История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

Тут выложена бесплатная электронная книга Люди кораблей автора, которого зовут Балабуха Андрей Дмитриевич. В электронной библиотеке vsled.ru можно скачать бесплатно книгу Люди кораблей в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать онлайн книгу Балабуха Андрей Дмитриевич - Люди кораблей.

Размер архива с книгой Люди кораблей = 91.9 KB

Люди кораблей - Балабуха Андрей Дмитриевич => скачать бесплатно электронную книгу по истории



«ЛЮДИ КОРАБЛЕЙ»: Детская литература; Ленинград; 1983
Аннотация
Научно-фантастическая повесть в новеллах
ЛЮДИ КОРАБЛЕЙ
и при коммунизме будут споры,
И слезы, и размолвки, и мечты,
Там будут и свиданья, и отбытья,
И гордость, побеждающая страх,
Победы, и просчеты, и открытья,
И жертвы в неизведанных мирах
Вадим ШЕФНЕР
ПРОЛОГ. ПОБЕДИТЕЛЬ
…Ривьер возвращается к своей
работе, Ривьер Великий. Ривьер-
Победитель, несущий груз своей
трудной победы.
Антуан де Сент-Экзюпери
I
Дубах вел энтокар в седьмом — скоростном — горизонте, выжимая из машины все, что она могла дать. Не то чтобы он так уж торопился или был завзятым гонщиком; пожалуй, нельзя было сказать, что скорость доставляла ему удовольствие; не было это и привычкой — в обычном понимании слова; просто скорость казалась ему необходимой и естественной — как ровное дыхание например. Как только комплекс Транспортного Совета оказался прямо под ним, Дубах улучил момент, когда между ним и посадочной площадкой в потоке энтокаров и вибропланов открылось "окно" и, не снижая скорости бросил аппарат вниз, затормозив лишь перед самым соприкосновением с пластолитовым покрытием.
Едва он открыл дверцу, на него ударом обрушилась волна жаркого, влажного, не по-утреннему парного воздуха, отчего все тело сразу покрылось липким потом: это февраль, самый тяжелый месяц в этих широтах Ксении. К нему трудно привыкнуть, даже прожив здесь больше сорока лет. Недаром на одном из древних языков Ксения значит "чужая"… Дубах провел по лицу тыльной стороной ладони и вышел из машины. Проходивший мимо Тероян из отдела индивидуального транспорта замедлил шаг:
— Доброе утро, Тудор! Мастерская, скажу я вам была посадка. Виртуозная. В старину нечто подобное именовали "адмиральским подходом"…
— Спасибо, Весли. — Дубах улыбнулся. — А раз уж вы заговорили об этом, попробуйте прикинуть, как организовать систему "окон" над всеми посадочными площадками. Чтобы не приходилось выбирать момент, когда над тобой никого нет: утомительно это, да и не слишком надежно, всегда кто-то может неожиданно выскочить прямо на тебя.
Весли вздохнул: вечно Дубах сразу же переводит разговор на деловые темы…
— Хорошо, — сказал он, — прикинем.
— И завтра скажите мне результат.
Тероян только молча кивнул.
В холле было прохладно и чуть горьковато пахло цветами вьющихся по стенам саксаукарий. Тероян свернул налево, к лифту, а Дубах подошел к шкафу продуктопровода, привычным движением набрал заказ, затем открыл дверцу и вынул высокий заиндевелый стакан. От первого же глотка заломило зубы. Тогда он повернулся и, продолжая понемножку отхлебывать сок, посмотрел на глобус.
Глобус был огромен, не меньше шести-семи метров в диаметре. Он свободно парил в воздухе посреди холла и медленно вращался, играя яркими красками. Последнее, впрочем, не совсем верно: сам глобус был блеклый почти бесцветный, контурный; слабым коричневато-зеленоватым тоном были подняты оба ксенийских материка да чуть голубели пространства океанов. И на этом бледном фоне чистыми, броскими красками были нанесены все линии транспортных трасс и основных потоков. Морские — редкие маршруты пассажирских лайнеров и прогулочных яхт и жирные синие линии сухогрузов и танкеров, ибо море все еще остается самым экономичным путем перевозки срочных крупнотоннажных грузов. Сухопутные — тонкие красные линии ТВП-трасс, двойные черные полосы трансконтинентальных экспрессов пунктиры карвейров и штрих-пунктиры метрополитенов.
