История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Наше правление будет иметь вид патриархальный, отеческой опеки со стороны нашего правителя.
Народ наш и подданные увидят в его лице отца, заботящегося о каждой нужде, о каждом действии, о каждом взаимоотношении, как подданных друг к другу, так и их к правителю.
Тогда они настолько проникнуться мыслью, что им невозможно обходиться без этого попечения и руководства, если они желают жить в мире и спокойствии, что они признают самодержавие нашего правителя с благоговением, близким к обоготворению, особенно, когда убедятся, что наши ставленники не заменяют его властью своею, а лишь слепо исполняют его предписания.
Они будут рады, что мы всё урегулировали в их жизни, как это делают умные родители, которые хотят воспитывать своих детей в чувстве долга и послушания.
Ведь, народы, по отношению к тайнам нашей политики, вечно несовершеннолетние дети, точно также, как и их правления…
Как видите, я основываю наш деспотизм на праве и долге: право вынуждать исполнение долга есть прямая обязанность правительства, которое есть отец для своих подданных.
Оно имеет право сильного для того, чтобы пользоваться им во благо направления человечества к природно-определённому строю — послушанию.
Всё в мире находится в послушании, если не у людей, то у обстоятельств или у своей натуры, во всяком же случае — у сильнейшего.
Так, будем же мы этим сильнейшим, ради блага.
Мы обязаны, не задумываясь, жертвовать отдельными личностями, нарушителями установленного порядка, ибо, в примерном наказании зла лежит великая воспитательная задача.
Когда царь Израильский наденет на свою священную голову корону, поднесённую ему Европой, он сделается патриархом мира.
Необходимые жертвы, им принесённые, вследствие их целесообразности, никогда не достигнут числа жертв, принесённых, в течение веков, манией величия — соревнованием гоевских правительств.
Наш царь будет находиться в непрестанном общении с народом, говоря ему с трибуны речи, которые молва будет, в тот же час, разносить на весь мир.


Протокол № 16
Обезвреживание университетов. Замена классицизма. Воспитание и звание. Реклама власти «правителя» в школах. Отмена свободного преподавания. Новые теории. Независимость мысли. Наглядное обучение.

С целью уничтожения всяких коллективных сил, кроме наших, мы обезвредим первую ступень коллективизма — университеты, перевоспитав их в новом направлении.
Их начальства и профессора будут подготовляемы для своего дела подробными тайными программами действий, от которых они безнаказанно не отступят ни на йоту.
Они будут назначаться с особой осторожностью и будут поставлены в полную зависимость от правительства.
Мы исключим из преподавания государственное право, как и всё, что касается политического вопроса.
Эти предметы будут преподаваться немногим десяткам лиц, избранным по выдающимся способностям из числа посвящённых.
Университеты не должны выпускать из своих стен молокососов, стряпающих планы конституции, как комедии или трагедии, занимаясь вопросами политики, в которых и отцы-то их ничего никогда не смыслили.
Плохо направленное ознакомление большого числа лиц с вопросами политики создаёт утопистов и плохих подданных, как вы сами можете усмотреть, из примера всеобщего воспитания в этом направлении гоев.
Нам надо было ввести в их воспитание все те начала, которые блистательно надломили их строй.
Когда же мы будем у власти, то мы удалим всякие смущающие предметы из воспитания и сделаем из молодёжи послушных детей начальства, любящих правящего, как опору и надежду на мир и покой.
Классицизм, как и всякое изучение древней истории, в которой более дурных, чем хороших примеров, мы заменим изучением программы будущего.
Мы вычеркнем из памяти людей все факты прежних веков, которые нам не желательны, оставив из них только те, которые обрисовывают все ошибки гоевских правлений.
Учение о практической жизни, об обязательном строе, об отношениях людей друг к другу, об избежании дурных эгоистических примеров, которые сеют заразу зла, и другие подобные вопросы воспитательного характера будут стоять в первых нумерах преподавательской программы, составленной по отдельному плану для каждого звания, ни под каким видом не обобщая преподавания.
Такая постановка вопроса имеет особую важность. Каждое общественное звание должно быть воспитано в строгих разграничениях, согласно назначению и труду.
Случайные гении всегда умели и сумеют проскочить в другие звания, но, ради этой редкой случайности, пропускать в чужие ряды бездарности, отнимая места от присущих этим рядам по рождению и занятию — совершенное безумие.
Вы сами знаете, чем всё это кончилось для гоев, допустивших эту вопиющую бессмыслицу.
Чтобы правящий крепко засел в сердцах и умах своих подданных, надо, во время его деятельности, преподавать всему народу в школах и на площадях об его значении и деяниях, о всех его благоначинаниях.
Мы уничтожим всякое свободное преподавание.
Учащиеся будут иметь право, вместе с родными, собираться, как в клуб, — в учебные заведения: во время этих собраний, по праздникам, преподаватели будут читать, якобы, свободные лекции о вопросах человеческих взаимоотношений, о законах примера, о репрессалиях, рождающихся от бессознательных отношений и, наконец, о философии новых теорий, ещё не явленных миру.
Эти теории мы возведём в догмат веры, как переходную ступень к нашей вере.
По окончании изложения нашей программы действий, в настоящем и будущем я вам прочту основания этих теорий.
Словом, зная из многовекового опыта, что люди живут и руководствуются идеями, что идеи эти всасываются людьми только, при помощи воспитания, даваемого с одинаковым успехом всем возрастам, конечно, только различными приёмами, мы поглотим и конфискуем в нашу пользу последние проблески независимости мысли, которую мы давно уже направляем на нужные нам предметы и идеи.
Система обуздания мысли — уже в действии, в так называемой, системе наглядного обучения, имеющей превратить гоев в немыслящих, послушных животных , ожидающих наглядности, чтобы сообразить её…
Во Франции один из лучших наших агентов, Буржуа, уже провозгласил новую программу наглядного воспитания.


