История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


– Роза и Крест – символы масонов 18°.
– Рыцарь Розы и Креста – брат 18°.
– Страж дверей – он же привратник, стоит у дверей, внутри или снаружи, открывает их только по приказанию 2-го Секретаря или Наблюдателя.
– Сессия – собрание масонов.
– Тайный Мастер – первая степень Мастера.
– Украшения – звезды, знаки, ленты, шнуры, кисти и т.д. (носимые на себе).
– Уснуть – выйти на время из ложи.
– Уснуть на Востоке Вечном – умереть.
– Усыновление – аффильяция, принятие в ложу масона, бывшего до этого в другой ложе либо того же, либо другого Послушания.
– Усыпить – отстранить брата на короткое время.
– Ученик – масон 1°.
– Философский Совет – Мастерская братьев от 30° до 33°.
– Флаг – салфетка.
– Черепица – тарелка.

* * *
Историю русских эмигрантских лож с 1920 г. до июня 1940 г., когда Гитлер взял Париж, можно, пожалуй, назвать счастливой: гонений ни от кого, конечно, не было – французские братья постепенно проходили на верхи власти, трений с ними было немного. Бывали трудности в связи с их симпатиями к тому, что делалось в Советской России, которая многим начинала нравиться все больше, чего непримиримые русские никак не могли принять. К этим трудностям постепенно привыкли, они стали менее болезненны для русской стороны; французам они мешали мало: они в эти годы заполняли как свою Палату депутатов, так и министерства, – это тоже помогало мирному сожительству: все были довольны.
Старые уходили, молодых, часто без всякого успеха, старались втянуть в «сессии», но масонские церемонии казались им потерей времени, иерархия – неоправданным и старомодным пережитком, а соблюдение тайны в стране, где на 90% правили масоны, совершенно непонятным. И хотя основной контингент братьев обоих русских Уставов по-прежнему состоял из тех, кто были масонами до революции, тем не менее, время от конца 20-х гг. до падения Парижа является апогеем русского масонства в эмиграции. В эти годы количество братьев росло, оно стало спадать лишь к концу этого периода, когда средний возраст братьев стал повышаться гораздо быстрее, чем прежде. Кое-кто смотрел теперь на «сессии», как на клубные встречи, и храм воспринимал, как клуб. Мне вспоминается, как однажды В.Ф. Ходасевич сказал о масонах: «Эмигрантское масонство – это смесь парламента и сиротского приюта для стариков». Сближение «левой» части Великой Ложи с «правой» частью Великого Востока постепенно начало терять свою остроту. Повторяю, что эти прилагательные большого смысла не имеют: в ложах никто не навязывал своих убеждений. В конце Концов разница сводилась к тому, что Великий Восток оказался на 100% республиканским, а Великая Ложа старалась держаться «непредрешенчества», предполагая в будущем, которое было одной из главных тем разговоров, предоставить «самому русскому народу решить, какого правительства он хочет». При этом считалось, что если народ захочет монарха, то он должен быть «как в Англии», а если республику – то «как во Франции».
В 1920-х гг. переполненная «Астрея» начала разветвляться в новые ложи («Гермес», «Лотос», «Гамаюн», «Юпитер»). «Гермес» Великой Ложи был основан еще в декабре 1924 г., как ответвление «Астреи», «с особой целью привлечь русских во Франции – ученых, представителей науки, индустрии, служилого класса, – которые смогут изложением своих взглядов на будущее устройство России возбудить серьезный интерес в тех же классах иностранной общественности и у правительств важнейших государств». Но уже через год ложа перестала собираться, и выборов произведено не было. Французская ложа обратила на это внимание, и тогда «с большим трудом удалось собрать братьев для спешных выборов и спасти положение» (Кандауров). В 1926-28гг. Досточтимым Мастером стал Нагродский, в 1929-1931 – Тесленко.
