История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Как он мог, было написано на его лице, удержаться и не написать такие славные и остроумные стишки, если они возникли у него в голове и оказались правдивыми?
Король вдруг громко расхохотался.
– Ну, друзья мои, – сказал он собравшимся, – он говорит правду, но все объясняется очень просто – слова я говорю свои собственные, а действия продиктованы моим кабинетом министров!..
Да, в течение тех месяцев королевский двор по-настоящему веселился.
Нелл устроила в своем изящно обставленном доме музыкальный вечер; все выглядело необыкновенно величественно, ибо король, не имея возможности дать титулы, о которых она так мечтала, ее сыновьям, пытался компенсировать это весьма внушительными дорогими подарками.
Нелл, оглядывавшей свою гостиную, самой с трудом верилось, что это ее новый дом. Теперь было нелегко воскресить в памяти ту хижину в Коул-ярде. Но если подняться в комнату, где сейчас спит ее мать и бутылка джина стоит, должно быть, рядом с ней, то это будет не так уж и сложно.
Но что это было за зрелище, когда от света множества свечей сияли богатые наряды дам и придворных кавалеров! Нелл взглянула на ее собственные юбки, отделанные серебристым с золотом гипюром, на драгоценные камни, сверкающие на ее пальцах.
Она, малышка Нелл Гвин из Коул-ярда, устраивает вечер, на котором почтенными гостями является король и его брат, герцог Йоркский!
Это был для Нелл особенно счастливый вечер, потому что в течение него у нее будет возможность изменить к лучшему жизнь бедного театрального музыканта. У него был прекрасный голос, у этого молодого Боумана, и ей хотелось, чтобы король услышал его и похвалил, так как после похвалы короля лондонские зрители будут стремиться в театр послушать его. И это очень приятно, думала Нелл, добившись успеха, делать все возможное, чтобы и другие могли пойти по этому же счастливому пути.
Она наблюдала за выражением лица короля, когда он слушал пение. Затем слегка придвинулась к нему.
– Прекрасный исполнитель, Нелл, – сказал он.
– Я рада доставить Вашему Величеству удовольствие, – ответила она ему. – Я бы хотела представить вам певца, чтобы вы лично могли сказать ему об этом. Это будет так много значить для юноши!..
– Пожалуйста, Нелл, если это тебе угодно, – согласился Карл, и, глядя на ее маленькую удаляющуюся фигурку, он с нежностью подумал, что это так похоже на Нелл – не забывать о менее удачливых людях среди ее нынешней роскоши. Он был счастлив с Нелл. Если бы она не надоедала ему постоянно этими разговорами о своих мальчиках, он познал бы с ней полный покой. Но она была, конечно, права, стараясь сделать все возможное для своих сыновей. Ему бы не понравилось, если бы она не заботилась об их благополучии. Когда-нибудь она должна быть вознаграждена. Как только будет возможно, она даст юному Карлу все то, что получили дети Барбары и Луизы.
Нелл подошла с молодым Боуманом, который, волнуясь, остановился перед королем.
– Сердечно признателен вам за ваше исполнение, – тепло сказал Карл. Он не хотел отказать Нелл выразить признательность музыканту, если ей это приятно. Это ему ничего не стоило, и он хотел, чтобы она знала, что, будь на то его воля, он бы исполнял так же все ее просьбы. – Еще и еще раз благодарю.
Нелл стояла рядом.
– Государь, – попросила она, – чтобы подтвердить, что ваши слова не простая вежливость, не могли бы вы сделать исполнителям достойный подарок?
– Разумеется, – ответил король и пощупал свои карманы. Лицо его выразило сожаление. У него не было денег. Он обратился к брату.
– Джеймс, я прошу тебя вознаградить этих прекрасных музыкантов от моего имени.
Джеймс обнаружил, что тоже оставил свой кошелек дома.
– У меня с собой ничего нет, государь, – сказал он, – кроме одной или двух гиней.
Нелл стояла подбоченясь, переводя взгляд с короля на герцога.
– Черт побери! – воскликнула она. – В какое общество я попала?
Вдруг раздался смех, и больше всех от души смеялся король.
Нелл была счастлива, наслаждаясь своим прекрасным домом, благорасположением короля и любовью, которую она к нему питала.
И все же она не забыла удостовериться, что музыканты были вознаграждены соответствующим образом.
Это был один из многих успешных вечеров.
Так проходило то благословенное время, пока Луиза восстанавливала свое здоровье.
Увы, Луиза все-таки поправилась, и теперь король делил свое время между ней и Нелл. Барбара, герцогиня Кливлендская, хотя и не пользовалась больше благосклонностью короля, продолжала бороться за права тех детей, которых она объявила настолько же его детьми, насколько и ее. Луиза считала, что по какому-то священному праву ее сын должен иметь преимущество перед детьми Барбары. Королю сперва надоедала одна, потом это делала другая. Сыновья Барбары станут герцогами Графтонским и Саутгемптонским; сын Луизы должен был получить титул герцога Ричмондского, который оказался свободным после смерти мужа Франсис Стюарт. Но Карл должен устроить так, чтобы грамоты на пожалование привилегий утверждены одновременно, иначе не избежать зависти.
А у Карла и Иакова Боклерков все еще не было титулов. Нелл была не в состоянии скрывать свое огорчение. Она не могла удержаться, чтобы при каждом удобном случае не оскорбить Луизу.
– Если она такая важная персона, связанная родством со всей знатью Франции, – спрашивала Нелл, – почему же тогда она согласилась на роль проститутки? Я по профессии шлюха и не претендую быть кем-то еще. Я верна королю и знаю, что он не оставит моих мальчиков без внимания.
