История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Между тем как мы рассуждали об этих событиях, нам многое стало понятнее. Так, я вспомнил, что Блэн и Стингер были совершенно неизвестны семейству Вудлей. Они сами явились на плантацию как лоцманы и строители судов по профессии, и их приняли на эти обе должности. Я вспомнил также часть разговора между Блэном и Брадлеем, услышанного мною, когда я шел на плантацию. Я удивился тогда, что Брадлей так интересуется количеством тюков, которое пойдет на барже.
Теперь я не сомневался, что негодяи явились к мистеру Вудлею по приказанию Брадлея. Очевидно, все это было продумано заранее. Во всяком случае, все велось так искусно, так уверенно, что одно это указывало, что все трое были не новички в подобных делах.
Что касается негров, то не вызывало сомнения, что они убиты. Этого преступления требовала осторожность, хотя Брадлей и предпочел бы, может быть, взять их к себе на плантацию или кому-нибудь продать.
Установив все эти факты, нужно было обсудить средства, как наказать преступников и отобрать у них груз хлопка.
Намерения пирата-плантатора были ясны. Три сообщника должны привезти хлопок Вудлеев в Новый Орлеан, где они наверняка знают какого-нибудь уважаемого купца, и продать ему весь хлопок оптом по относительно низкой цене. Они переменили упаковки лишь по своей крайней осторожности, но теперь уже совершенно нельзя было отличить эти тюки от тех, которые ежедневно продавались в Новом Орлеане. Брадлей возьмет за них, что дадут, хотя они и были оценены Вудлеем в шестьдесят тысяч франков. А раз они будут проданы и доставлены покупателю, то будет очень трудно доказать, что они украдены.
Что касается самого судна, то от него легко было избавиться, продав его в Новом Орлеане или уведя куда-нибудь - в крайнем случае можно просто пустить его ночью вниз по течению Миссисипи.
Но явится ли Брадлей на баржу до ее прихода в порт? Это было невероятно да и неудобно для такого богатого собственника, как он. Вероятно, он последует за ней на каком-нибудь пароходе, идущем вниз по Миссисипи.
Может быть, на том же самом пароходе, который только что оставил Вальтер.
Так как пират сядет со своей собственной плантации, расположенной ниже плантации Вудлея, то как можно было за ним последовать и наблюдать за его действиями?
Генри был того мнения, что нам всем троим нужно ехать в Новый Орлеан с первым проходящим мимо плантации пароходом или даже отправиться верхами в Начед и сесть на один из почтовых пароходов, совершавших рейсы между этим городом и Новым Орлеаном. Таким образом, мы приедем раньше баржи и по ее прибытии в порт сможем завладеть ею и передать всех трех убийц в руки правосудия.
План этот был хорош в отношении трех помощников пирата-плантатора, но как быть с ним самим? Действуя так, мы могли дать ему возможность ускользнуть. Этого мы не могли допустить.
Я, по крайней мере, хотел отомстить тому, кто дважды покушался на мою жизнь. В моих глазах Блэн был лишь исполнителем приказа Брадлея.
Кроме того, у нас не было явного доказательства участия Брадлея в преступлении, жертвой которого я чуть было не стал. Я не видел его в лагуне. Я мог поклясться, что слышал его голос, но этого было мало, чтобы обвинить его. Он стал бы отрицать свое участие, а сообщники могли его и не выдать.
Правда, его имя заменило на тюках имя Вудлея, но это было еще не доказательство. Он мог и не знать об этом. Мало ли что вздумается писать пиратам на украденных тюках...
Если же, наоборот, мы дадим делу идти своим чередом, хлопок будет продан, доставлен и известно будет, кто получил деньги. А так как мало вероятно, чтобы пират доверил своим сообщникам крупную сумму, то, очевидно, он получит ее лично, и у нас будет доказательство, что он - их предводитель.
Таково было мое мнение, и Вальтер так горячо его поддерживал, что его брат согласился.
