История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Целью образования комиссии было: во-первых, по возможности наиболее точное и полное осведомление представителей всех трех политических групп с общим военным положением. Информация и в «Центре», и в комиссии всегда занимала первое и больше место. Во-вторых, образуя комиссию, «Тактический центр» стремился приблизить состоявшееся тактическое соглашение к ранее существовавшей при «Национальном центре» военной организации, дабы не могло создаться впечатление, что без ведома группам пришлось бы нести ответственность, не будучи даже в курсе дела. Наконец, третьей чертой, характеризующей отношение «Тактического центра» к военной организации, была та наша – членов комиссии трех – роль политических консультантов, которые должны были помогать военным разбираться в происходящих событиях и предотвращать их от роковых решений. Ориентироваться же в политических вопросах и в настроениях как населения, так и политических групп для военных, по-видимому, было очень трудно.
Считая, что в задачу мою не входит в данной справке подробно излагать вопросы, возникавшие в военной комиссии, я укажу лишь, как смотрел «Тактический центр» на военную организацию, какое место отводилось ей в общем ходе событий. Организация эта не имела самостоятельного значения; и по своему незначительному численному составу, и по всей структуре она не ставила себе задачи вооруженного восстания в Москве с целью захвата власти. Она могла бы сослужить службу лишь при условии, если бы какая-нибудь регулярная армия, разбив Красную Армию, подошла к Москве и здесь под влиянием этого факта началось бы какое-нибудь массовое движение населения, красноармейских частей, рабочих. Только при подобной общей конъюнктуре, как это категорически установил в своем докладе «Центру» генерал Стогов, возможно было бы ее использование, как хотя и небольшой, но организованной силы среди уже наступившего хаоса. Этот взгляд на военную организацию и был руководящим для военной комиссии и остался неизменным до момента ликвидации и «Тактического центра», и его комиссий, и самой военной организации. Вот почему, когда в связи с продвижением к Орлу Южной армии генерала Деникина появились упорные слухи о возможном военном выступлении в Москве и «Совет московских совещаний», а затем и «Тактический центр» вполне единодушно и весьма категорически высказались в том смысле, что если указанные слухи имеют какое-нибудь основание, то все три политические группы, объединяемые «Центром», снимают с себя всякую ответственность за последствия подобного выступления, считая недопустимым делать Москву ареной вооруженной борьбы при полном отсутствии всех тех условий, которые в свое время были указаны генералом Стоговым.
Чтобы закончить эту часть моей характеристики «Тактического центра», должен упомянуть, что ни у «Центра», ни у военной организации, как это выяснено было в комиссии, не было до последнего момента их существования постоянной сколько-нибудь регулярной связи ни с адмиралом Колчаком, ни с генералами Деникиным и Юденичем, не было и осведомленности о планах этих руководителей военными действиями на рубеже РСФСР, не говоря уже о том, что совершенно отсутствовали, насколько мне это удалось установить, какие-либо конкретные директивы, переданные ими в Москву для исполнения.
Наконец, отмечу еще, что связь с военной организацией поддерживал исключительно Н. Н. Щепкин, который и был всегдашним докладчиком по всем вопросам, вносимым на обсуждение как в комиссию, так и в «Центр». Какого-либо распределения обязанностей между членами комиссии трех не существовало, так как это и не вызывалось самим характером связи «Тактического центра» с военной организацией. После ареста генералов Стогова и Кузнецова военная организация, как это доложил нам Н. Н. Щепкин, никем достаточно авторитетным не возглавлялась, а незадолго до массовых арестов среди военных в среде членов комиссии трех в связи с обнаружившимся неуспехом наступления генерала Деникина возник вопрос о ликвидации военной организаиии, но обсудить его не пришлось, так как организация была ликвидирована уже в ином порядке, а «Тактический центр» распался.
Чтобы закончить характеристику «I актического центра», мне остается указать еще два вопроса, обсуждавшиеся им. Когда в «Известиях ВЦИК» появились сведения об образовании в Париже «Русского комитета» под председательством кн. Г. Е. Львова и была опубликована депеша этого комитета командованию Южной армии, в каковой депеше заметно было стремление руководить из Парижа действиями, происходящими в России, то «Тактический центр», как помнится, по инициативе CMC признал, что московские объединенные тактическим соглашением политические группы не считают себя ни в какой мере связанными с вышеупомянутым комитетом и снимают с себя всякую ответственность за выступления далеких от России эмигрантских кружков, подчеркнув при этом отсутствие за границей уполномоченных представителей, могущих быть выразителями мнений «Тактического центра».
Наконец, касаясь своей структуры, «Тактический центр» несколько раз возвращался к вопросу о желательности расширения вправо состоявшегося соглашения. Было признано тактически целесообразным сделать шаги для выяснения возможности привлечь в состав «Центра» представителей правых политических течений, что принципиально было решено в положительном смысле. Однако довести это решение до практического осуществления «Тактическому центру» неудалось за невозможностью установить правильное сношение с достаточно организованным объединением этих течений русской политической мысли.
