История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

– кричали им колхозницы, которые тоже отгребали солому. – Живей, живей, дремать некогда!
– Грабли у них так и взлетали, солома так и шумела.
Таня с Алёнкой тоже старались изо всех сил.
Вдруг далеко-далеко в деревне прозвонил колокол.
Прозвонил и затих.
– Кончай работу! – сказал дядя Савелий. – На обед прозвонили!
Молотилка загудела тише и остановилась. Веялка перестала трещать.
Дядя Савелий большой деревянной лопатой подгрёб и подровнял ворох намолоченной ржи.
Таня и Алёнка отнесли грабли под навес.
– У меня весь лоб мокрый, – сказала Таня, – а у тебя?
– И у меня! – ответила Алёнка. – И лоб мокрый и шея! И везде колючки набились!
Таня и Алёнка стали вытаскивать из волос солому и колючки – усики от колосьев. Отряхнули платья. В это время на ток пришёл Танин дедушка.
– Дедушка, – закричала Таня, – а мы с Алёнкой солому отгребали!
– Молодцы! – сказал дедушка. – Хорошее хорошо и послушать.
– Дедушка, а ты что – молотить пришёл?
– Да не молотить, а ворох сторожить. Я у вороха посижу, пока народ пообедает. А то мало ли что? Может скотина забрести, может птица налететь.
– Так мы пошли, Мироныч! – сказал дядя Савелий. – Гляди не задремли тут у вороха!
– Да уж не задремлю, – ответил дедушка. – Обедайте спокойно, я колхозному хлебу цену знаю!
Подружки помогают сторожить ворох
Все ушли с гумна – и дядя Савелий, и дядя Кузьма, и все колхозницы. И сразу наступила тишина.
– А вы что, пичужки, тут присели? – сказал дедушка. – Ступайте домой обедать – небось умаялись.
– А мы не умаялись, – ответила Таня. – Мы с тобой будем хлеб сторожить.
Таня подсела к вороху. Она провела рукой по серебристому зерну, запустила руки в ворох, зачерпнула пригорошни и просыпала зёрна обратно сквозь пальцы. А ворох лежал перед ней, как тяжёлая гора, и каждое зерно блестело, словно чеканное.
Дедушка уселся на снопах под навесом. Тогда и Таня с Алёнкой примостились около него и тут же начали рассказывать дедушке:
– Мы сегодня колоски подбирали в поле!
– А когда колоски собирали – ёжика встретили!
– И гнездо нашли!
– Только гнёздышко совсем пустое, – сказала Алёнка, – ни одного птенчика не было.
– Ну, какие же теперь птенчики! – сказал дедушка. – Они уже теперь все выросли, летают, в дальний путь готовятся. Да уж и пора им в тёплые страны – сентябрь месяц стоит у околицы, осень ходит по лесу, деревья красит…
Таня задумалась. Ей вспомнилось, как весной летели из тёплых стран лебеди и кричали. А гуси шли по дороге, поднимали головы и слушали их.
– Дедушка, а лебеди опять в тёплые страны полетят?
– Опять полетят. И жаворонки полетят. И ласточки. И журавли… А как журавли через море летели, я один раз сам видел.
– Как, дедушка?
– Я тогда был в Крыму. Мне дали путёвку в дом отдыха, я и поехал.
– Дедушка, а какой это – Крым?
– А это место такое – Крым, у самого моря. Кругом горы, а море синее-синее и всё шумит, и всё шумит, и волны одна за другой бегут к берегу… Вот так сижу я как-то утром на берегу, смотрю на эти синие волны, слушаю, как они шумят. Вдруг знакомые голоса: «Курлы! Курлы!» Я так и привскочил – неужто журавли? Поднял голову, а они летят из-за горы. И пошли, пошли через море на тот, на турецкий берег. Летят, а сами кричат-покрикивают – да так жалобно, словно не хочется им на чужой берег лететь, словно они с родиной прощаются.
– Ой, дедушка, – прошептала Таня, – мне их жалко!
– А что ж поделаешь, – сказал дедушка, – родина-то всем дорога! Но птицы свои родные места крепко помнят. Переждут холода – и снова домой. Да с радостью, да с песнями!
– Таня вытерла глаза ладонью.
– А между тем, – продолжал дедушка, – пока мы тут разговариваем, у нас к вороху жеребятки подбираются!