Было решено, что мы как можно быстрее едем в Новый Орлеан и обратимся там к одному знакомому Вудлею адвокату, который поможет нам добиться суда над преступниками.
Но в конце этого разговора нас поразила большая неожиданность. Послышался конский топот и затих у дверей. Мы выглянули в окно и увидели человека, который, сойдя с лошади, привязал ее к воротам.
Когда человек этот обернулся, мы узнали в нем Ната Брадлея.
Глава XXIII
УТЕШЕНИЕ
Так как я вернулся на плантацию тайком, то это посещение не могло нас беспокоить. Оно только было слишком неожиданным. Невольно у всех нас возник вопрос: зачем он приехал?
Конечно, мне не следовало показываться. Это было необходимо для того, чтобы наш план мог удаться. Брадлей с сообщниками не должны были до самой последней минуты знать о моем спасении, - без этого все было бы испорчено.
Вальтеру тоже лучше было пока не выходить. Его присутствие здесь пришлось бы объяснить Нату Брадлею, и тогда, узнав, что Вальтер едет в Новый Орлеан, он стал бы держаться настороже и мог бы, пожалуй, разгадать наши планы.
Принять Ната должен был один Генри.
Едва он успел выйти из столовой, где мы все сидели, и затворить за собой дверь, как Нат уже вошел в комнату. Так как его не приглашали войти дальше, то он остановился. Мы с Вальтером подошли к двери и стали слушать. Первым заговорил Брадлей.
- Ну, мой друг, - сказал он, обменявшись приветствиями с Генри, - я, кажется, опоздал.
- Куда?
- Я хотел сесть на пароход, чтобы ехать в Новый Орлеан. Думал, что успею сесть на "Ялу-Сити", который вчера вечером должен был выйти из Винсбурга. Для этого я и приехал на вашу пристань, но, должно быть, поздно. Когда я ехал через лес, я слышал, что тут прошел пароход, - кажется, вниз. Должно быть, это и был "Ялу-Сити".
Наступило молчание. Мы напрасно ждали ответа Генри. Присутствие этого гостя в такой момент настолько его поражало, что он, видимо, не знал, что сказать. Но Брадлей и не спрашивал его, а потому не ожидал ответа.
- Вероятно, он прошел очень рано, когда вы еще не вставали, - продолжал он. - Не видел ли его кто-нибудь? Мне очень хотелось бы знать наверняка, был это "Ялу"?
- Негры видели пароход, - уклончиво ответил Генри, - но это был не "Ялу-Сити". Это, видно, пароход из Огии.
- О, тогда, значит, и "Ялу" близко. Тогда я сразу еду на пристань, чтобы не опоздать. Дайте мне человека, чтобы привел вам лошадь назад, если я уеду.
- С удовольствием, - ответил Генри.
Видимо, Генри ничего так не желал, как поскорее избавиться от своего гостя.
- И потом вот еще что, - заговорил пират уже другим тоном, - сейчас мы одни, значит, можно об этом потолковать. Когда вы, наконец, отдадите мне ваш долг? Эти деньги мне очень нужны. Я уже несколько раз напоминал вам, и вы все-таки не платите. Это мне надоело, даю вам время до моего возвращения, - я проеду здесь недели через две. К тому времени, пожалуйста, приготовьтесь к уплате. Если у вас нет сейчас денег, продайте кого-нибудь из невольников. Что касается меня, то, если вы не расплатитесь, я буду вынужден принять свои меры. Мне очень жаль, что мне приходится быть таким нетерпеливым кредитором, но мне нужны деньги, а вы давно мне должны.
- Когда вы вернетесь?.. Через две недели?.. К тому времени у меня, может быть, будут деньги...
- Да к черту ваше "может быть"! - грубо прервал его Брадлей. - Если у вас их не будет, берегитесь. Я не шучу. Но что это такое? Слышите?
