История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


Фрэнк отыскал выезд на улицу. Проехал один квартал на восток по Пасифик-авеню. Свернул влево на Рекорд-стрит. Склады и парковки. Возникло такое чувство, будто внутри него кто-то сидит и делает все эти повороты. Он старался не Думать ни о чем, кроме данного момента. Впереди надземная автострада. Его мучил страх того, что случится, когда кончатся повороты и дорожные знаки. Он не знал, что почувствует, когда снова вернется в тело.
Извлекалось оружие.
Копы бросили свои «харлеи» и побежали вниз по склону, вынув пистолеты. В кортеже люди из Секретной службы приготовили автоматы, вытащили револьверы.
Стая голубей развернулась, направляясь теперь на восток.
Мэкки наблюдал с южной колоннады поверх Элм-стрит, поверх Мэйн-стрит, поверх Коммерс-стрит. Ни на газоне, ни под деревьями никого нет. Здесь располагалась вторая половина площади, менее чем в сотне ярдов от центра событий, но это место уединенное, тут жарко и пусто под лучами солнца. Он стоял, прислонившись к колонне и сложив руки на груди. Темные очки болтались в правой руке.
Завыли сирены. У книжного склада стояли полицейские, направив кверху винтовки и дробовики. Мужчины целились вверх. Люди задрали головы.
СЛЕЗАЙТЕ С ЭН-ЭКС-АР
СВОДКА
ССССССССС
СНАЙПЕР СЕРЬЕЗНО
РАНИЛ
ВСЕ ПРОЧЬ
ОСТАВАЙТЕСЬ ТАМ И
НЕ ЗАНИМАЙТЕ
СЛЕЗАЙТЕ
Девочка стояла, закрыв руками уши. Кортеж распался, одни автомобили стояли, другие неслись дальше. По Элм-стрит возобновилось обычное движение. Многие люди взбежали вверх по лестнице между частоколом и колоннадой. Прорва народу. Люди лежат ничком на траве. Какой-то человек молотил кулаком по крыше автомобиля. Мэкки видел, как из другой машины выбрался мужчина и упал. Резкие крики и вопли. Одни стоят на коленях. Другие сидят с фотоаппаратами, задыхаясь и не веря своим глазам.
По Мэйн-стрит ехала пожарная машина. Он не видел большего идиотизма за последние двадцать лет.
НА СВЯЗИ TT
ПОЖ ПОЖАЛУЙСТА НЕ ЛЕЗЬТЕ НА ЭТУ ЧАСТОТУ
ССССССС
НЕ ЗАНИМАЙТЕ
НЕ ЛЕЗЬТЕ
ССССССС
СНАЙПЕР СЕРЬЕЗНО РАНИЛ
ПРЕЗИДЕНТА КЕННЕДИ
ВЦЕН ТРЕ ДАЛ ЛАСА СЕГО ДНЯ ВЕРОЯТНО СМЕРТЕЕЕЛЬНО
Издалека Мэкки не мог разобраться, люди поднимаются по лестнице линчевать, или же просто в шоке мужчины и женщины панически бегут вместе со всеми. Ему хотелось пить, он был подавлен. С газонов, из гулкого тоннеля неслись странные резкие крики, множество голосов, в которых слышалось напряженное отчаяние, словно в речи глухонемого.
Ли спрятал винтовку на полу между рядами коробок возле стрелки на лестницу. Легко будет обнаружить. Но спрятать все же надо, просто сделать то, чего от него ждут. Пусть поверят – он не хочет, чтобы его вычислили. То же самое с планшетом, уже спрятан, и незаполненными бланками на нем. Он хотел дать им то, что можно найти, слой, который нужно ободрать. Ему нравилась работа, на которой нужно ходить с планшетом.
Ли быстро спустился вниз и направился к автомату «колы» на втором этаже. С банкой в руке он чувствовал себя в безопасности. Это его опора, то, что носишь с собой, и все хорошо. Он решил, что ему понадобится опора, когда будет выбираться из здания.
За спиной раздался голос, что-то вроде: «Иди сюда!»
Коп с пистолетом в руке бежал в столовую. На фуражке у него была защитная пленка от дождя. Ли повернулся и медленно пошел к нему. Он сделал такое лицо, какие встречаются у людей в любом общественном транспорте, безымянное и мечтательное. Подчеркнуто не обратил внимания на пистолет, направленный ему в грудь.
