История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 

– Вы ещё не школьники.
– Ну и что ж, что не школьники! – ответила Таня. – А мы тоже скоро в школу пойдём!
– Мало ли что скоро, а всё-таки ещё не школьники!
Тут к ним подошёл вожатый Ваня Дозоров.
– Вы что спорите?
– Смотри-ка, – сказала Нюра, – пришли колоски собирать, а сами ещё и в школу никогда не ходили!
– Тем лучше, – сказал Ваня, – ещё и не школьники, а уж помогать пришли.
Он поставил Таню и Алёнку рядом с Нюрой.
– Глядите внимательно, – сказал он, – все до одного колоска собирайте, чтобы поле было чисто-начисто убрано.
– Тань! Ты во что собирать будешь? – спросила Алёнка.
– Я – в фартук. А ты?
– Тань, а у меня и фартука-то нет!
– Ну, а ты в мой клади. Вместе собирать будем.
Так шли ребятишки вереницей по полю, шли с песнями, с разговорами и собирали колоски. Сухая стерня шелестела у них под ногами. Сухие колоски шелестели у них в фартуках и мешочках…
А над головой в синем небе жарко горело солнце последним своим, августовским жаром.
– Мне что-то всё не попадаются и не попадаются! – сердилась Алёнка.
– Мне самой только три попалось, – сказала Таня, – да и то один сломанный!
А Нюра услышала и засмеялась:
– Вот так умны: сердятся, что колосья не попадаются! Ну, раз не попадаются – значит, скошено хорошо!
Находки в поле
Шли и шли ребята по полю… Вдруг Юра председателев закричал:
– Гнездо!
Все побежали смотреть гнездо, окружили Юру. Таня и Алёнка тоже побежали. Только Таня отстала, потому что она не сразу побежала, а сначала сняла фартук с колосками и положила на то место, где остановилась.
Гнёздышко было маленькое, из сухих травинок и мягких стебельков. А в гнёздышке лежало немножко рыжих коровьих шерстинок.
И больше ничего в нём не было.
– А где же птенчики? – спросила Алёнка.
Все засмеялись:
– Вот хватилась! Да уж птенчики выросли давно, уж они теперь улетать собираются!
– А чьё это гнездо? – спросила Таня.
Нюра Туманова опять засмеялась:
– Чьё! Куриное, наверно!
Но Ваня Дозоров сказал:
– Зря смеёшься! Таня верно спросила. У каждой птицы – своё гнездо. Ну, а какая птица во ржи гнездо вьёт? Ребята, кто знает?
– Жаворонок! – закричали ребята.
– Перепел!
– А это чьё гнездо?
– Перепела!
– Нет, не перепела. – Ваня Дозоров взял гнёздышко в руки. – Это гнездо жаворонка, – сказал он, – а перепела яички кладут прямо на землю. Выроют в земле ямочку, положат туда какой-нибудь мягкой травки, соломки – тут и выводят птенцов. Мы это гнёздышко возьмём с собой, в юннатский уголок. А вы, ребята, беритесь за работу, становитесь, кто где был, ни одного шага не пропускайте.
Ребята разбежались, хотели встать, кто где был, но все забыли, где они остановились. Только Таня знала своё место, потому что там лежал её голубой фартук с колосками.
– Вот молодец, Танюшка! – сказал Ваня Дозоров. – Смотрите, а? Хоть ещё и не школьница, а всех догадливей у нас оказалась.
И все стали говорить:
– Вот у нас Татьянка – маленькая, да удаленькая. Наверно, хорошая ученица будет!
Только Нюра Туманова ничего не сказала. Она молча встала рядом с Таней и принялась собирать колоски.
И ребята опять пошли по полю, опять зашуршала сухая стерня под ногами, зашуршали колоски в фартуках и мешочках. И Снежок бегал тут же, искал мышей в норках.
Вдруг Снежок остановился и начал лаять.
– Снежок, ты кого увидел? – крикнула Таня.
Снежок поглядел на Таню и опять залаял.
– Я сбегаю посмотрю, – сказала Алёнка.
Она сунула свой колосок Тане в фартук и побежала. Подбежала к Снежку и всплеснула руками:
– Ой, тут ёжик! Тут ёжичек по тропочке идёт!
