История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Умер граф Рочестер. Рочестер был ее добрым другом, он всегда давал ей дельный совет; весельчак и озорник, он казался ей просто мальчишкой, хотя и был старше нее года на три; она печалилась о нем. Было горестно, что он, прожив всего тридцать три года, должен был умереть из-за своих излишеств. Бедный Рочестер, такой остроумный, такой блестящий – и ничего теперь от него не осталось, кроме нескольких стихотворений!..
Смерть ужасна. Умерла ее мать, но она была стара и Нелл никогда не любила ее. Было просто чудом, что джин не унес ее раньше. Но такие смерти, как смерть маленького Джемми и Рочестера, она переживала тяжело. Она будет смеяться, она будет плясать и петь, но ее никогда уже не покинет сознание, что свершилось непоправимое.
Она была рада, что ничего не знала о той лихорадке, которая недавно поразила Карла. Не было нужды волноваться, потому что он поправился до того, как она узнала об этой болезни. Но это может случиться вдруг, и в следующий раз может не быть такого счастливого конца.
Рочестер!.. Джемми!.. Она помнила о них постоянно.
Карлу, разделявшему ее горе из-за потери их сына, хотя он и не переживал его так глубоко, было грустно видеть в ней эту перемену.
Он хотел видеть прежнюю веселую Нелл. Он повез ее в Виндзор и показал красивый дом неподалеку от замка.
Этот дом будет называться Бёрфорд-хаус, и это подарок короля Нелл. Усадьба была очаровательной.
– И совсем рядом с замком, – сказал, улыбаясь, король.
Этот дом невозможно было не полюбить. Он казался вполне подходящей резиденцией для милорда Бёрфорда. И Нелл изъявляла благодарность, стараясь прогнать все мысли о своем потерянном ребенке. Интерьер Бёрфорд-хауса был оформлен Веррио, придворным художником, работавшим в то время в королевском замке в Виндзоре. А Потвен, ее обойщик с Пелл Мелл, обставил дом по ее вкусу. Сад и огород в южной части усадьбы доставляли удовольствие, и она живо перепланировала их вместе с королем, а милорд Бёрфорд бегал от одного из них к другому – счастливый оттого, что его мать снова стала походить на себя и его отец живет вместе с ней в новом доме.
В самый разгар террора виги сделали попытку заставить Карла узаконить Монмута. Только таким образом, уговаривали они, король может защитить свою жизнь и спасти свой народ от католических заговорщиков.
В палате лордов Карл терпеливо доказывал: то, что они от него требуют, противозаконно. Он их заверил, что намеревается больше заботиться о себе и своем народе.
Ему указывали на то, что законы, в случае крайней необходимости, всегда могут быть изменены.
– Если ваша совесть допускает такое, – отвечал Карл, – то у нее нет ничего общего с моей совестью. Заверяю вас: я так люблю свою жизнь, что использую все возможности, чтобы достойно сохранить ее. Но не думаю, что после пятидесяти лет она может представлять собой такую ценность, что ее следует сохранять за счет утраты моей чести, моей совести и законности в этой стране.
В парламенте присутствовал Иаков, и когда Карл отвечал лордам, он наблюдал за этим молодым человеком. Он видел выражение горечи и разочарования на лице Монмута и думал: «Я был глуп, полагая, что он любит меня. Что он еще когда-нибудь любил, кроме моей короны?»
В тот день король одержал победу. Но Шафтсбери не сдавался. Он зашел так далеко, что хода назад уже не было. И он сознавал, что, проявив себя таким непримиримым врагом герцога Йоркского, должен всеми силами помешать его восшествию на престол. Теперь он пытался внести новый законопроект, чтобы заставить Карла развестись с королевой. Карл использовал свой обычный гамбит: он согласен на эту уступку при условии, что парламент будет распущен.
Все это время Луиза постоянно общалась с новым французским послом Барийоном, сменившим Куртэна. Она полагала, что видит возможность вернуть себе прежнее положение в отношениях с Карлом.
За годы террора она успела разобраться во всех хитросплетениях и поворотах сложной политики короля и парламента. Так как Данби оказался ныне узником Тауэра, она обратила свое внимание на лорда Сандерлена, одного из самых влиятельных людей в стране. Чтобы спастись, она напрягала весь свой ум и поняла, что следует использовать даже тех, кто хоть чуть-чуть в чем-то может быть ей полезен. Она помогала вновь утвердиться даже Шафтсбери; она позволила себе несколько дружеских жестов в сторону Монмута, хотя втайне надеялась, что ее сын, герцог Ричмондский, может быть узаконен и объявлен наследником престола; этого она, конечно, Иакову не говорила.
Луиза собралась с силами и, будучи также очень хитрой, начала украдкой подбираться к королю, а ее способность умно и проницательно разбираться в любом новом повороте в делах политики заставила его искать ее общества. Он навещал ее каждый день, хотя все ночи проводил только с Нелл. Последнее Луизу не очень заботило, так как она начала понимать, что, если будет вести себя умно, то и Людовик, и Карл придут к заключению, что она им необходима в проведении ими их политики. Для Карла она была тем человеком, с кем он мог вести доверительные разговоры о том, что ему желательно получить от короля Франции; для Людовика она была человеком, осуществляющим влияние на короля Англии по его подсказкам.
Вскоре после роспуска парламента она пожелала встретиться с королем; он, увидев, что ей хочется поговорить с ним наедине, отпустил всех окружающих.
Одна из его маленьких болонок прыгнула ему на колени, и он нежно поглаживал ей уши, пока они разговаривали.
– Вот было бы счастье, – сказала Луиза, – если бы больше никогда не надо было собирать парламент!
