История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Вместе с тем указывалось, что население Москвы и ее гарнизон настолько запуганы и инертны, что к самостоятельным выступлениям совершенно не подготовлены и не способны. Но настроение все-таки таково, что при энергичной, бьющей на психологию вспышке присоединение масс вполне вероятно. Ответом послужило указание готовиться к максимуму, то есть к самостоятельному выступлению. Таким образом, организация вступила в новую фазу своего существования.
Положение дела организации после июня.
Для выполнения поставленной организации задачи мною был выработан план, к осуществлению которого и надлежало подготовляться.
Сущность плана изложена в первом показании. К изложенному могу добавить, что одновременно с выступлением предполагалось некоторые железные дороги, ведущие к Москве, подорвать не более 2-х переходов, дабы затруднить подачу в Москву подкреплений. Недостаток взрывчатых веществ, по-видимому, принудил бы это сделать даже кустарным способом – механической порчей. Организация этого дела, порученная Миллеру, налаживалась плохо.
В указанных двух боевых секторах главнейшей задачей ставилось захватить броневики. Разработка этого вопроса была поручена Звереву совместно с Талыпиным в Бутырском районе и с Миллером в Лефортовском районе.
Для руководства быстрой организацией стрельбы из орудий, захваченных на Ходынке, предназначалось Е. А. Флейшеру, личный состав для которого должен был набираться из оказавшихся под рукой артиллеристов во время захвата орудий. Д. Я. Алферов вступил в организацию в июле. Его квартира служила местом встреч. Кроме того, он иногда служил для связи.
Начальники секторов мною указаны в первом показании.
Кроме перечисленных лиц, мне другие лица неизвестны, чтобы я мог их указать.
В середине июля выяснилось, что на работу организации денег нет. Работа организационная продолжалась.
В августе Щепкин было мне сообщил, что получился неожиданный прилив денег, привезенных неким Василием Васильевичем.
С получением этих денег явилась возможность развить работу. Миллеру было поручено подготовить типографию и по возможности изыскивать способ по покупке оружия. Как то, так и другое увенчалось успехом, но подробностей этих дел я не знаю.
Арест Щепкина прервал всякую связь с источником денег и с самим политическим центром.
В таком положении застал как раз организацию разгром.
В августе и сентябре дважды приказывалось в особенности тщательно перебрать состав ударных групп, чтобы освободиться от дутых цифр. Последнее в этом отношении предупреждение еще не вполне было проведено в жизнь. Можно предполагать, что в обоих секторах было бы в каждом ударников и сочувствующих примерно от 150 до 200 человек.
27 сентября 1919 года Ступин
IV
В начале пояснения схемы организации необходимо дать дополнительные сведения о ее развитии.
Я уже показал, что примерно в марте мне было сообщено Стоговым о желательности из бывшей под его начальством группы образовать дивизию, причем говорилось, что существует еще зародыш второй дивизии. Вся организация, таким образом, якобы представляла корпус.
Территория Москвы была поделена между дивизиями так, что восточная ее половина (исключая Замоскворечье) должна была изучаться второй дивизией, а первой дивизии дан был район – все Замоскворечье и западная половина. Точное направление разграничительной линии не помню.
Район каждой дивизии был распределен между полками дивизии. В первой дивизии (Стогов) это было сделано так: Толыпину дан район Пресни, Бутырки и Сущевско-Марьинский; Филипьеву – Хамовники и Дорогомилово; Найденову – Замоскворечье. У первых двух границей в сторону центра должно было служить трамвайное кольцо «Б».
Такой порядок сохраняется примерно до середины июня. Фактически он ничего реального не дал, главным образом потому, что, по существу, расплывчатая задача «изучения района» при инертности исполнителей была для них непонятна. Очевидно, требовалось ставить вполне определенные задачи, например: «определить месторасположение такого-то караульного батальона» и т. д.
Когда фактически после ареста С. А. Кузнецова во главе организации остался я один и вместе с тем определилось новое задание для организации – «готовиться к самостоятельному выступлению», я, естественно, должен был отказаться от бывших громких названий: «корпуса», «дивизии» – и перейти к более простой схеме.
Кроме того, я пришел к убеждению, что прежде всего необходимо задаться каким-либо планом, а в нем – возможным минимумом и готовиться прежде всего к последнему, а затем, при нарастании сил, развивать в пределах того же плана.
Время для подготовки еще было, т. к. самое выступление ставилось в зависимость от общей обстановки и настроения масс.
Сущность плана мною уже была изложена. Считалось необходимым начать одновременно в двух, по возможности диаметрально расположенных, районах. Таковыми районами были Лефортовский и Бутырский, потому что в них были расположены броневики, которыми и надлежало прежде всего овладеть. По овладении броневиками в обоих районах должны были ударные группы поднять стоявшие вблизи войсковые части и затем в зависимости от притока пополнений образовать атакующие колонны, которые немедленно и направить в атаку в направлении на центр Москвы (район Кремля).
Необходимо подчеркнуть, что план действий был еще в периоде подготовки, поэтому точно порядок выступления еще не был установлен, а направления атаки на центр еще совсем не обсуждались.
