История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Хотя он и был добр, как всегда, Луиза чувствовала, что мысли его далеко, она была уверена, что с Гортензией. И вообразила, что заметила в ее глазах неприязнь к себе.
Ни одна из любовниц Карла – даже Барбара – не была такой стяжательницей, как Луиза, и ныне Луиза утешалась тем, что она и ее сестра Генриетта, которую привезла в Англию и выдала замуж за развратного графа Пемброка, были очень богаты. И что же – только это и должно быть единственным утешением для той, которая так старалась стать королевой?
– Я служила Вашему Величеству от всего сердца, – начала Луиза. Она его не понимала. Упреки подавляли в нем жалость.
– Вы слывете другом королей, – сказал он.
Она обратила внимание на то, что он употребил множественное число, – и ее надежды улетучились.
Человек менее добрый назвал бы ее шпионкой Людовика. Она сказала:
– Я пришла просить Ваше Величество отпустить меня в Бат. Тамошние воды, я думаю, помогут мне поправить здоровье.
А в ее глазах стояла мольба: «Запретите мне уезжать. Скажите же мне, что вы настаиваете на том, чтобы я была рядом с вами».
Но Карл оживился.
– Дорогая моя толстушка, – сказал он, – непременно поезжайте в Бат. Это один из моих любимых городков. Не сомневаюсь, там вы поправите здоровье. Отправляйтесь, не теряйте времени.
Луиза печалилась, готовясь к путешествию.
Она не знала, что увлечение короля Гортензией значительно уменьшилось. Она была красивой – самой красивой женщиной в королевстве. И он готов был это признать. Но красота – это еще не все. Она поселила в своем доме французского крупье Морэна и научила англичан карточной игре. Король возражал против увлечения азартными играми. Он всегда старался увести своих любовниц от столов, за которыми играли в эти игры. В конце концов дешевле обходилось устраивать для них маскарады и банкеты. Поэтому он был недоволен Гортензией за то, что она познакомила англичан с новой азартной игрой.
Маленькая графиня Сассеская, дочь Барбары, но будто бы и Карла, была совершенно очарована Гортензией. Она постоянно старалась быть рядом с ней, и Гортензия, которой нравилась эта малышка, посвящала большую часть времени играм с ней. Это было очень мило, но часто, когда Карлу хотелось побыть наедине с Гортензией, она никак не могла расстаться с его дочерью.
Это было еще одной из причин, из-за которой отношение Карла к ней изменилось. У нее был любовник. Это был молодой и красивый принц Монако, посетивший Англию. Он приехал, как говорилось, из далекого Монте-Карло специально для того, чтобы сделать Гортензию своей любовницей.
Гортензия не могла устоять против его миловидности и юности. Молодой человек стал постоянно бывать у нее в доме, так как Гортензия была слишком беспечна, не заботилась о будущем и не скрывала своего увлечения им.
Король прощал Барбаре любовные связи, когда она была официальной любовницей короля. Однако времена изменились. Теперь ему перевалило за сорок – он был уже не так молод, и даже его удивительная половая потенция начала снижаться. Похоже, что, излечившись от своей болезни, он утратил способность к деторождению, так как после дочери Молл Дэвис у него не родилось ни одного ребенка.
Он старел, поэтому бурное увлечение Гортензией, вспыхнув так неожиданно, так же непредсказуемо пошло на убыль. Ему хотелось развлечься. Луиза была не в состоянии развлечь его. Она только ноет и перечисляет свои болезни. Поэтому он отправился в дом Нелл на Пелл Мелл.
Нелл обрадовалась его приходу. Она всегда была готова играть роль королевской шутихи: да, посмеяться над ним, несчастным влюбленным, разочаровавшимся в других любовницах, но и утешить, и среди всех этих насмешек и бравурности обнаружить поистине материнское к нему отношение и показать, что она по-прежнему сердита на Гортензию за то, что та предпочла принца Монако.
В доме Нелл часто бывал Бекингем. И Монмут тоже. Шафтсбери тоже заглядывал. Нелл связалась с вигами, думал Карл.