Оба замолчали и стали слушать. Брадлей через несколько секунд выбежал вон. В открытое окно столовой до нас донесся глухой гул приближающегося парохода.
- Клянусь Юпитером, это пароход! - воскликнул Брадлей, возвращаясь в дом. - Пошлите за моей лошадью человека!
Произнеся это тоном приказания, он поскакал к пристани.
Генри послал за ним вслед негра, и некоторое время мы волновались. Если Брадлей опоздает на пароход, то, очевидно, он вернется в дом и будет ждать следующего! Это было бы очень нежелательно: если он заметит присутствие на плантации Вальтера и меня, нам придется отказаться от мести.
Поэтому мы очень обрадовались, когда с реки до нас донесся продолжительный свисток парохода. Это означало, что пароход остановился, чтобы принять на борт пассажира, а пассажиром этим был, конечно, Брадлей. Предположение это подтвердилось, когда негр привел назад его лошадь.
Пират-плантатор отправился в Новый Орлеан для того, конечно, чтобы самому наблюдать за продажей своей добычи. Он и не думал, что ограбленный им владелец и человек, которого он хотел убить, были в течение нескольких минут отделены от него лишь дверью и только что обсуждали, как уличить его и наказать за преступление.
Глубоко благодарные капитану "Ялу-Сити" за ту услугу, которую он оказал нам, избавив от Брадлея, мы тем не менее подумали, что и нам необходимо как можно быстрее последовать за пиратом.
Если баржа отправилась прямо в Новый Орлеан после недолгой остановки на Острове Дьявола, что и сделала по всей вероятности, то она могла прийти к месту назначения дня через четыре, самое большее, через пять. Ее экипажу не нужно было теперь замедлять ход. Напротив, он, вероятно, делал все, чтобы его ускорить.
Что же до "Ялу", то он мог прийти в Новый Орлеан еще раньше баржи.
Но на каком же пароходе отправимся мы?
На этот вопрос нельзя было ответить определенно. Пароход мог пройти мимо нас через час, но мог пройти и через два-три дня. В последнем случае мы были бы вынуждены отказаться от всякой надежды на удачу.
Немедленно по приходе в порт баржу, конечно, разгрузят, а груз спрячут в таком месте, где его трудно будет разыскать. Что касается самого судна, то от него можно было тоже избавиться очень быстро. Приехав поздно, мы не найдем следа ни груза, ни судна и будем иметь восемьдесят пять шансов против ста, что никогда их не увидим, также как Блэна и Стингера.
Предположив даже, что мы найдем хлопок в пакгаузах, через которые проходит всякий груз до выгрузки на большие суда, будем ли мы в состоянии узнать его или доказать, что он не принадлежит Нату Брадлею, хотя и значится принадлежащим ему?
А баржу я, Вальтер или Генри вряд ли могли бы узнать. Все суда этого рода похожи друг на друга, так как строятся по одному образцу. Я брался узнать лишь трех человек, которых видел на Острове Дьявола.
Глава XXIV
ОТЪЕЗД В НОВЫЙ ОРЛЕАН
Чтобы увидеть троих преступников и указать на них кому следует, а также чтобы доказать, что Нат Брадлей был их сообщником, если не вожаком, нужно было поспеть в Новый Орлеан до продажи груза.
Вальтер с удивлением узнал, что его брат должен Брадлею двадцать тысяч франков. Однако это не очень его огорчало. Теперь он понял причину той странной связи, что существовала между этими людьми, так мало похожими друг на друга. Связь эта его очень огорчала, а "долговую" рану он, как и я, не находил смертельной. Он рад был, что теперь вместо предположений он твердо знал причину этой дружбы.
- Долг - не беда, - сказал он брату. - Теперь, впрочем, ты можешь считать себя в расчете с Брадлеем. Если мы даже вернем наш хлопок, то тот убыток, который причинил нам этот негодяй, будет превышать сумму твоего долга.
- Как это?
- Да так.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14