История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

 


У меня и в мыслях не было ее убивать. История с первой чайкой научила меня, что это бессмысленная жестокость. Я хотел есть, но не собирался утолять голод за счет милой птахи, которая всю ночь путешествовала со мной, не причиняя мне вреда. Когда я схватил ее, она затрепыхалась, пытаясь вырваться. Я быстро сложил ей крылья над головой, чтобы сковать ее движения. Тогда она подняла голову, и в первых лучах восходящего солнца я увидел ее ясные испуганные глаза. Даже если бы, не дай Бог, у меня и возникло желание полакомиться этой чайкой, то при виде ее огромных печальных глаз я бы отказался от своего намерения.
Солнце взошло рано и так припекало, что воздух накалился уже с семи часов утра. Я лежал на плоту, стискивая в руках чайку. Море было по-прежнему густо-зеленым, но никаких признаков земли не наблюдалось. Стояла духота. Я отпустил пленницу, она тряхнула головкой и стрелой помчалась вверх. Через мгновение она уже присоединилась к стае.
В то утро — мое девятое утро в море — солнце палило, как никогда. Хотя я постоянно оберегал от него спину, она все равно была в волдырях. Пришлось убрать весло, к которому я прислонялся, и залезть в воду, поскольку спина терлась о деревяшку и страшно болела. Плечи и руки тоже обгорели. Я не мог дотронуться до кожи даже пальцем: он казался раскаленным докрасна углем. Глаза воспалились. Я был не в состоянии смотреть в одну точку: перед глазами тут же шли ослепительно яркие круги. До сего дня мне было невдомек, в каком я, оказывается, плачевном состоянии. Я буквально разваливался на части, из-за морской соли и солнечных ожогов покрылся язвами. Стоило чуть-чуть потянуть за кожу, как она слезала длинными хлопьями, под которыми оставались красные проплешины. А в следующее мгновение ободранные места начинало ссаднить, и сквозь поры проступала кровь.
Я и не заметил, как у меня выросла борода. Ну конечно, я же одиннадцать дней не брился! Борода была густой и окладистой, но потрогать я ее не мог, потому что воспаленная кожа сильно болела. Представив себе свое изможденное лицо и покрытое волдырями тело, я вспомнил, сколько мне пришлось выстрадать в эти дни одиночества и отчаяния. И вновь пал духом. Никаких признаков земли не было. Перевалило за полдень. Я вновь потерял надежду выбраться на сушу. Раз земли до сих пор не видать, значит, плыви плот не плыви, а засветло до берега все равно не добраться.
Я хочу умереть
Радость, обуревавшая меня в течение двенадцати часов, бесследно улетучилась. Силы иссякли. Мне уже на все было наплевать. Впервые за девять дней я лег на живот, подставив солнцу обожженную спину. Я перестал беречь здоровье, хотя понимал, что, пролежав так до заката, я наверняка загоню легкие
Рано или поздно наступает такой момент, когда боли уже не чувствуешь. Чувствительность притупляется, сознание меркнет настолько, что утрачивается ощущение времени и пространства. Лежа на животе и опираясь локтями о борт, а подбородком — о руки, я сперва чувствовал, как солнце яростно впивается в мою спину. Несколько часов подряд перед глазами у меня плясали бесчисленные сверкающие точки. Наконец, измучившись, я прикрыл веки и перестал реагировать даже на солнце. Меня охватило безразличие. Жизнь, смерть — все было до лампочки. Я решил, что умираю. И эта мысль пробудила в душе странную, смутную надежду.
Открыв глаза, я вновь очутился в Мобиле. Стояла удушливая жара; мы с ребятами с нашего эсминца и евреем Моисеем Нассером, продавцом из магазина, в котором моряки покупали одежду, встретились в кафе под открытым небом. Именно Моисей дал мне когда-то рекламные открытки. Все восемь месяцев, пока корабль стоял на ремонте, Моисей Нассер обслуживал колумбийских моряков, а мы из благодарности отоваривались только в его магазине. Он хорошо говорил по-испански, хотя уверял, что не был ни в одной испаноязычной стране.
