История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

В распоряжении этой группы имеются различные виды на жительство, из коих известны следующие:
1) паспорт за №472 на имя кочегара крестьянина Варшавской губернии Пултусского уезда, гмины Пшевадова Франца Петрова Левандовского;
2) паспортная книжка, срочная 20 февраля 1906 г., выданная магистром г. Насельска, Пултусского уезда, Варшавской губернии, 22 апреля 1905 г. с обозначением в ней примет: рост средний, цвет волос — темные, особых примет нет — на имя мещанина Эйноха Зельманова Яновера, родившегося 10 февраля 1888 г.;
3) австрийский внутренний и заграничный паспорт на имя галицийского поданного John Noster;
4) паспорта, выданные Витебским Губернатором 8 июня 1904 г. за №869 на имя Витебского мещанина Хаима-Лейбы Абрамова Лисиц, 28 лет, и 21 сентября 1904 г. за №4769 на имя Старотолочинского мещанина Менделя Нохимова Мовшева Матлина, 30 лет;
5) паспорт на имя сына Штабс-Капитана Владимира Львова Бурцева.
Сообщая об изложенном, Департамент Полиции просит Вас, Милостивый Государь, в случае появления во вверенном Вам районе или на пограничном пункте Владимира Бурцева или лиц с означенными паспортами, учредить за ними неотступное наблюдение для выяснения связей, а в случае проезда через пограничный пункт произвести тщательный осмотр их вещей и сопровождать наблюдением для передачи соответствующим Жандармским Управлениям для дальнейшей проследки и о последующем телеграфировать Департаменту.
За Вице Директора ……………… Васильев
За Заведывающего Отделом … Еремин Александр Михайлович — генерал-майор Отдельного корпуса жандармов
ГАРФ. Ф. 102. Оп. 260
Д. 19. Лл. 47-47(об.).



Записки губернатора
Князь С. Д. Урусов
Князь Сергей Дмитриевич Урусов. (1862-1937)
Князь С. Д. Урусов был известным политическим и общественным деятелем дореволюционной России.
Родился в марте 1862 года. Осенью 1871 года был привезен семьей в Ярославль. В гимназию поступил в августе 1872 года (Ярославская гимназия помещалась в описываемое время в большом трехэтажном доме, имевшем чрезвычайно толстые стены, просторные классные комнаты и широкие коридоры. Здание выходило фасадом на широкую улицу, или, вернее, на небольшую площадь, упиравшуюся в откос, под которым находился берег реки Котросли, на расстоянии полуверсты от впадения ее в Волгу. В последствии, после перевода гимназии в 1880 году в новое помещение, на Ильинскую площадь, нижний этаж старого дома был занят губернской почтовой конторой. Из воспоминаний князя С. Д. Урусова.).
По окончанию филологического факультета Московского университета с 1885 года занимал выборные должности в Калужской губернии — уездный предводитель дворянства, председатель съезда мировых судей, председатель губернской земской управы… и в Москве — Министерство внутренних дел. С 1902 года был Тамбовским вице-губернатором, с июня 1903 года — губернатором Бессарабии (Кишиневским), с конца 1904 года — Тверским, с октября 1905 года товарищем министра внутренних дел в правительстве Витте. В 1906 году избран в Калуге депутатом государственной Думы и активно участвовал в ее работе до разгона последней. Как участник Выборгского воззвания был приговорен к тюремному заключению в мае…августе 1908, лишен прав государственной и общественной деятельности. Занимался сельским хозяйством и литературным трудом. В марте…июне 1917 — товарищ министра внутренних дел во Временном правительстве. После революции, с 1921 г. до выхода на пенсию, работал в различных советских учреждениях (в т.ч. государственном банке). Награжден орд. Трудового Красного Знамени (1923). Скончался в Москве в 1937 году, счастливо избежав ареста: явившиеся с ордером застали его уже на смертном одре.


Записки губернатора
Предисловие

Эта публикация обращает внимание читателя на вечную проблему, не сходящую с повестки дня мира уже более 2000 лет, — проблему антисемитизма. За это время она разыгрывалась в самых бесчисленных и замысловатых аспектах. Одним из таких аспектов последнего времени стал вышедший недавно первый том работы Солженицына «Евреи и русские. 200 лет вместе». Второй том ещё не вышел, да и вряд ли в нём будут какие-либо неожиданности. Для интересующегося этой проблемой читателя этот десятилетний труд ничего не добавляет в существо вопроса. Точка зрения его автора была хорошо известна из его других произведений.
И, несмотря на потуги автора, ярлык антисемита этот труд с него не снимет.
Как и другие его произведения, и эта книга не является серьёзным историческим исследованием, а, скорее, её можно отнести к материалам пропагандистского характера. Автор сам почти всегда относит свои произведения к жанру художественной литературы. А в таких произведениях, как известно, вымысел допускается.
Резким диссонансом этому автору является книга бессарабского губернатора князя С. Д. Урусова «Записки губернатора. Кишинёв 1903-1904 гг.». Второе дополненное издание. Berlin, Buhnen und Buchverlag russischer Autoren, J. Ladischnikov 1908. Обилие фактического материала, чрезвычайно высокий уровень анализа, непредвзятость мнений — поразили меня.
Главная ценность книги в том, что автор сам был непосредственным свидетелем событий того времени. Поскольку упомянутая выше книга Солженицына уже «обросла» значительным количеством откликов, то я считаю необходимым дополнить этот список отрывком из записок князя С. Д. Урусова.
Старая орфография книги преобразована в новую с помощью компьютерной программы.
Иосиф Кременецкий,
Миннеаполис, США, 07.15.2002.