В воздухе вокруг глобуса переплетались маршруты дирижаблей и стратопланов, крутые кривые суборбитальников и обрывающиеся в полутора метрах от поверхности гиперболы космических линий, стягивающиеся к двум космодромам планеты. В целом все это походило на муляж нервной или кровеносной системы некоего организма. Да оно и было, в сущности, организмом, сложным, непослушным порой, — хотя и редко, очень редко, организмом, мозг которого размещался здесь, в комплексе Транспортного Совета.
Конечно, системе этой было далеко до глобальности: наземные трассы покрывали только Эрийский материк, оставляя Пасифиду нетронутой за исключением узкой прибрежной полосы на востоке. Морские линии тоже соединяли лишь порты Эрии выбросив в океан всего два уса — к Архипелагу и к Восточному берегу Пасифиды. Естественно: ведь Ксения всего лишь второй век обживается Человечеством, и население ее составляет еще только полмиллиарда…
Дубах допил сок, бросил стакан в утилизатор и в последний раз взглянул на глобус. Пусть системе этой далеко до совершенства, но она живет, растет развивается, — а в этом и его жизнь, жизнь координатора Транспортного Совета Тудора Дубаха.
По дороге к себе он заглянул в диспетчерскую Звездного Флота, где Гаральд Свердлуф, навалившись грудью на стол, отмечал положение кораблей большого каботажа.
Доброе утро, Гаральд!
— Доброе утро, координатор, — откликнулся тот.
Дубах заглянул в карту. Хорошо: все боты идут в графике. Впрочем, на каботажных маршрутах за последние десять лет сбой был однажды…
— Что транссистемники, Гаральд?
Свердлуф поднял голову.
— Каргоботы с Пиэрии вытормозятся из аутспейса1 завтра к двадцати ноль-ноль по среднегалактическому. "Бора" прибыл на Лиду, — АС-грамма принята сегодня в восемь семнадцать.
— А "Дайна"? — спросил Дубах.
— Там же, — тихо ответил Свердлуф и отвел глаза. Когда корабли опаздывали, он всегда почему-то чувствовал себя виноватым. — Все еще опаздывает… Маршевый греборатор — это серьезно, Тудор.
— Знаю. И об этом я буду говорить с заводом. Но выход из графика — это тоже серьезно. Уже двое суток; Гаральд, Двое суток! А на "Дайне" — сколько пассажиров на "Дайне"?
— Пятьсот.
— В том-то и дело. Когда опаздывает каргобот — это плохо. Но когда опаздывает лайнер… Аварийник вышел?
— Вчера.
— Почему?
— Болл хотел справиться сам.
С греборатором? — Дубах усмехнулся. — Однако… Когда рандеву?
— Аварийник идет на пределе, Тудор.
— Когда?
Свердлуф снова почувствовал себя виноватым.
— Завтра. К семнадцати по среднегалактическому.
Дубах кивнул.
— Хорошо Гаральд. Если что-нибудь изменится — немедленно сообщите мне. И передайте по смене. Даже если ночью. Спокойной вахты!
"Болл, — подумал Дубах, выйдя из диспетчерской. — Болл… Болл хороший пилот. Но — авантюрист слегка. Рассчитывает справиться с греборатором своими силами?! Жаль".
Придя к себе, он прежде всего связался с отделом личного состава.
— Лурд? Доброе утро. Да, Дубах. Вот что, Лурд: свяжитесь с базой Пионеров и узнайте, есть ли у них вакантные места пилотов. Есть? Сами запрашивали у вас? Превосходно. Откомандируйте в их распоряжение первого пилота Болла с транссистемного лайнера "Дайна".
Ohnmep`l нужен прекрасный пилот, а не мальчик, не так ли? И Болл подойдет им. Больше, чем нам, да. Нет, иначе я не дам добро на выход "Дайны". Ну вот и договорились. Спасибо!
Жаль. Впрочем, у Пионеров Боллу будет только лучше. И Пионеры не связаны никакими графиками. И не перевозят людей. А на линейных маршрутах нужны пилоты, при любых обстоятельствах приходящие вовремя.
Насколько все-таки проще с наземными коммуникациями: все автоматизировано до предела, человек выполняет только контрольные функции. Да и на воздушных — тоже. Хуже всего приходится отделам Звездного Флота, морских перевозок и индивидуального транспорта — им пространство поддается труднее.