И вот теперь мы, как почти каждую субботу, сидели в кафе, куда захаживали только евреи и колумбийские моряки. На деревянном помосте танцевала все та же женщина, что обычно плясала тут по субботам. Живот у нее был оголен, а лицо закрыто прозрачной тканью, как у арабских танцовщиц в кино. Мы аплодировали и пили баночное пиво. Больше всех веселился Моисей Нассер, продававший колумбийским морякам хорошую и дешевую одежду.
Трудно сказать, как долго я лежал в прострации, бредя пирушкой в Мобиле. Помню лишь, что затем я вдруг подскочил как ужаленный и заметил, что уже смеркается. И тут метрах в пяти от плота показалась громадная желтая черепаха с пятнистой, словно у ягуара, головой и жутким взглядом застывших невыразительных глаз, похожих на гигантские стеклянные шары. Она пристально глядела на меня. Сперва я принял ее еще за одну галлюцинацию и в ужасе приподнялся. Но стоило мне пошевелиться, как это четырехметровое чудище нырнуло на дно, оставив за собой полоску вспенившейся воды. Я не знал, реальность это или видение. И до сих пор не могу определить, наяву то было или во сне, хотя собственными глазами видел, как гигантская желтая черепаха некоторое время плыла перед плотом, высунув из воды страшную пятнистую голову, которая может привидеться только в ночном кошмаре. Определенно скажу только одно: если б это чудовище — реальное или фантастическое, не важно, — прикоснулось к плоту, он наверняка бы перевернулся. И не один раз!
Жуткое видение вновь пробудило во мне страх. И страх придал мне сил. Я схватил обломок весла, сел и приготовился сразиться с этим или с каким-нибудь другим чудовищем, которое попытается перевернуть плот. Время близилось к пяти. Отличавшиеся неизменной точностью акулы выныривали с морского дна на поверхность.
Посмотрев на край плота, где я отмечал дни, я насчитал восемь черточек. Я сделал ключами новую царапинку в полной уверенности, что она окажется последней, и меня охватили отчаяние и злоба. Надо же! Оказывается, умереть труднее, чем жить! В то утро я сделал выбор между жизнью и смертью, предпочтя смерть. Однако был по-прежнему жив, держал в руках обломок весла и собрался опять бороться за жизнь. За то единственное, что мне уже было недорого.
Таинственный корень
И вот, страдая от палящего солнца, от отчаяния и жажды, которая впервые стала совершенно нестерпимой, я вдруг не поверил своим глазам: посередине плота лежал запутавшийся в концах сетки красный корешок, похожий на корень, который идет в Бойаке на изготовление красок и название которого я не помню. Бог знает, когда он попал на плот. За девять дней, проведенных в море, я ни разу не видел в воде ни травинки. Но тем не менее корень таинственным образом запутался в сетке и был еще одним признаком земли, которая все не показывалась и не показывалась.
В длину он составлял сантиметров тридцать. Изголодавшись, но уже не в силах думать о голоде, я позабыл про осторожность и откусил кусочек. У корня был вкус крови. Густой и сладкий маслянистый сок освежал горло. Я решил, что корень ядовит, но продолжал есть и жадно обгладывал изогнутый корешок, пока от него не осталось ни крошки.
Доев его, я, однако же, не испытал облегчения. Мне пришло на ум Священное Писание. «Это как бы оливковая ветвь», — подумал я, припомнив эпизод, как Ной выпустил из ковчега голубку и она вернулась с оливковой ветвью, означавшей, что вода схлынула. Корешок, которым я пытался заглушить девятидневный голод, был подобен той оливковой ветви.
Можно прожить в море целый год, но наступает такой день, когда вы больше не в силах выдержать ни часа. Накануне я надеялся встретить рассвет на суше. Миновали сутки, а вокруг по-прежнему были лишь вода и небо. Надежды иссякли. Шла моя девятая ночь на плоту.