Ребятишки не утерпели, побежали смотреть ёжика. Только на этот раз положили на те места, где остановились, свои фартуки и мешочки с колосками.
Ёжик увидел людей, зафыркал и свернулся клубком. Ни лапок, ни чёрной мордочки – одни иглы торчат во все стороны!
– Давайте его тоже в живой уголок возьмём! – сказал Ваня Дозоров. – Юннаты, кто может ежа взять?
– Я могу! – крикнул Юра председателев.
Он живо снял с себя майку, накрыл ею ёжика и закатал его в эту майку, будто в узелок.
Тане стало жалко ёжика.
– Не надо его брать, – сказала она, – пускай он в поле бегает, ему у вас скучно будет!
– Ничего ему скучно не будет, – ответил Юра, – у нас уже есть один ёжик. Вот тому ёжику, правда, скучно. А теперь им вдвоём будет весело!
– А вы там их, может, не кормите, – сказала Таня, – может, забываете!
– Как это так – мы забываем! – рассердился Юра. – Мы ведь юннаты!
– Ты же сама скоро в школу придёшь, – сказал Тане Ваня Дозоров, – вот и будешь их кормить!
Таня обрадовалась:
– Я? А мне разве можно?
– А почему нельзя? Ты у нас тоже юннаткой будешь.
– Ну ладно! – согласилась Таня. И улыбнулась. А потом потрогала сквозь майку ежиные колючки и сказала: – Ничего, ничего, ёжичек, не фыркай! Мы тебя будем кормить. Мы тебе будем молока давать, вот увидишь!
А когда все ребятишки снова принялись собирать колоски, Алёнка сказала:
– А что бы нам ещё для юннатского уголка найти?
– Не знаю, – ответила Таня. – Давай получше смотреть, может, ещё кто встретится.
Но им больше никто не встретился, потому что поле кончилось.
И Ваня сказал:
– Ребята, теперь мы пойдём домой. А все колоски давайте в один большой мешок ссыплем.
Ваня держал большой мешок. И все ребятишки высыпали свои колоски в этот мешок. И Таня высыпала туда же из голубого фартука свои колоски и Алёнкины. Все собрали понемножку.
– Вот и мы колхозу помогли! – весело сказала Таня. – А я даже ничуть и не устала!
– И я не устала! – подхватила Алёнка. – Побежим?
– Побежим! – согласилась Таня.
Они взялись за руки и побежали по мягкой и Солнечной полевой дороге. И Снежок, закрутив свой лохматый хвост, весело побежал за ними.
На току
Таня и Алёнка миновали овражек и вышли на ближнее поле, где работала жнейка и где они сегодня прятались под стойками. Стоек в поле стало гораздо меньше. В поле возить снопы пришли машины. А на машину можно целую гору снопов погрузить, не то что на телегу. Но и на лошадях тоже возили. Чем скорее убрать хлеб, тем лучше. Возы со снопами шли и шли с поля на колхозный ток.
– Смотри-ка, смотри-ка! – закричала Алёнка. – Вон твоя мамка на возу едет! Уж она, наверно, третий раз приехала – а нас всё нет и нет!
Таня обрадовалась и замахала рукой:
– Мамушка, возьми к себе на воз!
Мать выехала со жнивья на дорогу и остановила лошадь:
– Ну, взбирайтесь!
Таня и Алёнка подбежали к возу. «Взбирайтесь»! А как взбираться? Воз стоит широкий, как печка… Мать смотрела на них сверху и смеялась:
– Ну, что же вы вокруг воза ходите? Влезайте!
– А за что держаться? – спросила Таня. – Прямо за снопы?
– Становись на оглоблю, – сказала мать, – а теперь – лошади на спину… Становись, становись, не бойся!
Таня робко взобралась с оглобли на лошадь. Лошадь стояла тихо, только помахивала головой, отгоняя мух, и шерсть у неё на спине была гладкая и тёплая.
– Ну, а теперь давай руку – и сюда! – сказала мать.
И не успела Таня оглянуться, как уже сидела рядом с матерью на широком возу.
– А я как же? – спросила Алёнка.
– Да и ты так же, – ответила мать, – видала, как Танюшка? Лезь, не бойся, я руку подам!
– Лезь, лезь! – крикнула Таня. – Здесь хорошо!
Алёнка изловчилась и тоже взобралась на воз.