Затем ответвилось «Золотое Руно»: русские предложили кавказцам устроиться отдельно. Но грузины, армяне, горцы и азербайджанцы к этому интереса не проявили, а армяне открыто заявили, что никуда не уйдут. «Никто не знал, чего хотеть». Досточтимыми Мастерами «Золотого Руна» были: 1927 – Лианозов, 1928-1930 – Давыдов, 1931 – Вердеревский.
Затем ответвился «Прометей» (1926-1928). Досточтимым Мастером был выбран Зильберштейн – никто из братьев не имел трехлетнего стажа, чтобы получить 3°. Так что никто, кроме него, и не мог им быть.
Русские сами усыпили «Золотое Руно». Французы усыпили «Прометей». Кандауров заканчивал свою «Записку» оптимистической нотой: «В среде населяющих Кавказ национальностей, несомненно, имеются элементы, которые могут подойти для восприятия франк-масонских идей». Но «Руно» не воскресло, и кавказцы испарились из храма.
«Любомудры» с трудом встали на ноги, хотя Великими Мастерами там были Петр Бобринский (1925-1928), Веретенников (1929), и Голиевский (1931). Это, возможно, была не ложа, а Ареопаг – судя по тождественности названия с французским Ареопагом «Amici Philosophae», где русские всегда были желанными гостями.
«Астрею» в эти годы перевели в статус «лож-матерей» (Loge-meres), тем самым сократив число ее членов с 50-ти до законных 30-ти. «Ложа-мать» была включена в Совет Великой Ложи и состояла теперь исключительно из Досточтимых Мастеров. Ни учеников, ни подмастерьев там не было.
В одном из своих писем в конце 1930-х гг. Осоргин перечисляет русские ложи в Париже: шесть – Послушания Великой Ложи – «Астрея», «Гермес», «Юпитер», «Гамаюн», «Северное Сияние» и «Лотос», две – Великого Поста: «Северная Звезда» и «Свободная Россия», из чего надо заключить, что открытая по его инициативе ложа «Вехи» не была утверждена. К этому времени все франко-русские ложки, какие еще были, закрылись, и кое-кто из старых русских масонов ушел во французские ложи.
Вот список Досточтимых Мастеров «Астреи» в первое десятилетие ее существования:
Л.Д. Кандауров – 1921-1924 (первые три года, неофициально, – Привратник), Н.В. Чайковский – 1925, Э.К. Беннигсен – 1926, П.А. Половцев – 1927, Вл. Нагродский – 1928 – 1929 (ушел в «Гермес»), П.А. Бобринский – 1930-1931.
Секретарем до 1927 г. был Скрябин. Макшеев и Мамонтов считались почетными членами-учредителями. Известны также имена других членов ложи:
Соколов (Кречетов) – Оратор до 1924 (выбыл в Берлин, позже радиирован); Наумов – Казначей; Аитов – Дародатель, Эксперт; Маринович – выбыл в 1924; Бурштейн – выбыл в 1925; Навашин – выбыл из «Астреи», остался в Англо-Саксонской ложе; Кугушев – выбыл в 1928; Путилов – перешел в «Юпитер»; Артамонов – ум. в 1927; Слиозберг – ум. в 1937.
Чтобы закончить историю Великой Ложи до войны, я приведу здесь документальный рассказ выделения «Лотоса» из «Астреи», который довольно подробно дает картину одного из важных и несомненно положительных событий эмигрантской жизни в ее масонском разрезе.
Как уже было сказано, в ложу по закону не могли входить более 30-ти братьев. Когда это случалось, она выделяла из себя новую ложу. Первая ложа делалась таким образом «ложей-матерью», дававшей рождение молодой ложе, а иногда и нескольким. Такой «ложей-матерью» стала «Астрея», когда из нее выделился «Лотос». Русская «Астрея» Послушания Великой Ложи была основана еще в 1908 г., и возобновленная в Париже в 1922 г. (официально – в 1924 г.), она процветала 9 лет, когда решено было дать ей детище. «Лотос» выделился в 1932 (1933) г., в 1939 г. ему пришлось уйти в подполье, в 1946 г. он возник опять. В начале 1930-х гг. из «Астреи» выделились «Юпитер», в который вошли братья усыпленного «Золотого Руна», а затем «Гамаюн», следы которого теряются, и можно предположить, что он закрылся.
