История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Ребята очень стараются, действуют энергично, но голов пока мало, меньше, чем нужно команде. Требуются очки, голы, а лидеры, пока не наиграются, не растратят бьющую через край энергию, на ворота со всей решительностью не идут.
Эта же проблема возникала не однажды в матчах ЦСКА и несколько лет назад, когда играла тройка: Сергей Капустин, Виктор Жлуктов и Хелмут Балдерис. Тогда я однажды, не вытерпев, сказал, что они ведут себя не по-товарищески: прежде чем взяться за дело, сначала наиграются, а потом уже принимаются действовать по-настоящему. А времени может потом и не хватить.
И вот такая же, как и несколько лет назад, картина вырисовывалась и в действиях новой тройки. Особенно грешили передержкой шайбы хоккеисты после яркой победы сборной в чемпионате мира 1981 года и в Кубке Канады.
Я спорил с ними, доказывал, убеждал до тех пор, пока… Пока не понял, что молодым армейским нападающим просто нужно время. Не только нравоучительные беседы тренеров, но и время. Они умные, сообразительные ребята и, несомненно, поймут все сами. Они найдут рациональную игру. Но сначала им надо отыскать разнообразные тактические связи, которые могут возникать на льду во время матча, и замедленный период развития атаки – неизбежный элемент поиска. Тройка только рождается, они ищут на льду себя, свое место на площадке во время развития атаки. Они ищут те рациональные ходы, которые будут практическим воплощением замыслов тренеров.
Есть план и идея игры, по не менее важна – не устаю повторять – и импровизация. Да и сама схема не есть что-то мертвое, данное раз и навсегда, годное для любого матча, для каждого соперника. Она отыскивается, отрабатывается во время не только тренировок, но и матчей. Они найдут то, что всем нам потом будет казаться само собой разумеющимся, очевидным, естественным, как казались естественными, единственно возможными действия Петрова и его партнеров. Они ведь должны созреть и как спортсмены, и как люди, к ним придет обыкновенная житейская мудрость, ассоциирующаяся у нас и с рационализмом. Они будут по-прежнему забивать голы, но будут добиваться цели легче, быстрее, ценою меньших усилий.
Так и произошло. Результативность звена стремительно росла, и приз газеты «Труд», присуждаемый самой результативной тройке, уже несколько раз вручался Сергею Макарову, Игорю Ларионову и Владимиру Крутову. Л весной 1982 года тройка установила своеобразный рекорд – забросила сотую в течение одного сезона шайбу в чемпионатах страны.
Любопытный штрих. В сезоне 1982/83 года армейцы провели 44 матча. Семь хоккеистов, в том числе трое из первой нашей пятерки – Касатонов, Ларионов и Крутов, не пропустили ни одного матча.
Самой результативной тройкой стало снова первое звено армейцев. 32 гола забил Крутов, 25 – Макаров и 20 – Ларионов, но читатели, видимо, помнят, что звено довольно долго выступало без Сергея Макарова: ему сделали операцию плеча.
Огромная нагрузка выпала па долю Крутова. Этот невысокий хоккеист – истинный богатырь. Удачно, кажется мне, назвал его однажды Фетисов – «маленький танк».
Как-то летом 1983 года мы с Юрзиновым подводили итоги минувшего сезона. И вдруг Владимир Владимирович заметил:
– А если взять все голы в международных матчах, то к Крутову и близко никто не подошел… У Макарова – 9 шайб. У остальных, самое большее, 6–7. А у Володи – 25!…
Необыкновенно одаренный хоккеист. Есть, к сожалению, слабости. Не всегда, к несчастью, бывал в ладах со спортивным режимом. Но талантлив…
Недавно услышал от Анатолия Владимировича Тарасова, когда беседовали мы вдвоем о делах хоккейных:
– Крутов – сильнейший форвард в истории нашего хоккея. Неожиданная и поразительно рациональная обводка. Все как будто бы делает открыто, просто, вроде бы никакой хитрости, но остановить его невозможно… Думаю, отчасти и потому, что действия основаны па высочайшем мужестве и характере. Крутов опережает всех на несколько лет…
Эту оценку дал специалист, который, напомню, вырастил Анатолия Фирсова и Валерия Харламова.