«Девять ночей бдения по усопшему», — с содроганием подумал я, будучи уверен в том, что сейчас у нас дома в Боготе, в районе Олайя, собрались все друзья моей семьи. Сегодня последняя ночь оплакивания покойника. Завтра разберут домашний алтарь и потихоньку начнут свыкаться с моей смертью.
До этой ночи у меня еще теплилась смутная надежда. Но, сообразив, что мои родные считают эту ночь девятой после моей смерти, последней ночью бдений по покойнику, я почувствовал себя всеми покинутым. Пожалуй, самым разумным было бы сейчас лечь и умереть. Я лег на дно плота и собрался было произнести вслух: «Больше не встану!»
Но слова застряли у меня в горле. Я вспомнил школу. Поднес к губам образок Девы Марии дель Кармель и начал мысленно читать молитвы, как, по всей вероятности, делали сейчас дома мои родные. И мне стало хорошо, ибо я понял, что умираю.
На десятый день еще одна галлюцинация — земля
Девятая ночь оказалась самой длинной из всех. Я лежал на плоту, волны мягко плескались о борт. Я был не в себе. Каждая волна, стукавшаяся о плот возле моей головы, напоминала мне о катастрофе. Об умирающих говорят, что они заново проживают свою жизнь. Нечто подобное происходило в ту ночь и со мной. Я снова лежал вместе с Рамоном Эррерой на корме эсминца между холодильниками и электроплитами и, заново проживая в бреду полдень 28 февраля, видел Луиса Ренхифо, стоявшего на вахте. Всякий раз, когда волна плескалась о борт, я чувствовал, что поклажа разлетается в разные стороны, а я тону, но отчаянно пытаюсь выплыть на поверхность.
А после минута за минутой повторялись дни тоски и одиночества, страданий от голода и жажды. Они мелькали отчетливо, как на киноэкране. Сперва я падаю. Потом товарищи кричат, барахтаясь возле плота. Потом голод, жажда, акулы и мобильские воспоминания — все проходило передо мной длинной вереницей образов. Я пытался удержаться на палубе. Вновь оказывался на эсминце и привязывался, чтобы меня не смыло волной. Я привязывался так крепко, что у меня болели запястья, щиколотки и особенно правое колено. Но как бы крепко ни были затянуты веревки, набегавшая волна все равно утаскивала меня на дно моря. Очнувшись, я понимал, что выплываю на поверхность. Плыву, задыхаюсь, но все же плыву…
Два дня назад я раздумывал, не привязаться ли мне к плоту. Теперь это стало необходимым, но я не мог найти в себе силы встать и нашарить концы веревочной сети. Я был невменяем. Впервые за девять дней я не осознал своего положения. Если представить мое тогдашнее состояние, то надо считать просто чудом, что в ту ночь меня не смыло волной. Перевернись плот, и я, пожалуй, счел бы это очередной галлюцинацией. Решил бы, как неоднократно решал в ту ночь, что я вновь падаю с корабля, и моментально пошел бы на дно кормить акул, которые девять дней терпеливо дожидались за бортом своего часа.
Но в ту ночь меня опять хранила судьба. Я лежал в бреду, вспоминая минуту за минутой девять дней моего одиночества, но, как я теперь понимаю, рисковал не больше, чем если бы успел привязаться к плоту.
На рассвете подул холодный ветер. У меня поднялась температура. Я весь горел и дрожал, меня бил страшный озноб. Правое колено начало болеть. Из-за морской соли рана не кровоточила, но и не заживала, оставаясь такой же, как в первый день. Я все время старался не травмировать колено. Но этой ночью я пролежал на животе, и колено, упиравшееся в дно плота, болезненно пульсировало. Теперь я уверен, что эта рана спасла мне жизнь. Сперва боль была смутной, как в тумане.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14