В Послушании Великого Востока из «Свободной России» выделились «Вехи», но они тоже, видимо, захирели, хотя их инициатор М.А. Осоргин (33°) с энтузиазмом участвовал в их создании, мечтая омолодить «Свободную Россию».
«Разветвления» и «почкования» лож были торжеством, обставленным с большой помпой. Приглашались «гости», т.е. братья других Уставов, а те, которые не чувствовали потребности в слишком близком братском общении и стойко держались своей «правизны-левизны», были свободны поступать по своему усмотрению. Здесь надо отметить одну особенность взаимной посещаемости лож двух русских Уставов: братья Великой Ложи были менее заметны в храме Великого Востока, в то время, как братья Великого Востока почти всегда присутствовали на сессиях Великой Ложи. Особенно часто бывали на улицах Иветт и Пюто проф. Агафонов, Маргулиес, Переверзев, Тираспольский, место которых было на улице Кадэ, т.к. все эти названные Досточтимые Мастера были масонами «Северной Звезды».
Отчет «Лотоса» написан анонимным автором. Его название: «История образования и деятельности ложи „Лотос“ (Шотландского Устава)». В нем 81 стр., и написан он в Париже в 1950 г.
Все документы, приложенные к Отчету, относятся к началу 1930-х гг.; в конце отчета даются некоторые сведения о послевоенном времени: о деятельности ложи, о прочитанных там докладах, а также о последних годах русского масонства.
Двадцати двум братьям были предварительно разосланы повестки, приглашающие 18 ноября 1932 г. (Год Света 5932-ой) в 9 час. в контору бр. Каплан (55, av. des Champs Elysees) для первого обсуждения выделения «Лотоса» из ложи «Астрея». «Лотос» неофициально собирался с 1931 г., но теперь пришло время его законным образом «инсталлировать».
Явились следующие лица:
– Из «Астреи» (№ 500): Аитов, Бернштейн, Веретенников, Вяземский, Де Витт, Гордовский, Каплан, Кривошеин, Рабинович, Свободин, Слиозберг, Смирнов.
– Из «Северного Сияния» (№ 823): Жданов, Протасьев.
– Из «Гермеса» (№ 535): Кац, Ломейер, Мендельсон, Нидермиллер, Шапиро.
– Из «Юпитера» (№ 536): Сафонов.
Все названные – Мастера. Два Ученика были из «Астреи» – Каган и Расин. Все остальные состояли в Ареопагах.
Эти 22 брата обсуждали план ходатайства об инсталляции новой ложи перед Советом Великой Ложи Франции, и тем самым стали учредителями этой новой ложи.
Председательствовал бр. В.Д. Аитов.
Присутствовавшие братья единогласно заявили, что явились для создания новой «Символической Мастерской». Причиной стремления учредить новую ложу было «желание братьев посвятить себя изучению вопросов нравственности, личной и коллективной, а также строгого проведения в жизнь результатов изучения этих принципов». Это предложение было единогласно принято. Решено, было, что этот план ни в коем случае не будет мешать в будущем продолжению усердной работы братьев в своих основных ложах.
Присутствовавшие на собрании затем перешли к временным выборам должностных лиц новой ложи. Единогласно были избраны: Председатель – Досточтимый Мастер Аитов, Оратор – Вяземский, 1-й Страж – Веретенников, 2-й Страж – Шапиро, Казначей – Ломейер, Секретарь – Сафонов, Мастер Церемоний – Каплан.
«Эта временно созданная ложа будет проводить свои работы на русском и французском языке, и избирает для своих постоянных работ храм Русского масонства по адресу 29 ул. Иветт, На Восток от Парижа» (выражение это – чисто символическое; ул. Иветт находится на западе, около метро Жасмен, а Пюто – в центре, около площади Клиши).
Имя «Лотос» было предложено бр. Смирновым.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57