Когда 18 сентября 1983 года открывался очередной, 18-й по счету чемпионат страны, многие издания посвятили хоккею специальные материалы.
«Советский спорт» напечатал беседу с Сергеем Макаровым, «Футбол – Хоккей»-беседу с Владимиром Крутовым. Приводились в газетах и имена лауреатов минувшего сезона, в частности, имена шестерки лучших звезд советского хоккея: вратарь – Третьяк; защитники – Касатонов и Фетисов; нападающие – Макаров, Ларионов и Крутов (все – ЦСКА).
Новые звезды.
Пятерка, о которой мечтали, играет все лучше.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
В сентябре 1983 года сборная СССР в очередной раз завоевала приз, учрежденный чехословацкой газетой «Руде право». И вот когда хрустальный кубок вручался нашему капитану и Фетисов подъехал с наградой к своим товарищам, я вспомнил вдруг Славу совсем юного – такого, каким был он за шесть лет до этой победы, в сентябре 1977 года.
Тогда мы тоже играли в Чехословакии на приз «Руде право». То был первый международный турнир, в котором я руководил главной пашей командой – не «экспериментальной», а настоящей сборной, и, конечно же, первые испытания особенно памятны мне.
В пражском турнире играли тогда три команды. Две сборные – Чехословакии и Советского Союза – и американский профессиональный клуб «Цинциннати Стингерс», представлявший Всемирную хоккейную ассоциацию (ВХА), соперничавшую в то время с НХЛ. Скажу сразу, что канадцы, составлявшие большинство команды из Цинциннати, ничем особо себя не проявили. Не набрав в четырех матчах (турнир проводился в два круга) ни одного очка и Пропустив в свои ворота 36 шайб, они остались на последнем месте.
Судьбу приза определяли два поединка ЧССР с нашей командой. Я рассказывал уже, что матчи эти были важны нам прежде всего в психологическом плане – шла борьба за «сферы влияния», за перспективу, нам требовалось решительно изменить уже, кажется, закрепляющееся соотношение сил, требовалось преодолеть некий «комплекс неполноценности», который начал складываться у нашей команды.
Задача была в общем решена. В первом матче наша сборная выиграла – 4:1, во втором уступила соперникам – 4:5, и по сумме двух встреч первое место и победа в турнире остались за нами.
Смотрю на Фетисова и вспоминаю…
Тогда рядом с юным Вячеславом была другая команда. Не многие из тех мастеров остались в сборной и сегодня.
Пожалуй, есть смысл напомнить, кто выиграл первый турнир, организованный газетой чехословацких коммунистов.
Ворота защищал, как и осенью 1983 года, Владислав Третьяк. Но вот дальше…
То был первый турнир, в котором сборная выступала в четыре звена, и, сравнивая составы нашей главной команды разных лет, легко увидеть, сколь разительные перемены произошли в ней – сохранилось только одно звено, точнее, одна тройка форвардов.
У Вячеслава Фетисова сменились все четыре партнера. Тогда вместе с ним играли Геннадий Цыганков и знаменитое наше трио – Борис Михайлов, Владимир Петров и Валерий Харламов. Теперь же в одной пятерке с капитаном выступали Алексей Касатонов, Сергей Макаров, Игорь Ларионов и Александр Кожевников (он заменил заболевшего Владимира Крутова. Кстати, на турнир не смог приехать еще один молодой чемпион мира – Михаил Васильев).
Второе звено в то время было сформировано так: защитники Зинэтула Билялетдинов и Александр Гусев, нападающие Виктор Шалимов, Владимир Шадрин и Александр Якушев. Остался в строю лишь один из них – Билялетдинов. Теперь вместе с ним играли Василий Первухин (он тоже участвовал в турнире 1977 года) и три новичка, три молодых форварда: Сергей Яшин, Сергей Шепелев и Игорь Болдин. Во втором матче Яшина заменил еще один Сергей – Светлов.
