История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

тут же при нем записывал то, что было ответом на мои вопросы. Если потребуется, я более уточню рассказ о том, как мне вообще приходилось через К. расспрашивать и переспрашивать Г.
Г. никогда не говорил К., что сообщаемые им сведения представляют какую либо тайну, и я их получал для использования в печати. Да иначе сообщение этих сведений для меня, историка и публициста, и не имело бы смысла.
К. говорил Г-у, что сведения о «Протоколах» мне нужны для моих исторических и литературных работ. Г. охотно давал для меня эти сведения, ввиду наших бывших отношений. Но Г., конечно, тогда не мог и предполагать, что я когда-либо буду свидетелем по делу о «Протоколах» на каком-нибудь суде, когда там мне придется огласить его сведения и неизбежно указать на их источник. Впрочем, тогда я и сам не мог знать этого и расспрашивал Г. через К. не для показаний на суде, а для моих литературных работ о «Протоколах».
К. не так давно удалось отыскать несколько записей, сделанных им весной 1934 г. после разговоров с Г. Все они — их у меня теперь четыре, а было, по всей вероятности, больше — писаны рукою К.
Сначала идут мои вопросы Г., а затем на том же листке находятся и его ответы.
Вот целиком эти четыре записки К.
Курсивом напечатаны ответы Г.

1.
В. Л. Б.(урцев.).
26.03.1934.
В Германии наци предпринимают издание «Сионских Протоколов» в количестве 2.000.000 экземпляров. В. Б. (Бурцев) придает огромное значение организации встречной кампании по этому поводу. В довольно торжественной форме он обратился ко мне с изложением его взгляда и на происхождение «Протоколов», и на их роль в русской политической жизни, и на то зло, что они могут принести в дальнейшем.
Говорит о проекте своего плана борьбы с новой пропагандной кампанией гитлеровцев.

2.
07.04.1934.
Поручение В. Л. переговорить о «С. П.» с Г. Необходимо выяснить личное отношение генерала к «С. П.» и что ему известно о их происхождении и их распространении в России.
Протоколы, конечно, подложны. Отношение к ним со стороны бюрократии в большей части было отрицательное. Пользовались они успехом лишь в среде крайне правых, как Шмаков, д-р Дубровин, Марков II и т. д.
09.04.1934.

3.
11.04.1934.
Ряд вопросов по поводу «Сионских Протоколов» для Г.
1. Где были составлены «С. П.»?
2. Кто принимал участие в их составлении?
3. Как они попали в Россию?
4. Кто их представил ко двору и отношение к ним Николая II?
5. Были ли сделаны попытки установить их подлинность? Кем и когда? Результаты?
6. Отношение к «С. П.» видных руководителей русской полиции?
1. В Париже. 1890…1900. Головинским.
2. Рачковский и Ко.
3. Через полк. Пирамидова и барона Гротгуса.
4. 1906 г.
«Какая глубина мысли!» «Какое предвидение!» «Какая точность исполнения!» «Наш пятый (т.е. 1905 г.) год, точно, под их дирижерство!»
5. Васильев, Мартынов в Москве.
6. Николай II запретил — «нельзя чистое дело делать грязными способами». У большинства отрицательное. Некоторые, как Ратаев, пользовались ими из карьерных соображений.