Таня сразу вскочила:
– Где?
Жеребятки паслись недалеко на лужке. Надоело им щипать траву, они и подобрались к риге, хотели попробовать хлеба. Но из-под навеса выскочили Таня и Алёнка, закричали на них, замахали руками. А тут ещё, откуда ни возьмись, Снежок выскочил и залаял. Жеребята испугались и убежали обратно на лужок.
– Снежок, а ты где был? – удивилась Таня. – Я думала, уж ты давно домой убежал!
– Наверно, в снопах спал, – сказала Алёнка. – Вон в хвосте сколько соломы набилось!
Так и сидели Таня и Алёнка с дедушкой, а дедушка рассказывал им и про ласточек, которые на лету поезд обгоняют, и про коростеля, который летать не любит, а всё больше пешком ходит…
– Дедушка, – сказала Таня, – вот ты говоришь – сентябрь месяц у околицы стоит… А ведь мы с Алёнкой первого сентября в школу пойдём!
– Мне мамка уже кармашки для азбуки сшила, – отозвалась Алёнка.
– И мне бабушка сшила, – сказала Таня, – с красной каёмочкой. Это касса называется.
– В добрый час! – ответил им дедушка. – Значит, скоро будете мне книжки читать, а я буду слушать. У меня-то глаза совсем плохо видеть стали!
А потом зазвонил в деревне колокол. И дедушка сказал:
– Ну, вот и кончена наша сторожа. Сейчас народ на работу, а мы – на обед. Бегите домой, пичужки!
Таня и Алёнка побежали домой. Таня как вошла в избу, так прямо к бабушке:
– Бабушка, дай, пожалуйста, скорей пообедать: мы сегодня с Алёнкой целый день колхозу помогали!
Грушевое яблочко
Утром Алёнка явилась с большим подсолнухом. Подсолнух был широкий, как корзинка, и весь набит чёрными шелковистыми семечками. Алёнка вытаскивала по одному семечку, и в подсолнухе оставалось светлое пустое гнёздышко.
А Таня укладывала кукол спать. Она вчера совсем про них забыла, и куклы всю ночь просидели на улице за круглым чурбаком. Зелёная «скатерть» у них завяла, «тарелки» съёжились, угощенье расклевали куры, а их самих насквозь промочила ночная роса.
– Тань, а нынче куда помогать пойдём? – спросила Алёнка, выщипывая семечки.
Таня закрыла кукол одеялом и тоже взялась за Алёнкин подсолнух.
– Я не знаю, – сказала она. – Может, опять на гумно?
– Ступайте лучше к садовнику дяде Тимофею, – сказала бабушка, – он сегодня народ собирал яблоки снимать. А народу мало – все в поле да на молотьбе.
Подружки разломили подсолнух пополам и пошли в сад к дяде Тимофею.
Дёмушка услышал, что они идут яблоки снимать, и тоже пошёл с ними.
– Как солому отгребать, так ты не приходил, – сказала Алёнка, – а как про яблоки услышал, так сразу прибежал!
Дёмушка ничего не отвечал, но шагал и шагал следом за ними.
Колхозный сад был со всех сторон обнесён частой изгородью и обсажен тополями. Тополя чуть-чуть шумели серебристыми листьями. Они стояли ровной стеной, защищая сад от холодных ветров.
Калитка в сад была открыта. Недалеко от калитки стоял соломенный шалаш. А около шалаша лежали новенькие дощатые ящики, несколько снопов свежей жёлтой соломы и большие кучи яблок. Колхозный сторож дед Антон укладывал яблоки в ящики, а внуки его, Ваня и Вася, помогали ему.
Среди деревьев то тут, то там виднелись пёстрые платки и кофты – колхозницы снимали яблоки с веток.
Таня, Алёнка и Дёмушка друг за другом вошли в сад и остановились. Дядя Тимофей увидел их:
– Вам что – яблочка?
– Да, – сказал Дёмушка.
– Нет, мы не за яблоками! – поспешно сказала Таня и сердито дёрнула Дёмушку за рукав. – Мы помогать пришли!
– Вот ребятишки молодцы! – сказал дядя Тимофей. – А мне подмога как раз очень нужна, народу у меня сегодня мало.
Дядя Тимофей велел им собирать в кучу паданцы – упавшие с веток яблоки.