Из той, давней команды сохранилась тройка: Хелмут Балдерис, Виктор Жлуктов, Сергей Капустин. Они уже не играют вместе, но эпидемия травм вынудила тренеров снова собрать их в одно звено: мы надеялись, что многоопытные мастера сумеют быстро восстановить прежние игровые связи.
Выступал в 1983 году, спустя шесть сезонов, и защитник Сергей Бабинов. Других же ветеранов – Владимира Лутченко, Валерия Васильева, Александра Мальцева, Владимира Голикова и Александра Волчкова заменили Ирек Гимаев, Сергей Стариков, Владимир Зубков, Александр Герасимов, Вячеслав Быков и Андрей Хомутов.
В сентябре 1983 года на турнире «Руде право» в нашем составе оставалось всего 8 хоккеистов, внесших когда-то свой вклад в победу в первом розыгрыше этого приза.
Играли 14 новых хоккеистов.
Играла новая, в сущности, команда.
Когда простились с командой многократные чемпионы мира, многим показалось, что без таких выдающихся хоккеистов, как Владимир Петров или Александр Якушев, как Владимир Лутченко или Борис Михайлов, сборной придется отступить. Распространено было мнение, что команде потребуются годы для перестройки ее рядов, для формирования нового костяка коллектива.
Но выиграли. Выиграли с новой командой.
Четыре года готовились наши хоккеисты к XIV зимним Олимпийским играм. Сборной СССР предстояло вернуть долг миллионам советских поклонников хоккея, долг, который числился за хоккеистами с тех февральских дней 1980 года, когда в Лейк-Плэсиде наша команда неожиданно проиграла матч соперникам из США и заняла в олимпийском турнире второе место.
Отбор в сборную был жестким. Четыре года тренеры вели команду к Олимпиаде, и ошибиться было нельзя. После ЛейкПлэсида я не простил бы себе промахов в подборе игроков. Хорошо понимал, что за 4 года в хоккее произошло немало изменений, знал, насколько преуспели в игре извечные наши соперники – хоккеисты из Чехословакии, и приходил к такому выводу: в Сараево исход борьбы за олимпийские медали будет решать уже не столько уровень мастерства игроков, сколько стойкость, характер спортсменов, их умение, как говорят боксеры, «держать удар».
В сборную СССР вошли вратари Владислав Третьяк и Владимир Мышкин; пары защитников: Вячеслав Фетисов и Алексей Касатонов, Василий Первухин и Зинэтула Билялетдинов, Сергей Стариков и Игорь Стельнов; четыре тройки нападающих: Владимир Крутов – Игорь Ларионов – Сергей Макаров, Андрей Хомутов – Сергей Шепелев – Александр Герасимов, Николай Дроздецкий – Виктор Тюменев – Александр Кожевников, Александр Скворцов – Владимир Ковин – Михаил Васильев. Двенадцать хоккеистов ЦСКА, трое из московского «Динамо», трое – из «Спартака», двое из горьковского «Торпедо». В сборную СССР вошел один олимпийский чемпион. Десять хоккеистов дебютировали в Играх.
Предварительная расстановка сил оказалась для сборной удобной. Наша команда попала в подгруппу «А», где вместе с ней играли команды Швеции, ФРГ, Польши, Италии и Югославии – я перечислил соперников в соответствии с теми мостами, которые они заняли в предварительном турнире. В группе «В» собрался более сильный состав – команды Чехословакии, Канады, Финляндии, США, Австрии и Норвегии.
13 февраля для сборной СССР начались матчи с командами, которые реально претендовали на выход в число четырех финалистов олимпийского турнира. В этот день мы играли с хоккеистами ФРГ, бронзовыми призерами предыдущей Белой олимпиады.
Наша команда энергично провела начало матча, период выиграла 4:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37