы взялись за объединение всех военно-технических и других подсобных организаций под своим руководством и контролем расходования средств, и эта работа подвинулась уже далеко. Везде крик: деньги, средства… Здесь три военных организации: 1) та, о которой говорилось выше и которая вам известна; 2) организация, которая была с Дурново и брошена им три-четыре месяца тому назад. В нее входят интересующий вас Ховен и Куропаткин, сын друзей Валерсона. Эти люди работали, думая, что связаны с Ю [деничем], так как встречались у Валерсона и беседовали с ним, когда они, к своему огорчению, узнали о зарубежных связях. Эти люди связаны теперь с третьей здешней военной организацией, опирающейся на правые политические круги и имеющей, по-видимому, больше возможности информировать и прочные связи в советских учреждениях. Гатчинский фронт в лице Щуровского из штаба второй дивизии сносится именно с ней. К тому же Щуровскому дан и наш пароль. Мы встретили генерала Махрова, которого считаем начальником Иевреинова и представителем Юденича, у агента этой организации. С Махровым находимся в контакте, объединяя работу всех технических сил. Идет оживленная работа по организации исполнительных органов и подбору технических опытных лиц в области продовольствия, топлива и транспорта, милиции. Продовольствие и топливо в катастрофическом положении. Выдается 1/8 фунта хлеба с примесью дуранды и овса. Иссякли все другие продовольственные запасы. Голод самый настоящий. На рынках – волнения, на фабриках и жел. дор. – забастовки, временно ликвидированные выдачею рабочим продовольствия на несколько дней. В Москве тоже волнение. В провинции – восстания крестьян. Здесь топливо продается только вязанками. Если нескоро наступит свержение большевиков, возможность для подвоза дров водой будет упущена. Настроение здесь сплошь антибольшевистское, но придавлено террором, не знающим границ. Усталость всех растет, как и смертность, с каждым днем. Отступление от Гатчины повергло массы в крайнее уныние, с которым бороться становится все труднее. Большевизм здесь изжит давно. Надо немедленно сделать все к занятию вымирающей столицы. Сестра Карташева здорова, случайный арест кончился благополучно. Сергей Яковл. здоров, кланяется Никольскому. Посылает для сведения: наличность огнеприпасов в базах 7-й армии на 1 июля.
Лучше обеспечены огнеприпасами: 10-я див. (штаб Дно) с базами Дно, Порохов, Морино, Карамышево, Шумково и село Александровское (полевые посты). 6 див. (штаб Гатчина) с базами в Тосно, Кипени, Елизаветино, Ропше, Ораниенбауме и Петергофе и 19 див. (штаб в Петрограде, Фонтанка, 90) с базами Кушеловка (арт. база), Чудово, Ржевская и Тосно (подв. база). Хуже обеспечены: 1-я дивизия (штаб Лодейное Поле) с базами Тихвин (тыловая) подв., Свирская (промежуточная база) и Петрозаводск 3-я бригада 4-й дивизии (штаб Луга), которая не освещена официально и имеет базы в Луге, Новгороде и Батецкой. Она вместе с Эстонской и иными данными дивизиями (ст. Поля) образует сводную дивизию. Наконец, армейская база (Куженкино) также обеспечена плохо. Сведения говорят лишь о 1,5 миллионах 3-линейных патронов русских. Пустые графы прилагаемой таблицы означают отсутствие сведений. Материальная часть артиллерии почти не изготовляется. Патроны к трехлинейным винтовкам тоже готовят два завода: Тульский и Новгородский. Очень незначительное количество. На сей предмет катастрофическое положение. Ныне приступленно к перевооружению, частью японские (6 див. белорусско-литовской армии), частью австрийские. Положено иметь на стрелка: носимый запас 120 патронов на винтовку. Возимый – 50 и в прочих базах – 50. Всего 220 патронов. Но этого запаса нет. Положение с трехдюймовыми орудийными патронами сносно. Нужды нет. Хуже с тяжелыми 6-дюймовыми – 48 [линейными] гаубичными. Положение на дивизию – трехдюймовых орудий – 36, 48-линейных ор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105