История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Посланный съездил и сообщил Ступину через Лейе о своей поездке.
С. Талыпин
29/IX – 1919 года

В дополнение присовокупляю, что кроме тех причин, побудивших меня вступить в организацию, которые мною сообщены, то есть затруднительное материальное положение, и что организация не ставит своей задачей активное выступление против существующей власти, что мною было сообщено при первом знакомстве с Булгаковым и братьями Дюром, и то обстоятельство, что, принимая активное участие в Октябрьской революции, я хотел реабилитировать себя перед новой властью, тем более что вопрос об активном выступлении был поднят в момент наибольшей опасности для Советской власти, этим и объясняется мое индифферентное отношение к работе в организации, которое может быть выяснено как моими показаниями, так и показаниями против меня. Задачи, которые возлагались на меня, почти совершенно не были выполнены, даже главная задача – набор кадра, как видно из показаний, не пошел дальше двух братьев де-Росси.
Активное мое участие в Октябрьской революции выражалось в следующем:
1) Когда 2-я Петергофская школа прапорщиков, где я был курсовым офицером, 24 или 25 октября была вызвана в Петроград для защиты Временного правительства, я, один из офицеров, отказался от этой поездки, остался в Петрограде и с оставшимися юнкерами в количестве 15–25 человек заняли станцию Старый Петергоф и не пропускали в Петроград как воинские части, так и отдельных лиц; таким образом, нами было задержано пол – школы 1-й или 3-й Петергофской, 1-я Ораниенбаумская и много отдельных лиц. Этот факт могут подтвердить: 1) комиссар школы, член Петроградского Совета и член партии коммунистов Фомин,
2) председатель школьного комитета, член Петроградского Совета и член партии коммунистов или же сочувствующий Липский и
3) член Петроградского Совета, член партии коммунистов Власенко.
2) Когда 2-я Петергофская школа прапорщиков во время демократического совещания в Александровском театре была вызвана в Петроград и заняла государственное казначейство, я просил Липского, председателя школьного комитета, без разрешения Петроградского Совета никаких шагов не предпринимать, этот факт могут подтвердить те же лица.
3) Когда командир роты юнкеров той же школы Сахловский выбыл из школы, заведующий всеми школами прапорщиков, а также начальник школы Козаков хотели назначить его заместителем гвардии полковника Рыпейского, который не только среди команды обслуживающих, но и среди юнкеров пользовался репутацией ярого реакционера. Я один из офицеров выступил против назначения Рыпейского и настаивал на назначении Власенко – коммуниста, хотя мне это и удалось, но я попал под суд офицеров, которые открыто говорили, что я первый кандидат на виселицу. Этот факт могут подтвердить те же лица и комиссар 1-й школы (фамилия не известна).
Кроме этих фактов было много других, которые я теперь уже не помню, и кроме вышеприведенных лиц правильность приводимых мною фактов могут подтвердить все коммунисты и сочувствующие как 2-й, так и 1-й школы прапорщиков.
15/Х – 1919 года С. Талыпин.
V
Булгакову Всеволоду Васильевичу я давал деньги раза четыре-пять суммами по 750 рублей и 1 тыс. (для него и братьев де-Росси). Сам Булгаков получал в месяц по 280 рублей на разъездные. Получал ли Булгаков деньги для Кряжа, не знаю, так как такой фамилии не припоминаю; возможно, что тот студент-радиотелеграфист, для которого я раза два или три передавал деньги через того же Булгакова. Деньги я получал непосредственно от Ивана Ивановича Гасамарова. Получал ли деньги на нужды организации через какое-нибудь консульство, не знаю, так как об этом разговора у меня ни с кем не было.
С. Талыпин

Примечание редакции: Ввиду разногласия в показаниях гр. Талыпина и Булгакова по вопросу о получении денег через какое-то консульство между ними была установлена очная ставка. Спрашиваемые по этому поводу упомянутые лица показали:
16/Х – 1919 года

Гр. Булгаков – остается при прежних показаниях. С. Талыпин – деньги получал непосредственно от Гасамарова Ив. Николаевича и Найденова Н. Сем. Не отрицаю, что мною при разговоре с Булгаковым могло быть высказано предположение, что деньги получаются через какое-то консульство.
Гр. Булгаков заявляет, что это могло быть сказано в виде предположения.
С. Талыпин
В. Булгаков
20/Х – 1920 года
VI
Приблизительно в июне месяце с. г. Жуков сказал мне, что пришлет мне для связи представителя особой огнеметной роты. Приблизительно в середине сентября Алферов в присутствии Ступина на вопрос последнего, не приходил ли ко мне представитель особой огнеметной роты, ответил: он устроит свидание. Точно не знаю, прислал ли он непосредственно этого представителя, или же он его прислал через Зверева. В середине сентября ко мне явился представитель, последний заявил, что он представитель от огнеметчиков и прислан ко мне Алферовым. Представитель огнеметчиков мне сказал, что особая огнеметная рота состоит из 350–400 человек, часть из них вооружена винтовками, общее настроение роты противосоветское, активное участие могут принять человек 80–90, которые, по его мнению, смогут увлечь всех остальных. По общевыработанному штабом плану я являлся начальником Сущевско-Марьинского района или сектора, предполагаю, что в случае фактического завладения этим районом *** и Ивана Ивановича, как действующие в этом районе, подчиненном мне, подчинялись бы мне в административном отношении, в боевом же отношении они мне подчинены не были.
Антонинов ко мне был направлен Кряж [евым], я просил его узнать (по поручению Ступина) относительно караульного батальона по Масловке, что он и выполнил, явившись туда в форме милиционера, а потом доложил мне. Я предложил ему занять должность коменданта участка моего сектора: Бутырского, Ходынского или Сущевско-Марьинского. Антонинов согласился. Во время разговора с ним я узнал от него порядок сопровождения денег в поездах, им сопровождаемых, узнал число охраны. Я предложил ему также сгруппировать вокруг себя ячейку активно сочувствующих, что он обещал сделать.
С. Талыпин
14/Х – 1919 года