Но было приятно, когда Нелл танцевала и пела для них, а когда Карл увидел, как она изображает леди Данби с Бекингемом в роли мужа леди Данби, король обратил внимание на то, что так хохочет, как не хохотал уже несколько недель. Он осознал, что было очень глупо с его стороны пренебрегать таким тонизирующим средством, которое можно получить только у Нелл.
Таким образом, пока Луиза поправлялась в Бате, а Гортензия скатилась к положению рядовой любовницы Карла, Нелл заняла главенствующее положение.
Рочестер предупредил ее:
– Это будет продолжаться недолго, Нелл. Не сомневайся, Луиза вернется и кинется в схватку. А она дама благородная, тогда как на крошке Нелл все еще сохранились пылинки из переулочка Коул-ярд. Я не буду пытаться стряхивать их с вас. Молл это не удалось. Но не удивляйтесь, если вы не останетесь навсегда номером первым. Уходите в тень, когда надо, но используйте удобный момент, Нелл. Куйте железо, пока горячо.
Поэтому Нелл делала все так, что Карл навещал ее не только тогда, когда у нее собиралось вечерами общество, но и днем, чтобы лучше узнать своих двоих сыновей.
Однажды она позвала маленького Карла, чтобы сказать ему, что пришел отец.
– Поди сюда, маленький ублюдок.
– Нелл, – запротестовал король, – не говори так.
– А почему я не должна так говорить?
– Это звучит некрасиво.
– Как бы это ни звучало, это правда. Как мне еще называть мальчика, если его отец, не давая ему другого титула, предоставляет его это право всему свету?
Король призадумался, и вскоре после этого осуществилось одно из самых заветных мечтаний Нелл.
Ее сын был теперь не просто Карлом Боклерком, он был барон Хадингтон и граф Бёрфорд.
Нелл танцевала по всему дому на Пелл Мелл, размахивая документом, подтверждающим титул маленького Карла.
– Идите сюда, милорд Бёрфорд, – кричала она. – Вас ждет место в палате лордов, любовь моя. Подумать только! Ваш отец – король, и об этом знает весь свет.
Новоиспеченный граф громко смеялся, видя маму такой веселой, а малыш Иаков – милорд Боклерк присоединился к ним.
Она подхватила их на руки и крепко прижимала к себе. Она позвала слуг, чтобы представить их милорду Бёрфорду и милорду Боклерку.
Весь день только и было слышно, как она кричит:
– Принесите милорду Бёрфорду грудной сироп. Клянусь, он начинает кашлять. И я не сомневаюсь, что немного сиропа не помешает и милорду Боклерку. О, милорду Бёрфорду нужен новый шарфик. Я сегодня же поеду в гостиный двор за белой саржей.
Она перещупала все тонкие ткани в магазинах. Она купила детям ботиночки с золотыми шнурками.
– У милорда Бёрфорда такие нежные ножки… и у его братца, милорда Боклерка, такие же.
Дом звенел от смеха Нелл и ее возбужденного голоса.
Слуги подражали своей госпоже, и казалось, что в любой произнесенной в этом доме фразе должны упоминаться имена милорда графа или милорда Боклерка.
8
Все последующие месяцы Нелл была очень занята. Она считала, что это были самые счастливые месяцы в ее жизни. Карл навещал их постоянно, он безгранично восхищался милордом Бёрфордом и милордом Боклерком, малыши не болели, а вечера у Нелл никогда не бывали такими веселыми.
Правда, у нее самой титула не было, но Карл обещал ей, что решит этот вопрос, – как только сможет, он сделает ее герцогиней.
Нелл молча согласилась отложить осуществление своей мечты. Маленький Карл стал графом, и уже ничто не сможет изменить его положение. Сама она готова была ждать.
Гортензия держалась дружелюбно и прислала Нелл письмо с поздравлениями по поводу пожалования титулов ее сыновьям.
Для Нелл не могло быть ничего приятнее.