Затем вошел Рой Трули, и коп спросил:
– Он здесь работает?
Мистер Трули ответил, что да, и они двинулись к лестнице. Ли взял свою «колу», спустился на один пролет и вышел из парадного. В порванной на локте рубашке.
Агент Грант стоял под навесом Торгового центра, что недалеко от автострады Стеммонс, и объяснял двум руководителям местных предприятий, как представляться Кеннеди. Он услышал приближающийся вой сирен. Появилась ведущая машина, мотоциклы, «линкольн» на скорости около восьмидесяти миль в час, на заднем капоте кто-то распростерся. За ними на большой скорости следовали другие машины – безумное зрелище. Мимо пронесся автобус с журналистами. Грант спросил одного из бизнесменов, сколько у него времени. Затем они сверили часы, помещая это событие в приемлемые для всех рамки.
ОН ЛАААА
Какой-то мужчина держал Мэри за руку, та плакала. Он пытался забрать у нее фотоаппарат. Представился Фезерстоуном из «Таймс Геральд». Джин, подруга Мэри, говорила:
– Мне показалось, что на сиденье между ними собака. Я понимаю, когда Лиз Тэйлор или Габоры путешествуют с собакой, но чтобы Кеннеди?
Мэри не слушала ее. Она плакала и не отдавала фотоаппарат Этот человек из газеты не отпускал ее руку. Он тащил Мэри к Хьюстон-стрит. Джин не могла подняться на ноги. Она сидела на траве, пытаясь закончить мысль о собаке в машине. Хотелось сказать Мэри об этом, и она произнесла:
– В конце концов я поняла, что это за мохнатая штучка. Букет роз на сиденье между ними.
Мы летели по автостраде, держа в объятиях умирающих мужчин, неизвестно куда. Все мелькало. На рекламном щите написано «Пора кататься на роликах».
Ли вышел из автобуса, застрявшего в пробке, и направился к вокзалу «Грейхаунд» ловить такси. Пробка случилась по вполне очевидным причинам, так что зря он сел на автобус. Он шел к югу на Ламар, вокруг выли сирены, и тут заметил свободное такси – чуть поодаль общего скопления.
Едва он сел рядом с водителем, в окно заглянула симпатичная пожилая дама: свободна ли машина? Ли начал выбираться наружу, предлагая даме садиться. Но водитель отъехал, и Ли назвал адрес в нескольких кварталах от его дома. Поездка по старому виадуку заняла минут пять-шесть. Водитель сказал что-то насчет полицейских машин – у всех работают мигалки и воют сирены. Непонятно, в чем дело.
Ли вылез из машины и направился к северу по Бекли. В воздухе звенело напряжение, и ему впервые стало тревожно.
Как я выгляжу?
Можно ли определить по моему виду, откуда я иду?
Он изучал номера припаркованных машин.
Похож ли я на человека, покидающего место преступления?
Желудок был пустым, во рту ощущался какой-то едкий привкус, как бывает от жвачки.
В этой части Оук-Клифф царило все то же лоскутное уныние – таблички «сдается комната», облетевшие деревья, белье на веревках, голые фасады домов.
Нужно было прихватить ту «колу».
Хозяйка смотрела телевизор, все пространство заполняли звуковые волны. Она что-то сказала, но Ли прошел мимо. Долго мочился в туалете. Струя не иссякала.
Звенящий воздух.
Он зашел к себе в комнату, открыл шкаф и взял револьвер. Это естественно. Нельзя уйти без оружия. Настал тот самый день, когда ему нужна защита.
Они найдут винтовку Хайдела. В гараже Рут документы на имя Хайдела. В бумажнике сплошной Хайдел. Так что вполне естественно, что он берет револьвер Хайдела. Придется отскребать дюжину слоев. Все вместе – это Хайдел.
Он выгреб из ящика отдельные патроны. Купленные Дюпаром с рук на улице. Бабахнут ли они когда-нибудь?
Синий пиджак он оставил на работе. Надел серый. Где бы ни предстояло провести эту ночь и оставшуюся жизнь, пиджак понадобится. К тому же прикрывает револьвер.