4.
23.04.01934.
Дополнительные вопросы о «С. П.»:
1. Когда и где убит полк. Пирамидов?
2. Роль Гартинга, Рачковского, Манасевича-Мануйлова?
3. Подробнее о выражениях Николая II. Отношение царицы?
4. Где родственники Ратаева, Гартинга и Александра Ив. (Ал.?) Красильникова? Их архивы?
5. Какое отношение имел ген. Носков?
1. 1903 г. (1901 г.), сnуск крейсера
2. ……………………………………………… (На этот вопрос в данной записке ответа не было, — ответ на него был получен особо.).
3. Такие самые, как и первый раз.
4. Не знает. Не знает.
5. Не имеет понятия.
Когда таких ответов Г. накопилось много, К. систематизировал полученные сведения в отдельной записке. Эту записку, написанную его рукой, он мне дал тогда же (в мае 1934 г.), — до отъезда Г. в Америку, т.е. до того, как я должен был лично видеться с Г. и лично получить от него дополнительные сведения.
На этом моем свидании с Г. настаивали и я, и К. Его записка должна была быть как бы конспектом для моего разговора с Г. Впоследствии эту записку я в оригинале передал суду в Берне, а затем она целиком была опубликована в печати — в связи с моими показаниями в суде.
Вот эта запись сведений, сообщенных тогда Г. К-у, к которому он относился с полным доверием, как вполне своему человеку.
«Протоколы» составлены, в период 1896…1900 гг. Составлены в Париже одним из агентов русской политической полиции, хотевшим отличиться на этом. Они были пересланы им, помимо своего прямого начальства в Париже, в Петербург полковнику Пирамидову. Последний передал их генералу барону Гротгусу . Все попытки Гротгуса в период 1901…02 гг. заинтересовать ими окружение императора Николая II и его самого, успеха не имели. Не помогло и содействие Мануйлова-Манасевича, не верившего в подлинность «Прoтоколов», и проводившего их из личных соображений.
Таким образом, дело с «Протоколами» заглохло. Им суждено было снова выплыть в период революции 1905 г. Продвинул их генерал Трепов, получивший их от генерала Джунковского. Чтение «Протоколов» произвело очень сильное впечатление на Николая II, который с того момента сделал их как бы своим политическим руководством. Характерны пометки, сделанные им на полях предоставленного ему экземпляра:
«Какая глубина мысли!», «Какая предусмотрительность!», «Каково точное выполнение своей программы!», «Наш 1905 г. точно под дирижерство мудрецов», «Не может быть сомнений в их подлинности!», «Всюду видна направляющая и разрушающая рука еврейства» и т.д.
Заинтересовавшись получением «Протоколов», Николай II обратил внимание на заграничную агентуру и наградил многих орденами и денежными наградами.
С 1908 г. начинается новая эра для «Протоколов». Деятели Союза Русского Народа, как Шмаков, Марков II и др., обратились в министерство внутренних дел за разрешением широко использовать «Протоколы» для борьбы с воинствующим еврейством.
Под давлением Лопухина, Столыпин приказал произвести секретное расследование об их происхождении двум жандармским офицерам — Мартынову и Васильеву.
Дознание установило совершенно точно подложность «Протоколов» и их авторов. Столыпин доложил все Николаю II, который был глубоко потрясен всем этим. На докладе, же правых о возможности использовать их все же для антиеврейской пропаганды Николай II написал:
«Протоколы изъять. Нельзя чистое дело защищать грязными способами».
Антисемиты считают невыгодным для себя опубликовывать сведения, говорящие о подложности «Протоколов», особенно, когда они исходят от лица для них авторитетного, и поэтому они их замалчивают. Свой заговор молчания вокруг вопроса о происхождении «Протоколов» они начали вскоре после фабрикации их, как только увидели, что к ним, как к подлогу, отнеслись в правительственных сферах и даже в Департаменте полиции, а особенно, когда узнали, как к ним стал относиться сам Николай II.
Этот заговор молчания они продолжают и до сих пор. Поэтому, понятно, как глубоко должно было взволновать их то, что, со слов Г., было мной опубликовано.
Разоблачения Г. имеют громадное значение для характеристики отношения Николая II к «Протоколам».
По своим взглядам Николай II был, так сказать, наследственный антисемит. Свой антисемитизм он усвоил от отца, Александра III, убежденного антисемита, несомненно, много сделавшего для развития в России антисемитизма. Для Николая II его отец был авторитетом и политическим руководителем и в еврейском вопросе, как и в большинстве других.
Для Николая II борьба антисемитов с евреями была, очевидно, «чистым делом»!
В окружении Николая II были определенные антисемиты, с которыми ему приходилось сильно считаться. Антисемиткой была и императрица Александра Федоровна. Она до конца своей жизни верила в подлинность «Протоколов» и увлекалась немецкой свастикой. Это ее связывало и с тогдашним немецким довоенным антисемитизмом, который так пышно развился впоследствии при Гитлере.
Ее отношение к «Протоколам» было едва ли не единственным пунктом ее разногласия с Николаем II. При малейшем его сочувствии «Протоколы», конечно, еще в то время получили бы официальное признание и имели бы в России такое же кровавое значение, какое потом имели они в 1918…19 гг. на юге России или в Германии при Гитлере, и о них, конечно, много говорили бы на суде Бейлиса и прокурор-антисемит, и адвокаты-антисемиты, как Шмаков и Замысловский, выступавшие на этом суде.
Сообщения Г. об отношении Николая II к «Протоколам», таким образом, устанавливают, что подложность «Протоколов», доказательством чего был занят бернский суд в 1933…35 гг.. еще 30 лет тому назад была вполне ясна Николаю II, его правительству и русскому общественному мнению.


5. Мировая пропаганда «Сионских Протоколов»
Пропаганда «Сионских протоколов» заграницей и борьба в ними.
Русские антисемиты, после своего отъезда из России, в 1918…1919 г.г. сплоченной группой появились в Германии. Это было еще при Вильгельме II. Среди них были: Ф. Винберг, Бискупский, Марков II, Комиссаров, Шабельский-Борк, Таборицкий, сен. Рогович, Гр. Бостунич и др.
В Германии они действовали уже не одни. У них тотчас же нашлись способные ученики и пособники, более талантливые и более сильные, чем они сами, — местные немецкие антисемиты. Они поэтому сразу же имели большой успех среди будущих гитлеровцев, кто тогда находился в оппозиции к новому немецкому республиканскому правительству после бегства Вильгельма. Под их влиянием немецкий полковник фон Ганзен, под псевдонимом Бек, еще в 1918 г. издал на немецком языке первое издание «Протоколов» и выступил страстным их пропагандистом. В своем издании «Протоколов», имевшем огромное распространение, он повторил мысль Нилуса, что «Протоколы» были составлены на сионистском конгресса в Базеле, в 1897 г.
Тогда же русские антисемиты своей пропагандой воодушевили и балтийца А. Розенберга. С тех пор он вместе с Гитлером стал одним из главных пропагандистов «Протоколов». В своей книге, выдержавшей много изданий, этот один из главных нынешних вдохновителей иностранной политики Гитлера, повторяет основную мысль «Протоколов», что в мировой политике всеми событиями руководит тайная еврейская власть. По его словам, благодаря именно евреям, мы имели войну 1914…18 гг. Поражение Германии, Версальский договор и т.д. — все это дело тайной еврейской организации. «Сионскими мудрецами» он называет Герцля, Нордау, Ахад Гаама, Вейцмана, а выполнителями их воли — Думерга, Пуанкарэ, Ллойд Джорджа.
Розенберг и Гитлер одновременно выпустили в миллионных тиражах три издания «Протоколов» с тремя различными версиями об их происхождении.
Специально для пропаганды «Протоколов» в Германии были созданы новые органы на немецком языке. Пропаганда велась на средства государства не только в Германии, но и во всем мире, как самое важное дело. Для их издания агенты Гитлера отыскивали в разных странах подходящих издателей и тратили огромные средства на их распространение.
Таким образом памфлет русских охранников, сфабрикованный больше 30 лет тому назад, заграницей впервые был издан в Германии и оттуда получил распространение по всему миру.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54