История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Нужно здесь вновь напомнить: ни авторы Протоколов, ни упомянутые там вожди не могут принадлежать к теперешнему правящему классу, так как, вся их программа прямо враждебна интересам такого класса.
Равным образом, они не могут принадлежать и к какой-нибудь национально-аристократической группе, подобной немецкому юнкерству, ибо методы, предложенные в программе, лишили бы эту группу всякого влияния.
Они могут принадлежать только народу, который, не имея сам государственной власти, в собственном смысле, ничего потерять не может, а выиграть может всё и который сохранил себя в полной неприкосновенности, среди всеобщего мирового распада.
Этим признакам удовлетворяет только один народ.
Из всего духа Протоколов ясно видно, что лицо, их создавшее, само не стремится к почестям. Документы эти отличаются отсутствием всякого личного честолюбия.
Все планы, цели и ожидания сливаются в одной цели: будущность Израиля ; и эта будущность, по-видимому, может быть достигнута только одним способом: тщательным искоренением известных руководящих идей, присущих неевреям.
Протоколы говорят о том, что было сделано раньше, о том, что делалось во время их записи, и о том, что ещё остаётся сделать.
По полноте разработки отдельных подробностей, по планомерности действий и по глубине понимания интимнейших источников человеческой деятельности, ничего подобного, до сей поры, не было известно.
Протоколы — поистине ужасны своим мастерским пониманием тайн жизни; ужасны и полным сознанием собственного превосходства, основанного на том знании, которым они проникнуты.
Они поистине были бы достойны приговора, высказанного недавно евреями, что они являются творением вдохновенного безумца, если бы то, что содержится в них на словах, не отражалось в удобочитаемой для всех форме на страницах самой нашей жизни, в стремлениях и делах современности.
Критика по адресу нееврев, содержащаяся в Протоколах, — справедлива.
Ни одного положения о свойствах нееврейского духа и о лёгкости, с какой он поддаётся чужому влиянию, отрицать не приходиться.
Самые тонкие нееврейские мыслители дали навязать себе веру в те же причины прогресса, которые были внушены рядовым умам, путём злейшей и лукавой пропаганды.
Правда, то там, то здесь, появлялись мыслители, которые утверждали, что, так называемая, наука не всегда является истинной наукой и что, так называемые, экономические законы, исповедуемые, как консерваторами, так и радикалами, вовсе не законы, а искусственные измышления .
Случалось, что более тонкий наблюдатель утверждал, что расточительность и распущенность вовсе не вытекают из внутренней потребности народов, а были им планомерно подсунуты и методически поощрялись.
Были и такие, которые доказывали, что большая часть того, что называется «общественным мнением», является ни чем иным, как только подкупной махинацией, не имеющей ничего общего с истинным общественным духовным настроением.
Но, если таким образом, то тут, то там и удавалось найти путеводную нить, то массам это оставалось неизвестным, и распутать до конца весь клубок и подойти к первоисточнику, всё же, никогда не удавалось, ввиду отсутствия у прозревших выдержки в исследовании и совместной работы.
Главная причина того, что, в течение одного или двух десятилетий, Протоколы производили впечатление на многих стоявших у кормила правления государственных людей всего мира, заключается в том, что в них содержится объяснение, где источник заблуждений и каким целям они служат.
Протоколы являются путеводной нитью в современном лабиринте. Давно пора, чтобы народы были осведомлены об этом.
Будем ли мы смотреть на Протоколы, как на акты, имеющие доказательную силу против еврейства, или нет, во всяком случае, в них содержится поучительный материал о том, как массы, подобно стаду баранов, бросаются то в одну, то в другую сторону, под влиянием внушений для них непонятных, и какими средствами это достигается.
Можно почти с уверенностью сказать, что, когда основные положения Протоколов станут известны широким кругам населения и будут поняты народами, критика нееврейского духа, которая в них содержится и в настоящее время должна почитаться правильной, утратит свою верность.
В следующей главе мы рассмотрим подробно эти документы и ответим на вопросы, вытекающие из их содержания..
Но, перед этим, невольно напрашивается вопрос: можно ли предполагать, что Программа Протоколов будет доведена до успешного завершения?
Программа уже находится на пути успешного завершения.
Во многих главных своих чертах она уже претворилась в действительность.
Но, это не должно внушать ни беспокойства, ни страха, ибо живым орудием против неё, как в частях уже завершённых, так и в незавершённых, является широкая гласность.
Народы должны знать.
Методы изложенного в Протоколах плана сводятся к тому, чтобы поддерживать в народах волнения, сеять в них тревогу и будить страсти.
Противоядие заключается в просвещении народов.
Просвещение же изгоняет предубеждение.
Достигнуть этого полезно, как для евреев, так и для неевреев.
Еврейские писатели часто злоупотребляют тем, что представляют дело так, как будто предрассудки имеются лишь с одной стороны .