Записки губернатора

(Отрывок из книги)

Осенью 1903 года я получил предложение министра внутренних дел высказаться по поводу положения евреев в России, и в частности в Бесарабии, а также представить свои соображения относительно тех изменений, которые следовало бы внести в действовавшее в то время законодательство о евреях.
Свод губернаторских отзывов по возбужденному министром вопросу подлежал рассмотрению особой комиссии, которая в то время еще не была образована, причем цель и направление работ этой комиссии оставались совершенно неопределенными и загадочными.
Выполняя поручение В. К. Плеве, мне пришлось привести в некоторую систему отрывочные сведения и наблюдения свои по поводу бессарабских евреев, а также придти к выводам, которые в то время показались смелыми, так как они являлись осуждением временных правил 3 мая 1882 года, составленных, как известно, при ближайшем участии Плеве, в качестве директора департамента полиции. Странно вспомнить теперь, после заявления первой Государственной Думы по поводу необходимости полного гражданского равноправия, о скромных надеждах наших евреев, в 1903 году, относительно возможности некоторого частного расширения их прав, и дарования им некоторых «льгот», как евреи тогда еще называли ослабление применяемых к ним специальных ограничительных и карательных законов.
А после того, как наше министерство, в ответ на думский запрос, не высказало по поводу вопроса о равноправии никакого возражения, странно вспомнить и о том впечатлении, которое произвела в петербургских канцеляриях, моя скромная и умеренная записка, в которой не упоминалось ни об уничтожении черты оседлости, ни о праве евреев покупать имения, ни о праве их занимать государственные должности.
Если бы вопрос о равноправии евреев был у нас не только поставлен, но и разрешен, я не стал бы вводить последующей главы в свои воспоминания. Но при настоящем положении дела, когда вопрос этот еще находится на весу, некоторое освещение его, с точки зрения существующих законов и на основании местных наблюдений, пожалуй, не будет лишним.
Пути, по которым русское правительство водило в течение полутораста лет русских евреев, поистине неисповедимы. Если, с одной стороны, еще в XVIII веке, одна из русских императриц «не ожидала от врагов Христа интересной прибыли», то, в том же столетии, её преемница видела в евреях тех «среднего рода людей, от которых государство много добра ожидает», указав им обращение к занятиям «торгами и промыслами».
Законодательство XIX века, поскольку оно касалось евреев, представляет собой созданный влиянием различных течений водоворот, в котором крутилось русское еврейство, неожиданно получая и беспричинно теряя разнообразные права. Так, например, евреям черты оседлости, в начале XIX века, разрешено было курить вино и держать на откупе питейную продажу повсеместно; затем — только в городах; затем — опять в селах. В половине столетия, винные промыслы были снова запрещены в селах евреям всех сословий, но затем сделано исключение для евреев, содержащих откупа. Через 15 лет евреи получили право торговать вином на общем основании и арендовать винокуренные заводы; через 11 лет право это было ограничено, а лет через 15 — евреи фактически были совершенно устранены от торговли хлебным вином.
Другой случай:
Желательные торговцы и промышленники — евреи сделались, через несколько времени, желанными земледельцами и землевладельцами. В начале XIX века им разрешили покупать земли; в тридцатых годах их стали усиленно поощрять к приобретению земель разными льготами, как-то: свободой от воинской повинности, от подушной подати и т.п. Но затем эти земли у евреев начали отбирать. Когда, с 1862 года, евреи получили право покупать земли и угодия, принадлежавшия к помещичьим имениям, последовал указ, запрещавший евреям покупку таких земель в 9-ти губерниях. В 1882 году было приостановлено совершение на имя евреев купчих крепостей на земли в черте оседлости, а в 1903-м евреи лишены были права покупать земли повсеместно.
Еще пример:
В начале XIX века «особый комитет», ограждая население от евреев, потребовал выселения их из деревень, а через 5 лет, другой комитет пришел к убеждению, что евреи в сельской местности не только не вредны, но полезны, и решительно высказался за оставление евреев на местах. Однако, в 20-х годах, евреев выселили из деревень 4-х губерний и, хотя в тридцатых годах выселение прекратили, но в 40-х оно было возобновлено по соображениям «военного» характера. Затем евреев, живших в сельских местностях, перестали тревожить, пока не были изданы правила 1882 года, запрещавшие евреям селиться вне городов и местечек. Тогдашний министр внутренних дел, известный по данному ему прозвищу «Меentiг-расhа», с чисто игнатьевским лицемерием мотивировал новое запрещение желанием правительства оградить евреев от христиан.
Переходя к тому времени, которое я описываю и оставаясь в пределах тех фактов и наблюдений, которые послужили материалом для представленной мной записки, я прежде всего упомяну о том, что в Бесарабии, в 1903 году, проживало около 250 тысяч евреев, составлявших примерно 11 процентов всего населения губернии. Пятьдесят лет тому назад, в русской Бесарабии евреев насчитывалось только 78 тысяч, но за то и все число жителей губернии не превышало в то время 710 тысяч душ. Таким образом, прирост евреев, в данном случае, стоит на одном уровне с общим ростом населения.
Бесарабия включена в число губерний так называемой черты еврейской оседлости, в которой евреям жить разрешено.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54