ПОКАЗАНИЯ К. К. АНЧУТИНА
I
По автомобильному делу я поддерживал связь с Н. В. Зыковым, который давал мне сведения о машинах, на которые можно было рассчитывать. Иногда он приходил с мотоциклистом.
Предполагалось иметь отдельные части: 1) связи, 2) телеграфно-телефонная, 3) железнодорожная, 4) автомобильная.
Сформировать в общей поверхностной форме удалось только связь.
В связь входило максимум до 50 машин (автомобили, мотоциклы и проч.).
Гр. Зыков познакомил меня с командиром 35-го Тверского полка. Этот полк хотел самостоятельно выступать, и поэтому я просил Зыкова познакомить с Лейе. Я просил Лейе всячески задержать выступление и обратиться по этому вопросу в штаб. Не то Жуков, не то Денисов просили меня устроить в какую-нибудь часть одного красноармейца, Лебедева, которому ВЧК обещала свободу на условии поступления в армию.
10/Х – 1919 года
К. Анчутин
II
1) Телефонная связь.
Разведка по Московской телефонной сети была поручена Михаилу Ивановичу Рубинскому, который говорил, что им исследовано 18 линий. Общее впечатление, что линии не охранялись и препятствий к порче не будет. Обследования линий, вероятно, были произведены при помощи лиц, состоящих в различных школах.
Центральная телефонная станция мною была посещена значительно ранее и из вынесенного мною впечатления совершенно не охранялась. По техническим соображениям нарушение телефонной связи могло быть произведено только захватом самой станции, так как порчей извне цель не была бы достигнута; рассчитывать на помощь технического персонала станции для прекращения телефонной связи нельзя было.
По общим разговорам и личному впечатлению, можно было предполагать, что при некоторой инсценировке насилия телефонная станция продолжала бы работать и при другом режиме.
2) Почта и телеграф.
Нарушение телеграфной связи предполагалось произвести одновременно с нарушением телефонной связи проводов вне Москвы.
Захвата почты и Центральной телефонной станции, равно как и других станций, не предполагалось.
Эта работа в подготовительной части (рекогносцировка) одновременно должна быть произведена М. И. Рубинским.
3) Радиотелеграф.
По радиотелеграфному делу была произведена рекогносцировка только мощной станции на Ходынке Зыковым, по сведениям которого охрана ее производилась весьма слабо – 4–5 постами, и, по некоторым данным, эта станция ввиду общего настроения служащих могла бы, вероятно, при некотором незначительном насилии обслуживаться при другом режиме теми же служащими.
По поводу радиостанций я имел разговор с бывшим членом Инженерного комитета Владимиром Ивановичем Ковалевым в смысле установления связи, но никаких конкретных данных и согласия на это не получал. Разговор этот был приблизительно в июле месяце.
Кроме того, я имел разговор с Константином Николаевичем Карагодиным (служащим ГВИУ) относительно общего настроения огнеметной роты, причем получил впечатление, что большинство этой роты относится не сочувственно к существующему режиму и в случае переворота часть ее могла бы принять участие.
По словам Жукова, техническая часть должна была быть передана мне и в случае надобности своевременно были бы переданы необходимые лица, но за спешным отъездом Жукова фактическая передача не состоялась.
К лицам, сочувствующим движению, из различных разговоров я мог отнести до некоторой степени Сергея Павловича Матвеева, ст. инженера подрывного отряда ГВИУ.
К обязанностям и поручениям, даваемым Зыкову, относятся: учет и привлечение автомобилей, грузовых и легковых, мотоциклов, с личным составом, их обслуживающим, и рекогносцировка дорог и путей по Москве, а также рекогносцировка мощной станции беспроволочного телеграфа на Ходынке.
Деньги я получал два раза непосредственно от Жукова и два раза непосредственно от Алферова, ни от каких консульств денег я не получал, и получение таковых от консульств мне не известно.
Мои отношения с В. В. Трестером ограничились служебным характером по ГВИУ, только раз В. В. Трестер частным образом просил меня как бывшего начальника отдела складов и приемок ГВИУ о возможности и назначении его брата начальником автомобильного склада, но так как вакансия была уже занята, то разговор на этом и был окончен. Кондратьева я знал и предполагал, что он является участником организации.
24/X ?1919
К. Анчутин
III
Всев. Вас. предложил разработать план нарушения телефонной связи и железнодорожного сообщения вокруг Москвы в расстоянии от 15 до 40 верст примерно, собрать сведения, сколько может быть автомобилей и мотоциклов.
Как единственно рациональной мерой нарушения телефонной связи я предложил захват Центральной телефонной станции.
Относительно плана разрушения полотна жел. дорог Всев. Вас. мне была обещана присылка бывших офицеров, которых я должен был инструктировать в техническом отношении.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105