Протокол № 17
Адвокатура. Влияние священничества гоев. Свобода совести. Папский двор. Царь Иудейский, как патриарх-папа. Способы борьбы с существующей Церковью. Задачи современной прессы. Организация полиции. Добровольческая полиция. Шпионство по образцу кагального шпионажа. Злоупотребление властью.


Адвокатура создаёт людей холодных, жестоких, упорных, беспринципных, становящихся, во всех случаях, на безличную, чисто легальную почву.
Они приучились всё относить к выгоде защиты, а не к социальному благу её результатов. Они, обыкновенно, не отказываются ни от какой защиты, домогаются оправдания, во что бы то ни стало, придираясь к мелким загвоздкам юриспруденции: этим они деморализуют суд .
Поэтому, мы эту профессию поставим в узкие рамки, которые заключат её в сферу исполнительного чиновничества.
Адвокаты будут лишены, наравне с судьями, права общения с тяжущимися, получая дела только от суда, разбирая их по докладным запискам и документам, защищая своих клиентов, после допроса их на суде, по выяснившимся фактам.
Они будут получать гонорар, невзирая на качество защиты.
Это будут простые докладчики дел в пользу правосудия в перевес прокурору, который будет докладчиком в пользу обвинения: это сократит судебный доклад.
Таким образом, установится честная, беспристрастная защита, веденная не из интереса, а по убеждению.
Это, между прочим, устранит практикующиеся ныне подкупы товарищей, их соглашение дать выигрыш делу только того, кто платит…
Священничество гоев мы уже позаботились дискредитировать и этим разорить их миссию, которая ныне могла бы очень мешать. С каждым днём его влияние на народы падает.
Свобода совести провозглашена теперь всюду, следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии: с другими же религиями мы справимся ещё легче, но, об этом говорить преждевременно.
Мы поставим клерикализм и клерикалов в такие узкие рамки, чтобы их влияние пошло обратно своему прежнему движению.
Когда придёт время окончательно уничтожить папский двор, то палец от невидимой руки укажет народам в сторону этого двора.
Когда же народы бросятся туда, мы выступим, как бы, его защитниками, чтобы не допустить до сильных кровопусканий.
Этой диверсией мы проберёмся в самые его недра и уже не выйдем оттуда, пока не подточим всю силу этого места.
Царь Иудейский будет настоящим папою Вселенной, патриархом интернациональной церкви.
Но, пока мы перевоспитаем юношество в новых переходных верах, а затем и в нашей, мы не затронем открыто существующие церкви, а будем с ними бороться критикой, возбуждающей раскол…
Вообще же, наша современная пресса будет изобличать государственные дела, религии, неспособности гоев и всё это — в самых беспринципных выражениях, чтобы всячески унизить их, так, как это умеет делать только наше гениальное племя…
Наше царство будет апологией божка Вишну, в котором находится олицетворение его — в наших ста руках будет по пружине социальной машины.
Мы будем всё видеть без помощи официальной полиции, которая, в той форме её прав, которую мы ей выработали для гоев, мешает правительствам видеть.
При нашей программе, треть наших подданных будет наблюдать за остальными, из чувства долга, из принципа добровольной государственной службы.
Тогда не будет постыдно быть шпионом и доносчиком, а похвально, но необоснованные доносы будут жестоко наказуемы, чтобы не развелось злоупотребления этим правом.
Наши агенты будут из числа, как высшего, так и низшего общества, из среды веселящегося административного класса, издатели, типографы, книгопродавцы, приказчики, рабочие, кучера, лакеи и т.д.
Эта бесправная, не уполномоченная на какое-либо самоуправство, а следовательно, безвластная полиция будет только свидетельствовать и докладывать, а проверка её показаний и аресты будут зависеть от ответственной группы контролёров по делам полиции, самые же аресты будут производить жандармский корпус и городская полиция.
Не донёсший о виденном и слышанном, по вопросам политики, тоже будет привлекаться к ответственности за укрывательство, если будет доказано, что он в этом виновен.
Подобно тому, как ныне наши братья, под собственною ответственностью, обязаны доносить кагалу на своих отступников или замеченных в чём-либо, противном кагалу, так, в нашем всемирном царстве, будет обязательно для всех наших подданных соблюдать долг государственной службы в этом направлении.
Такая организация искоренит злоупотребления властью, силой, подкупом — всё то, что мы ввели нашими советами, теориями сверхчеловеческих прав в привычки гоев…
Но, как же нам иначе было бы и добиться увеличения причин к беспорядкам среди их администрации, как не этими путями?!
В числе же этих путей, один из важнейших — это агенты водворения порядка, поставленные в возможность в своей разрушительной деятельности проявлять и развивать свои дурные наклонности — своенравие, своевластие и, в первую голову, взяточничество.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54