В частности, по районам пункты выступлений пока наметились следующие: у Миллера – в районе Николаевского вокзала, если группа 35-го полка будет достаточно сильна, в Лефортове и в Новогирееве (Высшая стрелковая школа), из Новогиреева восставшие должны были идти к Москве для захвата Рогожско-Симоновского участка; у Талыпина пока получился лишь один пункт – гараж формирования, где стояли броневики; Филипьеву было передано, чтобы он изучал Пресненский район и Александровский вокзал, но пункт выступления еще не был указан. *** должен был обдумать захват артиллерии на Ходынке.
В дополнение к этим указаниям было передано: 1) как в момент выступления, так и атаки каждая ударная группа или атакующая колонна должна сама позаботиться о разведке и охранении; 2) иметь в виду, что кольцо трамвая «Б» следует считать как линию, на которой каждая атакующая колонна по проходе ее должна оставить части, а последние на соответствующем участке кольца «Б» должны образовать оборонительную линию как опору Для атакующих на случай неудачи в центре; 3) в зависимости от числа захваченных пулеметов и грузовиков надлежало в помощь броневикам вооружить грузовики пулеметами; 4) в инженерном отношении должны были быть Миллером сформированы партии Аля порчи железных дорог не ближе 2-х переходов; эти же партии Должны портить телеграф; саперы должны были составить соображения по обороне трамвайного кольца «Б»; по автомобильной части следовало обдумать: какие легче захватить гаражи; по железнодорожной части надлежало подготовиться к тому, чтобы по захвате какого-либо вокзала можно было легко сформировать поезд для высылки его вперед с соответствующей воинской силой для прикрытия Москвы от попытки оказать помощь извне.
Из изложенного в плане видно, что для подготовки к нему прежний порядок распределения организации по Москве не подходил. Самое большое, что можно было от прежнего порядка сохранить, – это название полка, но и это было бы неправильно, а потому я и стал называть бывшие полки ударными группами. Эти ударные группы, по мере выяснения обстановки, каждая должна была получить вполне конкретную задачу и к ней готовиться. Для объединения же и руководства этими ударными группами были назначены начальники районов – Миллер и Талыпин. Название дивизии здесь не подходит потому, что в дивизии всегда должно быть определенное число единиц, а в районах может быть произвольное число ударных групп в зависимости от намеченных пунктов выступления.
Лица, известные мне точно по организации, указаны на схеме. То же относительно связей с частями – показаны те, которых существование было твердо установлено.
Управление организацией было безусловно несовершенно. Оно, в сущности, воплощалось во мне одном. Произошло это потому, что еще попытки Стогова показали о невозможности пополнить штаб соответствующими лицами, главным образом благодаря несообразным претензиям тех, кому это предлагалось. Я в этом отношении попыток не делал.
О главе организации мне известно, что для этого предназначался Стогов. Других же имен я никаких не знаю.
О связях с подмосковными окрестностями могу показать, что попытки связаться с зелеными не имели успеха, так как: 1) зеленые, как явление временное, исчезли; 2) не с кем было связываться. О каких-либо теперь устанавливаемых связях твердо не знаю. Миллер говорил, что он намечает что-то в этом отношении.
Относительно теперешнего военного командования армией ничего фактического показать не могу. Могу лишь изложить один мой разговор со Щепкиным. Щепкин мне сказал, что некоторые лица ищут якобы связи в целях в нужный момент оказать услуги. Я ответил, что, поскольку слыхал у стоящих у власти, доверяться этому не следует, ибо ничего серьезного сделано быть не может и что такие намеки являются скорее просто кивком, который делается на всякий случай. Никаких имен при этом разговоре не называлось.
Считаю необходимым вновь категорически отвергнуть показание Миллера, что штабом ему была передана таблица с численностью войск. Помимо того, что совершенно нелогично было бы из штаба передавать такую таблицу лицу, которое ведало только районом, я еще укажу, что и таблица сама по себе никакого смысла не имеет, а является какими-то теоретическими измышлениями, ни на чем не основанными.
В штабе никаких связей с частями на фронте и провинцией не было.
Я позволю себе привести пояснение двух выражений: 1) связь с частью и 2) ячейка в части. Надеюсь, что это пояснение поможет разобраться.
Под «связью с частью» следует понимать тот случай, когда сама часть дает ударную группу не менее 30–40 человек. Эти ударные группы должны быть способны к самостоятельному выступлению и первым ее шагом, конечно, будет подъем своей же части или, по крайней мере, овладение по возможности всем оружием.
«Ячейка же в части» всегда малочисленна и даже может состоять из одного человека. Ячейка к самостоятельному выступлению не способна, всегда входит в состав какой-либо основной ударной группы организации.
В оперативном отношении это различие имеет также громадное значение. Дело в том, что ударную группу части в 40 и больше человек для выступления никуда не передвинешь, ибо это было бы слишком заметно. Такая ударная группа для первоначальных действий привлечена к месторасположению своей части. Ячейка же в составе основной ударной группы может действовать и не в местонахождении своей части.
Благодаря приведенному пояснению становится ясным, что если служащий или несколько служащих части или учреждения персонально и входили в организацию, то это еще не значит, что сама часть или учреждение примыкало к организации как определенная сила.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105