Исчерпав весь имеющийся в моем распоряжении материал, могущий характеризовать «Тактический центр», в заключение должен сказать, что перечисленные мною вопросы обсуждались «Тактическим центром» в самой общей форме и сами по себе носили отвлеченный характер. Но это и естественно: образовавшийся после значительных разногласий и затруднений, объединяя в своем составе представителей недавно лишь резко расходившихся политических течений, «Тактический центр» за очень короткое время своего существования и не мог перейти к обсуждению каких-либо иных вопросов или деталей. Независимо от сего, мне представляется, что это и не входило в задачу при решении образовать «Тактический центр». Важно было, чтобы его работой достигалось известное единение и единомыслие по принципиальным вопросам, что само по себе давало некоторое основание предполагать, что если бы общим ходом событий московские политические группы были призваны на арену практической работы, то в их среде не было бы разногласий хотя бы по основным вопросам государственного строительства.
Образовавшись в апреле 1919 года, «Тактический центр» закончил свое существование в сентябре того же года.
Этим завершился четвертый этап в развитии того процесса объединения наших общественных сил, посильную попытку охарактеризовать который ставила себе настоящая справка.
30 марта 1920 года Сергей Леонтьев

МАТЕРИАЛЫ АРЕСТОВАННЫХ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГУСЕВА
Материалы, обнаруженные у арестованных
Заключение члена РВСР т. Гусева
ОТ «СОЮЗА ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ» И «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»*
6 марта н. с. 1919 года
Мы, представители различных партий и групп населения, живущего на территории той части России, которая до сего времени за власть так называемого правительства большевиков, приветствуем заявление держав об их неизменной готовности прийти на помощь русскому народу в настоящую трудную минуту его исторической жизни. Мы слышали от представителей держав, что они не намерены использовать современное положение России в каких бы то ни было своих интересах, что они признают российскую революцию, ниспровергают всякие попытки к прямой или замаскированной реставрации и приглашают делегатов от организованных частей и групп России с целью точного установления желаний всех этих частей и групп и достижения какого-либо соглашения и мира. Ибо без этого последнего, говорят державы, не может быть мира и в Европе, не могут быть закончены кровавые бедствия войны.
Но именно ввиду таких заявлений, сделанных представителями держав, нужно, чтобы они, принимая такое ответственное решение, услышали и голос из сердца той России, которая придушена небывалым в истории кровавым террором, изнемогает под ярмом деспотизма, истомлена войной и беспримерной анархией, поражена голодом и болезнями, обессилена полным расстройством своей хозяйственной жизни. Она находится в таком состоянии, что ее население в ближайшее время не может свергнуть власть господствующего в ней насильнического меньшинства одними своими собственными силами. Но одно мы можем заявить от лица той России представителям держав. Чтобы ваша помощь оказалась реальной и ваши намерения осуществились, вы должны понять, что с властью этого насильнического меньшинства не может быть никакого соглашения.
Эта власть уже показала пред лицом всего мира, к чему приводит ее господство. Первый шаг к спасению России есть освобождение от власти большевиков. Пусть народы России в составе всех своих раздробленных частей объединятся вокруг единой подлинно национальной власти. Пусть эта власть установит в России свободу, право и порядок, приступит к восстановлению разрушенного народного хозяйства и создаст условия, когда народ, имея перед собой открытый путь экономического и духовного возрождения, выскажет в Национальном собрании свою волю о государственных судьбах России. Только смена насильнического меньшинства правительством, одушевленным стремлением довести страну до этого волеизъявления, имеющим материальные и моральные силы это сделать, способно распустить узлы противоречивых притязаний. Только восстановление русского государственного единства способно создать условия, обеспечивающие развитие всех народностей и сочетать начала их самоопределения с началом в политической крепости и экономического процветания России. И только державы в настоящее время способны помочь образованию такого национального правительства, поддерживая его всею мощью своих международных сил и своего авторитета. Но необходимо, чтобы силы эти и авторитет появились безотлагательно. Каждый день продолжающегося в России хаоса есть вместе с тем и лишний день неисчислимых бедствий и отсрочки нашего возрождения, которое необходимо и для Европы и для всего культурного человечества. Как ни тяжелы испытания, переживаемые Россией, державы знают о ее неисчерпаемых богатствах естественных и о полноте духовных сил русского народа. Перед ним великое будущее в мирном общении с другими великими народами человечества. Пусть же представители держав, решающие в настоящее время судьбу всего мира, своею деятельностью и незамедлительной помощью приблизят России наступление этого будущего.
П р и м е ч а н и е: Обращение это, подлежащее передаче представителям союзных держав и опубликованию в заграничной прессе, исходит от двух названных в заголовке политических объединений, включающих в своем составе авторитетных представителей нижеследующих политических партий и общественных и профессиональных организаций: а) «Союз возрождения России», партии правых социалистов-революционеров, социал-демократов оборонцев, народных социалистов (трудовая партия), радикальных демократов, Партии народной свободы (конституционно-демократической);
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105