Протоколы должны теперь найти самое широкое распространение среди самого еврейского народа, дабы он сам мог принять меры против таких явлений, которые заставляют другие народы относиться к ней с подозрением…
Эта программа, для своего осуществления, требует времени, и действительно, Протоколы говорят, что она потребовала много времени — даже целых столетий.
Всякий, кто углубится в эту проблему, найдёт, что, начиная с первого века, программа, содержащаяся в Протоколах, являлась программой еврейской расы и ею проводилась в жизнь.
Она потребовала 1900 лет, чтобы, в результате, получилось современное порабощение Европы, выразившееся в одних странах в политическом порабощении, а во всех, без исключения, в порабощении экономическом.
Но, в Америке, эта программа потребовала, всего лишь, 50 лет для того, чтобы добиться того же результата.
Генри Форд.


Протоколы Сионских Мудрецов
Весь текст печатаемых далее Протоколов взят с подлинного издания С. Нилуса, напечатанного в типографии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в 1911 году.
Протокол № 1
Право в силе. Свобода — идея. Либерализм. Золото. Вера. Самоуправление. Деспотизм капитала. Внутренний враг. Толпа. Анархия. Политика и мораль. Право сильного.
Необоримость масонско-еврейской власти. Цель оправдывает средства. Толпа — слепец. Политическая азбука. Партийные раздоры. Наиболее целесообразный образ правления — самодержавие. Спирт. Классицизм. Разврат. Принцип и правила масонско-еврейского правительства.
Террор. Свобода, равенство, братство. Принцип династического правления. Уничтожение привилегий гоевской аристократии. Новая аристократия. Психологический расчёт. Абстракция свободы. Сменяемость народных представителей.


…Отложив фразёрство, будем говорить о значении каждой мысли, сравнениями и выводами осветим обстоятельства. Итак, я формулирую нашу систему с нашей и гоевской точек зрения.
Надо заметить, что люди с дурными инстинктами — многочисленнее добрых, поэтому, лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не академическими рассуждениями.
Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог; но, при этом, редкий не был бы готов жертвовать благами всех, ради достижения благ своих.
Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми? Что ими руководило до сего времени?
В начале общественного строя, они подчинились грубой и слепой силе, потом — закону, который есть та же сила, только замаскированная.
Вывожу заключение, что, по закону естества, право — в силе.
Политическая свобода есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять, когда является нужным, идейной приманкой привлечь народные массы к своей партии, если таковая задумала сломить другую, у власти находящуюся.
Задача эта облегчается, если противник сам заразится идеей свободы, так называемым, либерализмом и ради идеи, поступится своей мощью.
Тут-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тут же, по закону бытия, подхватываются и подбираются новой рукой, потому что, слепая сила народа дня не может прожить без руководителя, и новая власть — лишь заступает вместо старой, ослабевшей от либерализма.
В наше время, заместительницей либералов-правителей явилась власть золота .
Было время, правила вера. Идея свободы — неосуществима, потому что никто не умеет пользоваться ею в меру.
Стоит только народ, на некоторое время, предоставить самоуправлению, как оно превращается в распущенность.
С этого момента, возникают междоусобицы, скоро переходящие в социальные битвы, в которых государства горят и значение их превращается в пепел.
Истощается ли государство в собственных конвульсиях, или же, внутренние распри отдают его во власть внешним врагам, во всяком случае, оно может считаться безвозвратно погибшим: оно в нашей власти .
Деспотизм капитала, который весь в наших руках, протягивает ему соломинку, за которую государству приходится держаться поневоле, в противном случае, оно катится в пропасть.
Того, который, от либеральной души, сказал бы, что рассуждения такого рода — безнравственны, я спрошу: если у каждого государства — два врага и если, по отношению к внешнему врагу, ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападения или защиты, нападать на него ночью или неравным числом людей, то, почему же, такие же меры, в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными?
Может ли здравый логический ум надеяться успешно руководить толпами, при помощи разумных увещеваний или уговоров, при возможности противоречия, хотя бы и бессмысленного, но которое может показаться, поверхностно разумеющему народу, более приятным?
Руководствуясь исключительно мелкими страстями, повериями, обычаями, традициями и сентиментальными теориями, люди в толпе и люди толпы поддаются партийному расколу, мешающему всякому соглашению, даже на почве вполне разумного увещевания.
Всякое решение толпы зависит от случайного или подстроенного большинства, которое, по неведению политических тайн, произносит абсурдное решение, кладущее зародыш анархии в управлении.
Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководящийся моралью, не политичен, а потому непрочен на своём престоле.
Кто хочет править должен прибегать и к хитрости, и к лицемерию.
Великие народные качества — откровенность и честность — суть пороки в политике, потому что они свергают с престолов лучше и вернее сильнейшего врага.
Эти качества должны быть атрибутами гоевских царств, мы же, отнюдь не должны руководиться ими.
Наше право — в силе. Слово «право» есть отвлечённая и ничем не доказанная мысль.
Слово это означает не более, как:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54