Но Луизе удалось склонить на свою сторону Данби, а Данби занимал в стране высокое положение. Карл не мог не прислушиваться к нему, потому что его магия в финансовых вопросах значительно улучшила положение дел Карла. Нелл знала, что она и ее сыновья обязаны тем, что лишены почетных титулов, союзу Данби – Портсмут, и ей хватило ума понять, что, пока Данби будет сохранять влияние, ей будет очень сложно получить то признание, которого она так жаждала.
Данби успешно сколачивал придворную партию, будучи ее главой. Ему хотелось дать новую жизнь священному праву королей и абсолютизму монархии, как это было в дни правления Карла Первого. Оппозиция, возглавляемая Шафтсбери и Бекингемом в качестве помощника главы партии, ставила своей целью поддерживать парламент. Партия Данби звала партию Шафтсбери «вигами», которыми до сих пор называли лишь шотландских разбойников, совершающих набеги на приграничные селения и грабящих соседей под разными лицемерными предлогами. Шафтсбери отомстил, окрестив партию Данби «тори», – этим термином называли в Ирландии суеверных, кровожадных, невежественных людей, которым нельзя доверять.
Король наблюдал за этим соперничеством с кажущимся безразличием, но был настороже. Он осознавал способности Шафтсбери – самого умного и выдающегося члена оппозиционной партии. Карл с Джеймсом прозвали его «Маленькая честность». Он был человеком небольшого роста, страдавшим в то время от плохого самочувствия; за последние несколько лет он попеременно занимал то одну, то другую позицию. Когда началась гражданская война, он держался в стороне и вел себя осторожно, неторопливо решал, к кому выгоднее примкнуть. Когда казалось, что победу одерживают роялисты, он поторопился и присоединился к ним, а затем был вынужден их покинуть и так же быстро примкнуть к другой стороне. В поисках Кромвеля он стал фельдмаршалом, но, занимая сторону Кромвеля, он предпринял меры предосторожности, женившись на всякий случай на женщине из роялистской семьи. Она рано умерла, что было к лучшему, так как Кромвель стал лордом-протектором и происхождение этой дамы могло бы теперь мешать честолюбцу. Впоследствии он женился на богатой наследнице. Ему хватило ума не участвовать ни в одной из попыток роялистов вернуться к власти, но он одним из первых явился к королевскому двору Карла в изгнании, чтобы приветствовать его грядущее возвращение в Англию. Он принимал активное участие в низвержении Кларендона, занимавшего пост, которого он сам домогался. Когда он стал распоряжаться большой государственной печатью, быстро предпринял меры для того, чтобы оппозиция поскорее стала могущественней; у него не было никакого желания бросаться поддерживать то, что могло оказаться проигрышным делом. Но на этот раз он был вынужден занять устойчивую позицию. Его цель была ясна. Он должен сделать парламент главенствующей силой в государстве, так как ясно понимал, что в этом его судьба. Если бы парламент стал силой, тогда Шафтсбери должен был стать его главой.
Он не позволял себе недооценивать короля. Карл был ленив. Как однажды выразился Бекингем, «он бы смог, если бы захотел», и никогда еще Бекингем не был так прав. А вот бедный Джеймс Йоркский, следуя определению Бекингема же, «был бы не прочь, если бы смог». Надо было вести себя осторожно в отношениях с ленивым Карлом и домогавшимся власти Джеймсом.
Карл ему как-то сказал:
– Я считаю, что вы самый коварный пес в Англии. Шафтсбери, язык которого не отставал от его живого ума, тут же ответил резко и остроумно:
– Если Вашему Величеству нравится иметь такого подданного, то полагаю, что я такой.
Карл никогда не мог устоять против притягательности остроумного перебежчика; он знал, что «Маленькая честность» – человек бессовестный, но в то же время уважал его за сообразительность. В своих постоянных схватках с парламентом он должен быть особенно осторожным с такими людьми, как Шафтсбери.
Нелл, только наблюдавшая со стороны и мало разбиравшаяся в политике, воспринимала Данби как личного врага, потому что он и Луиза были друзьями, Бекингем же, друг Шафтсбери, мог обратить на нее внимание короля, поэтому она считала Бекингема своим другом. Отчаянный Рочестер был другом Бекингема и из-за этого склонен был поддерживать партию Шафтсбери. Поэтому эти люди бывали у нее в доме, сидели за ее столом и обсуждали свои планы. В соответствии с одним из таких планов, рождавшимся в живом уме Шафтсбери, Монмута следовало провозгласить законным наследником и после смерти короля посадить на трон в качестве марионетки, послушной его распоряжениям; Шафтсбери и Бекингем были ярыми врагами герцога Йоркского.
Монмут тоже бывал на вечерах у Нелл, и между ними сама собой возникала взаимная симпатия. Нелл продолжала называть гордого молодого человека принцем Задавалой и Претендентом, но Монмут был вынужден смириться с этими наскоками на достоинство и просто называл их «словечками Нелл».
Карл знал о приятелях-вигах Нелл, но он знал и Нелл. Как женщина она была абсолютно предана ему. Она видела в нем не только короля, но каким-то образом, что было ее неподражаемым свойством, заставляла его чувствовать себя наполовину ее мужем, а наполовину – сыном. Она была всегда готова отдаться страсти, но и материнский инстинкт никогда не покидал ее, и Карл знал, что Нелл была единственным человеком в королевстве, любившим его абсолютно бескорыстно. Правда, временами она становилась назойливой: требовала то титулы сыновьям, то громкий титул себе. Но он всегда помнил, что все это началось только после рождения сыновей. Это был тот самый материнский инстинкт, который и теперь заставлял ее вести себя таким образом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55