– Я получила письмо, – сообщила она своему эконому Граундесу. – Герцогиня Мазарини поздравляет графа Бёрфорда с титулом.
– Очень мило с ее стороны, мадам.
– Это на самом деле мило, а мадам косоглазой красотке не хватило хороших манер на что-либо подобное. О, поскольку герцогиня проявила такую любезность по отношению к графу Бёрфорду, думаю, следует нанести ей визит и поблагодарить ее.
Поэтому Нелл потребовала подать свой портшез и отправилась к апартаментам герцогини Мазарини, переговариваясь на улицах со встречными друзьями.
– Надеюсь, у вас все хорошо?
– И у вас тоже, – был ответ. – А как ваша семья?
– О-о, милорд Бёрфорд чувствует себя прекрасно. Милорд Боклерк немного покашливает.
После этого она заглянула к аптекарю.
– У нас кончается грудной сироп, а у милорда Боклерка еще не прошел кашель. Приготовьте нам эту микстуру, потому что, когда кашляет милорд Боклерк, часто случается так, что начинает кашлять и граф, он заражается.
Ей было не очень приятно, когда, войдя в апартаменты герцогини в Сент-Джеймсском дворце, она застала там прибывшую раньше нее герцогиню Портсмут.
Луиза, разговаривавшая с французским послом Куртэном, надменно посмотрела на Нелл. Леди Харви, тоже присутствовавшая там, неуверенно улыбнулась. Лишь Гортензия была сама любезность. Но Нелл не нуждалась в помощи, оказавшись в трудной ситуации. Она подошла к Луизе и хлопнула ее по спине.
– Я всегда считала, что те, кто занимаются одним и тем же ремеслом, должны быть добрыми друзьями, – воскликнула она.
Луиза остолбенела, Нелл держалась так, как будто ничего и не случилось. А Гортензия улыбнулась своей томной, дружеской улыбкой.
– Вы оказали мне любезность, навестив меня, – сказала она.
– Как же мне не навестить вас, – заявила Нелл. – Мне было так приятно получить ваши поздравления, герцогиня. Милорд Бёрфорд пришел бы лично поблагодарить вас, но он развлекает милорда Боклерка.
– Вы, должно быть, очень счастливы, – продолжала Гортензия.
– И удовлетворены, – вступила в разговор Луиза, – вам пришлось так много и упорно трудиться для того, чтобы это осуществилось. Вашему сыну по-настоящему повезло с матерью.
– И с отцом тоже, – ответила Нелл. – Ни у кого никогда не было сомнений по поводу того, кто отец милорда Бёрфорда, чего не скажешь о некоторых других.
Луиза была ошеломлена, хотя и не могла поверить, что выпад был направлен против нее. Она вела образцовую жизнь, если не считать эти странные и какие-то холодные и вялые отношения с Данби.
– То же можно сказать и про милорда Боклерка, – не унималась Нелл.
Луиза наконец обрела свою обычную невозмутимость.
– Рада заметить, что и мой маленький герцог чувствует себя хорошо.
В тот момент Нелл решила, что еще при ее жизни милорд Бёрфорд должен быть герцогом.
Гортензия торопливо обратилась к Нелл:
– Я слышала, что ваши нижние юбки приводили в восторг всех, кто их видел.
– У меня хорошая белошвейка, – сказала Нелл. Она поднялась и, придерживая юбку платья, начала танцевать, поворачиваясь так, что то и дело выглядывали ее кружевные нижние юбки.
Гортензия рассмеялась.
– Вы так вертитесь, что мы не можем их рассмотреть. Прошу вас, позвольте нам взглянуть на них поближе.
– В Лондоне не найти лучшей работы, – продолжала Нелл. – И эта же мастерица будет делать шелковые капюшончики с шарфиками для милорда Бёрфорда и милорда Боклерка. – И тут она смекнула, – она никогда не могла противиться удовольствию оказать добрую услугу. – Ах, я не сомневаюсь, что эта прекрасная мастерица будет рада выполнить работу и для вас, ваши милости, если вы пожелаете.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55