Пространство… Дубах не признавал его. Потому что пространство — лишь функция времени. Оно измеряется не километрами, не парсеками, а временем потребным на его преодоление. И Дубах боролся с ним, стремясь уменьшить это время. Потому что время, затраченное на преодоление пространства, потерянное. И пусть жизнь человека за последние несколько веков изменилась без малого вдвое, но увеличились и расстояния…
Дубах взглянул на часы. Пора. Он включил селектор.
— Прошу дать сводку по отделам.
Сводка была хорошей. Вот только… Он вызвал Баррогский стройотряд.
— Панков? Доброе утро. Говорит координатор. Что там у вас стряслось, Виктор?
— Между отрогом Хао-Ян и водоразделом пошли породы повышенной тугоплавкости. Геологи подкачали слегка.
— С них спрос особый.
— Плавление полотна замедлилось в полтора раза.
— И?..
— Войдем в график, когда пройдем водораздел.
— Прекрасно. — Дубах улыбнулся. — А пока люди должны добираться до Рудного воздухом? На гравитрах? Вибропланами? Энтокарами? Триста километров гравитром — это, наверное, очень хорошо? Как вы думаете?
— А где я возьму энергию? Скажите все это план-энергетику, — не выдержал Панков.
— Скажу. И энергия вам будет — спрашивайте! Спрашивайте все, что нужно. Но зато — давайте мне время. Ваша ТВП-трасса сэкономит каждому работающему в Рудном больше часа, Виктор. Больше часа!
— Мы не на Земле, координатор. И энергобаланс у нас пока что другой.
— Да, не на Земле. Там шесть миллиардов людей, а у нас — пятьсот миллионов. Но разве поэтому они должны пользоваться меньшим комфортом? Конкретно: что вам нужно, чтобы войти в график? Энергии у нас хватит, и не надо беречь ее там где речь идет о людях!
— Два "аргуса", комплект каналов Литтла и хотя бы три комбайна.
— Будут вам "аргусы", — пообещал Дубах. — Но…
— Ладно, — сказал Панков, и Дубах почувствовал, что тот улыбается. Остальное наше дело.
"Аргусы" — атомные реакторы на гусеничном ходу — это дефицит. Их привозят с Лиды и с Марса, а на самой Ксении пока что производить их негде. И Дубах еще не знал, где он их достанет. Но в том, что достанет, не сомневался. Правда, ему предстоял пренеприятный разговор с план-энергетиком, но к этому они оба уже привыкли, и споры и препирательства их были скорее традицией, чем необходимостью. В том, что при всей своей прижимистости Захаров "аргусы" выделит, Дубах был уверен. А комбайны и каналы Литтла — это несложно, можно перебросить откуда-нибудь хоть с Терры например.
Он снова включил селектор.
— Весли, прошу вас, подготовьте мне быстренько цифры по пассажиропотоку к Рудному, — для Захарова. А то баррожцы застряли с ТВП-трассой и им нужна дополнительная энергия.
— Когда?
— Пары часов хватит?
Слышно было, как Тероян выразительно вздохнул.
— Вот и прекрасно, — сказал Дубах. — Спасибо Весли.
Заверещал сигнал видеовызова. Дубах включил экран. Это был Ходокайнен из морского отдела.
— Тудор, в Лабиринте сел на риф контейнер…
Этого Дубах всегда боялся, — контейнеры с нефтью, буксируемые через Проливы… Дотянут они нефтепровод, наконец? На мгновенье перед Дубахом встала прекрасная в своей законченности картина. Он увидел расставленные через каждые триста метров трехногие опоры с катушками толкателей на вершинах и летящую сквозь них тяжеловесную нефтяную струю… Когда?! Впрочем, теперь уже…
— Сколько? — теперь уже оставалась только робкая надежда на то, что контейнер малотоннажный.
— Десять тысяч.
Десять тысяч тонн нефти, пленкой, мономолекулярной пленкой покрывающие акваторию Проливов…
— Совет Геогигиены оповещен?
— Да. Химэскадрилья поднята… — Ходокайнен взглянул на часы, — …семь минут назад.

Люди кораблей - Балабуха Андрей Дмитриевич => читать онлайн книгу по истории дальше


Полагаем, что историческая книга Люди кораблей автора Балабуха Андрей Дмитриевич придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Люди кораблей своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Балабуха Андрей Дмитриевич - Люди кораблей.
Ключевые слова страницы: Люди кораблей; Балабуха Андрей Дмитриевич, скачать, читать, книга, история, электронная, онлайн и бесплатно