– Если какое понравится – съешьте, – сказал он, – но с деревьев не рвите.
Ребятишки разбрелись по широкому саду. И что это за прекрасный был сад! Таня шла и не знала, куда глядеть: то ли вниз, под ноги, искать упавшие яблоки, то ли вверх, на яблони, которые стоят кругом, как в хороводе. Яблоки висели над её головой – и красные, и розовые, и жёлтые, и с румянцем, и без румянца, и зелёные с тёмно-красными полосками.
– Что ж ты только ходишь и смотришь, а ничего не собираешь? – сказала ей Алёнка. – Я уж вон сколько набрала и два яблочка съела!
Таня спохватилась и тоже стала собирать паданцы из травы – то там, то здесь выглядывали яблоки: одно с ушибленным бочком, другое подгрызенное червяком, третье – недозрелое… Таня собирала их в свой голубой фартук. А когда попалось яблочко румяное Да рассыпчатое, Таня сказала:
– Какое понравится – можно съесть. А вот это мне очень нравится! – и съела сладкое яблочко.
Так ходили Таня, Алёнка и Дёмушка по саду, собирали яблоки, носили их в кучу к шалашу. И сами лакомились: как попадётся яблочко послаще, то и съедят.
А Дёмушка не столько собирал, сколько ел. Наконец ему надоело собирать паданцы.
С ветки глядели на него крупные круглые яблоки – тёмно-красные, почти коричневые. Дёмушка легонько тронул ветку, тряхнул её – яблоки не упали. Но откуда-то сверху вдруг сорвалось одно большое яблоко, прошумело сквозь листву и ударило Дёмушку по макушке.
– Ой! – сказал Дёмушка и отскочил в сторону.
Тут подбежала к нему Алёнка и закричала:
– Ты что – яблоки рвать? Сейчас дяде Тимофею скажем!
– Я и не рвал даже! – сказал Дёмушка и потёр ладонью свою макушку. – Оно само упало.
Но тут и Таня на него напустилась:
– А зачем ветку трогал? Эх, ты! Дядя Тимофей тебя в сад пустил, а ты его обманываешь, яблоки рвёшь!
Дёмушка ничего не стал отвечать им. Он молча собирал паданцы в подол рубахи. И то яблоко, которое сверху упало, тоже положил и отнёс к шалашу.
Ребятишки собирали да собирали яблоки. Целый ворошок яблок натаскали.
– Вот спасибо! – сказал дядя Тимофей. – Крепко мне помогли сегодня. А за работу возьмите себе яблок – какие вам захочется, какие на вас глядят!
Дёмушка насовал себе в карманы медовых ранеток. Алёнка набрала красных полосатых. А Таня выбрала себе три самых больших яблока. Одно жёлтое, прозрачное – это дедушке. Другое рассыпчатое, красное – это бабушке. Третье золотое, наливное, с румяным бочком – это матери.
– А себе что же? – спросил дядя Тимофей.
Таня улыбнулась:
– А мне больше не надо. Я их и так сегодня много съела.
– Ну, тогда я тебе сам подарю, – сказал дядя Тимофей.
Он снял с дерева грушевое яблочко, самое сладкое, самое душистое, и отдал его Тане.
Вечером все – и бабушка, и дедушка, и мать – пили чай с яблоками и хвалили Таню:
– Вот какая у нас Таня славная помощница растёт!
Как Дёмушка Снежка угощал
На другой день Таня помогала бабушке собирать огурцы в огороде. Все огурцы собрали – одни плети с шершавыми листьями остались на грядках. Бабушка вымыла огурцы и засолила их в большой кадушке.
– Вот и управились с огурцами, – сказала она.
Но на другой день пришла с колхозных огородов грузовая машина. А в машине – полон кузов огурцов.
Сима-огородница сказала:
– Это колхозникам на трудодни будем раздавать, – и велела высыпать их около колхозной кладовой.
– Вот тебе раз! – сказала бабушка. – А я-то думала, что с огурцами управилась… И куда это столько огурцов нынче уродилось!
Пока сгружали огурцы, около машины собрались ребятишки. И не успели ещё борта закрыть, а они уж сидели в кузове, как белые грибы в корзинке.
– А куда это вы поедете, интересно знать? – спросил шофёр.
1 2 3 4 5