– Все тут, – спросила мать, – или там ещё кто есть?
– Все тут! – ответила Алёнка.
Вдруг снизу еле слышно проскулил Снежок. Он стоял у оглобли, вертел хвостом и глядел наверх просящими глазами.
– И тебя на воз? – засмеялась мать. – Ну уж нет, ты и пешком пробежаться можешь. У нас по две ноги, а у тебя четыре!
Мать тронула вожжами, и лошадь пошла. Воз тихонько покачивался. Таня и Алёнка сидели в самой середине, в гуще тёплых колосьев, и крепко держались за верёвку. На возу жарко пахло свежей соломой, снопы были тугие, гладкие, и в каждой соломинке блестело солнце.
Воз медленно проехал через поле и повернул к риге. Около риги стояли высокие крутые копны. Мать слезла с воза, подвела лошадь к копнам и развязала верёвку, которой были связаны снопы.
– А вы слезать будете или нет? – крикнула она девочкам.
– Нет, не будем! – ответила Таня.
– Не будем! – повторила и Алёнка.
Они засмеялись и поглубже зарылись в снопы.
– Ну, значит, придётся вместе со снопами сваливать, – сказал бригадир дядя Савелий.
Он налёг плечом на воз, воз накренился, снопы заскользили и поползли.
– Ай-ай, падаем! – кричали Таня и Алёнка.
Они смеялись и хватались за снопы. Но воз кренился всё больше, колёса с одной стороны совсем поднялись – и снопы горой свалились на землю. Таня и Алёнка со смехом барахтались в снопах. Снежок поглядел-поглядел на них да и тоже прыгнул к ним в снопы. А мать и дядя Савелий смотрели на них и тоже смеялись.
– Вот как у нас пассажиров высаживают! – сказал дядя Савелий. – Будете знать!
– А мы как с горки съехали! – ответила Таня. – Ничуть и не страшно даже!
– Даже и ничуть! – подтвердила Алёнка.
Девочки вылезли из снопов, отряхнулись. А мать сбросила с телеги последние снопы и сказала:
– Садитесь, домой отвезу.
– Мы не поедем, – ответила Таня, – мы ещё будем помогать!
– Ну, помогайте, – сказала мать. И уехала.
– Тань, а что мы помогать будем? – спросила Алёнка.
– А что-нибудь, – сказала Таня, – что велят.
Около риги стояли три копны. А рядом клали ещё копну. Проворная девушка Варя Соколова подавала снопы, а дядя Кузьма их укладывал. Он укладывал их кружком, плотно друг к другу, колосьями внутрь. Если дождь пойдёт, пускай солому мочит, а колосья внутри копны сухими останутся. Копна становилась всё выше и выше, и Варе всё труднее было кидать наверх тяжёлые снопы.
– Варя, давай мы тоже будем снопы кидать? – сказала Таня.
Но Варя ответила:
– Вам не докинуть, тяжело. Лучше идите на ток, там помогайте.
На току было очень шумно. Тарахтела молотилка, трещали веялки, шелестела солома. Мальчики, отвозившие солому, покрикивали на лошадей. Соседка Марья подавала снопы в молотилку. Молотилка без устали хватала их один за другим железными зубьями.
А тётка Марья стояла вся закутанная платком, потому что пыль вихрем кружилась над молотилкой.
– Туда не полезем, – сказала Алёнка, – там пыльно.
– Мало ли что пыльно, – ответила Таня. – А если нужно?
Дядя Савелий услышал их.
– Туда вас и не пустят, – сказал он, – там работать надо умело.
– Дядя Савелий, а куда же нам?
– А вы идите к веялке сор отгребать.
Веялка весело трещала, лёгкая мелкая солома взлетала над ней. А внизу по жёлобу текло тяжёлое чистое зерно. Две девушки стояли с мётлами и осторожно сметали с зерна соломинки, остатки колосьев, упавшие сверху.
– А где ещё метла? – спросила Таня. – Мы тоже будем сор сметать.
– Вы, пожалуй, вместе с сором и зерно сметёте, – сказала одна девушка, Груша Миронова. – Вы, девчатки, лучше возьмите грабли да отгребайте солому от гумна.
Девочки сбегали за граблями под навес и стали отгребать обмолоченную солому. Солома была лёгкая и светлая, как облако.
– Так-так!
1 2 3 4 5