Комната. Железная кровать.
Как я выгляжу с этим бугром на бедре под пиджаком?
Неизвестный белый мужчина. Худощавого сложения.
Ли вышел за дверь, двинулся по дорожке. Он не совсем представлял себе, что делать. Ясность испарилась. В воздухе нервное напряжение.
Как я выгляжу?
Выделяюсь ли среди прохожих?
Он прошел по Бекли и понял: кроме кинотеатра идти некуда. Там его должны подобрать. Он знал, что доверять им нельзя, но другого выхода нет. В кармане четырнадцать долларов и проездной на автобус. Он в ловушке. Можно отправиться прямо им в руки. Тайное желание: пусть решение сейчас принимают другие. Хотелось верить, что события не в его власти.
Он заметил, что навстречу едет полицейская машина, и свернул на Дэвис, чувствуя, что сделал это слишком поспешно. На улицах почти никого. Он ясно видел, что коп, прищурившись, проводил его взглядом, хотя машина уже скрылась.
Хорошо, один раз он выстрелил. Но не убил же. В лучшем случае пуля задела верхнюю часть спины или шею, ничего опасного. Потом промахнулся и попал в губернатора. Потом промахнулся совсем. Есть обстоятельства, о которых они не знают. Они уверены, что именно он стоял у окна? Все может оказаться не так, как им кажется. Некий сговор.
Худощавый белый мужчина. Пять футов десять дюймов.
Машина снова показалась в поле зрения – на Паттон-стрит. Он прошел половину следующего квартала, затем развернулся кругом, вернулся на Паттон и направился на юг. Чтобы обмануть машину. Если он пойдет туда, где она уже побывала, то не встретит ее.
Можно ли заподозрить, что я убегаю?
Они вычислили, кого не хватает на книжном складе?
Какое имя назвать, если спросят?
По Паттон-стрит он дошел до Девятой улицы. В это время дня здесь ни души. Он собирался быстро проскочить на Бекли, пересечь ее и выйти на Джефферсон. Вдоль бордюра стояла дюжина старых фенов. На газоне лежал матрас.
Ли хотел писать рассказы о современной жизни Америки.
На перекрестке Десятой и Паттон-стрит он ожидал увидеть удаляющуюся полицейскую машину, или не увидеть вообще. Но она ехала навстречу ему, справа. Он перешел улицу и направился в другую сторону, теперь машина оказалась за спиной, она ехала за ним на скорости кортежа, десять-двенадцать миль в час, поддразнивая.
Краем глаза Ли заметил номер на двери. Десять. На машине номер десять, и улица Десятая.
Непонятно, кто первый остановился – он или полиция. Похоже, это пришло им в голову одновременно. Он приблизился к окну со стороны пассажирского сиденья.
Заговорили одновременно. Ли спросил:
– В чем дело, офицер?
А полицейский, крепкий малый, примерно на одну восьмую индеец, сказал что-то вроде:
– Ты здесь живешь, приятель?
Ли сунул голову в открытое окно, вдохнул прокуренный воздух и ответил:
– А зачем вы со мной заговорили?
– Мне кажется, ты как будто убегаешь.
– Я просто гуляю.
– А у меня чувство, будто ты делаешь все, чтобы тебя не заметили.
В рации вякал чей-то голос.
– Я просто иду пешком.
– Тогда, может, скажешь, куда ты идешь?
– Сомневаюсь, что мне обязательно об этом докладывать. Я живу в этом районе. Хотя по закону мог бы и этого не говорить.
Он занял позицию человека, к которому пристали ни за что ни про что. Даже если у них есть описание от свидетеля, который снизу смотрел в окно, – насколько оно точное?
– Для твоего же блага спрашиваю.
– Я просто иду по улице.
В поле зрения появилась женщина, которая приближалась к перекрестку Десятой и Паттон-стрит.
– Удостоверение личности есть?
– Я тут живу.
– Спрашиваю в последний раз.
Он не любил, в жизни не любил, когда полицейские сидят в машине, а ты должен показывать им документы, все время стоять, согнувшись, у окна.
– Я просто хочу знать, в чем дело.
– Лучше покажи документы, и поживее.
– Слышал.
– Так давай.
– Я просто шел пешком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74