– Всей душой с тобой согласен, – ответил Карл. – Но, увы, вскоре придется собирать его снова.
Она придвинулась к нему поближе.
– А для чего, Карл?
– Из-за денег, – ответил он. – Нужны деньги. Стране нужны деньги. Мне лично нужны деньги. Парламент должен собраться и выделить их мне.
– Карл, а если нашлись бы другие возможности пополнить вашу казну… Тогда вы бы все равно думали, что необходимо созывать парламент?
Он поднял брови и улыбнулся ей, но был настороже.
– Если бы я могла пообещать кое-что Людовику… – начала она.
– Уже было достаточно обещаний.
– Да, а голландский брак и то, что вы до сих пор не объявили себя католиком, рассердило Людовика.
Карл беззаботно пожал плечами.
– Первое я сделал, – сказал он, – по настоянию народа. Что касается второго, то его мой народ не потерпит.
– А вы сами, Карл?
– Я человек нерелигиозный. Я не могу подчиняться, знаете ли. Но полагаю, что католическая вера, конечно, больше подходит дворянину, чем мрачный протестантизм. Но я повторяю своего деда. Англия стоит принципа, как когда-то он говорил о Париже.
– В Дуврском договоре вы обещали провозгласить себя католиком.
– В подходящее время, – быстро ответил Карл.
– И это будет?..
– Когда мой народ согласится принять короля-католика.
– Вы имеете в виду… никогда, пока вы живы?
– Кто знает? Кто знает?
Какое-то время Луиза молчала. Религия всегда будет для Карла вопросом практической целесообразности, каким она была и для его деда, спасшего Францию от несчастья, к которому толкал страну религиозный конфликт. Ей придется забыть о своем желании выполнить эту часть своего долга перед Францией. Но она должна постараться укрепить привязанность Карла к своей родине не только для того, чтобы упрочить свое положение.
– Если бы у вас было, скажем, четыре миллиона ливров в течение трех лет, вы бы смогли решить свои проблемы, не созывая парламента?
– Ты полагаешь, что Людовик заплатит…
– На условиях, о которых мы можем договориться… Карл снял с колен свою болонку и простер к Луизе руку.
– Луиза, мой ангел-хранитель, – сказал он, – давай поговорим об этих условиях.
До созыва следующего парламента Карл должен был ежегодно получать двести тысяч фунтов за соблюдение нейтралитета по отношению к политике Людовика на европейском континенте. Карл увидел возможность править без парламента, в котором он нуждался в прошлом лишь для выделения денег, необходимых ему для управления страной.
Когда собрался новый парламент, у короля было непроницаемое выражение лица.
Он обратился к лорду-канцлеру с тем, чтобы тот объявил его предложение, и лорд-канцлер заявил, что парламент распускается.
Карл покинул палату лордов, которые были так ошеломлены, что даже не протестовали. Когда он позвал своего камердинера, чтобы тот помог ему переодеться, Карл смеялся.
– Ваше достоинство возросло по сравнению с тем, каким оно было еще четверть часа тому назад, – заметил он. – Лучше иметь одного короля, чем пятьсот.
Чуть погодя он продолжил начатое рассуждение со свойственным ему добрым юмором:
– Ибо, – говорил он, – я буду жить без парламентов, в крайнем случае созывая его лишь для утверждения каких-либо временных законоположений или новых законов для всеобщего блага страны, так как, слава Богу, дела мои теперь в таком прекрасном состоянии, что мне нет необходимости просить мой парламент утвердить мои доходы.
Вот так Карл, ставший подлинным правителем своей страны с помощью субсидий французского короля, решил не созывать парламент до конца своей жизни. И не созывал.
Вскоре он покончил с террором. Шафтсбери был заключен в Тауэр. Отса арестовали за устную клевету. Монмута тоже арестовали, хотя вскоре освободили. Шафтсбери бежал в Голландию. Жизнь постепенно возвращалась в мирное русло.
10
В доме неподалеку от Уайтхолла сидели за столом, сгрудившись, люди. Они переговаривались шепотом, и изредка один из них, тихонько подкравшись к двери, открывал ее резко, но без шума, дыбы удостовериться, что за дверью их никто не подслушивает. Во главе стола сидел высокий, красивый молодой человек, чьи глаза горели честолюбием. Иаков был уверен, что еще до конца года он станет королем Англии.
Он слушал разговоры о «рабстве» и «католицизме», от которых эти люди клялись навсегда избавить Англию. «Католицизм» и «рабство» – эти слова имели особое значение; первое слово обозначало герцога Йоркского, второе – короля.
Монмутом овладело беспокойство. Он ненавидел католицизм. Но рабство? Он не мог не думать о глазах, в которых сиял свет особой любви к нему, и он делал вид, что не понимает, о чем речь, когда говорил об уничтожении рабства.
Рамболд, один из главных конспираторов, говорил:
– Нет места более подходящего для нашей цели. Моя ферма Райхаус укреплена, как замок. Она расположена близко от дороги, сужающейся в этом месте так, что может проехать лишь одна карета. Когда рабство и католицизм поедут обратно в Лондон после скачек в Ньюмаркете, мы заблокируем проезд.
Полковник Джон Рамсей спросил:
– Мы можем опрокинуть телегу. Этого будет достаточно?
– Вполне. – Рамболд осмотрел сидящих за столом людей: Ричард Нелторп, Ричард Гуденаф, Джеймс Бертон, Эдвард Уейд и много других – все как на подбор добропорядочные сельские жители; знать была представлена графом Эссекским, лордом Уильямсом Расселом и Алгерноном Сиднеем.
Эссекс сказал:
– Мы будем держать наготове сорок вооруженных человек. Они быстро справятся со своей работой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55