История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 


Недолго пережил императора и его преемник Конрад IV (1250-1254), продолжавший войну с курией и ломбардскими городами. Папа, который поставил своей целью вытеснить Штауфенов из Италии, добился, наконец, своего. Последний представитель этой династии Конрадин, захваченный в плен папским союзником Карлом Анжуйским, был в 1268 г. казнен в Неаполе. Сицилийское королевство перешло к Анжуйской династии. В Германии в течение 19 лет (1254-1273) продолжалось междуцарствие. «Священная Римская империя», хотя номинально и сохранила свое существование, как политическая реальность распалась со смертью Фридриха II.
Германия потеряла не только Южную, но и Среднюю п Северную Италию. Ничего не сохранилось от императорского сюзеренитета над областями бывшего Бургундского королевства и Нидерландами. Чехия в царствование Пжемысла II (1253-1278) стала, по существу, независимым государством и на время присвоила «имперские земли» – Австрию и другие области вплоть до Адриатики. Сама Германия представляла с тех пор наиболее раздробленное в Западной Европе государство с номинальной властью избираемого князьями монарха.
Германские короли тем не менее не отказались от погони за императорским титулом и от притязаний на верховенство. Они по временам вторгались в Италию, чтобы короноваться в Риме и пограбить богатые итальянские города. Но о возврате к прежней «итальянской политике» не могло быть и речи. Нужно было заботиться о сохранении хотя бы формального сюзеренитета над немецкими князьями и о создании собственного территориального владения. Именно к этому сводилась их государственная политика после междуцарствия.
Избранный в 1273 г. на королевский престол Рудольф Габсбург посвятил свое царствование умножению родовых владений Габсбургов. Он захватил принадлежавшие чешскому королю «имперские территории» Австрию, Штирию и Каринтию и создал огромное наследственное владение. Но к итальянским делам Габсбург проявлял мало интереса и даже отказался от приглашения папы стать его союзником для изгнания из Сицилийского королевства Карла Анжуйского. Превращение Габсбургов в крупных территориальных владетелей возбудило против них курфюрстов и стоило им императорской короны. На престол избираются незначительные князья – Адольф Нассау (1291-1298), позже Генрих VII Люксембург (1308-1313), которые должны были, по мнению курфюрстов, помогать им расширять владения, а не создавать свои собственные. Адольф за невыполнение подобных обещаний был лишен престола. Генрих Люксембург оказался более ловким. Он женил своего сына Яна на наследнице чешского престола Елизавете и обеспечил тем самым своей династии обладание крупнейшим «имперским леном» – Чешским королевством. Теперь Люксембурги превосходили даже Габсбургов, и Генрих VII допытался снова возродить заглохшую имперскую традицию. Но эта авантюристическая политика была заранее обречена на провал. Ситуация коренным образом изменилась не только в Германии, но и на международной арене.
Это было время укрепления национально-государственного суверенитета в Западной Европе и упадка папской теократии. Усилившаяся к началу XIV в. французская монархия добилась того, чего не могла достигнуть с середины XI в. «Священная империя» – подчинения папства. Последний из поборников папской теократии – Бонифаций VIII – погиб в столкновении с французским королем Филиппом IV Красивым (1303), а его преемники, начиная с «французского папы» Климента V, переселились в Авиньон и находились в течение 70 лет (1309-1378) под контролем французских королей («Авиньонское пленение»). Франция укрепила свое влияние в Южной Италии, где обосновалась капетингско-анжуйская династия.
В этих условиях попытки германского короля, обладавшего лишь призрачной властью в собственной стране, вмешиваться в итальянские дела, были совершенно безнадежны, хотя предлогов для такого вмешательства всегда имелось достаточно. Нужно иметь в виду, что в Италии, страдавшей от внутренних неурядиц, было немало сторонников германского императора. Одна из боровшихся за власть в итальянских республиках партий называлась гибеллинами в честь династии Штауфенов. Некогда она придерживалась императорской ориентации в противоположность папской, которой следовали ее противники – гвельфы. Но это идеализированное представление об императорской миссии сразу же рушилось, как только немцы появлялись в стране. В своем поэтическом послании, обращенном к итальянским властелинам, знаменитый поэт-гуманист Франческо Петрарка писал:
Зачем, вы дайте мне ответ,
На ваш призыв с войною
Тевтонов армия пришла?
Не льститесь вы мечтой пустою,
Что варвары поля чужие
Своею кровью обагрят!

...И вот из той страны ужасной
Потоком хлынули они
На нивы нашей родины прекрасной,
И в том виновны мы одни!
Ведь сами мы призвали их, –
Так кто ж теперь спасет от них!
В XIV в. снова ожила традиция итальянских походов.
Генрих VII, добившись у авиньонского папы Климента V согласия короновать его императорской короной за участие в предполагавшемся крестовом походе, направился в 1310 г. в Италию. Ему удалось с помощью значительной военной силы и при поддержке гибеллинов занять ряд городов в Северной и Средней Италии и вступить в Рим, где папский легат возложил на его голову императорскую корону (1312). Но укрепиться в Италии и восстановить императорскую власть Люксембургу не удалось. Города восставали против немцев. Генрих VII вынужден был бежать. Вскоре он умер при подготовке похода против неаполитанского короля Роберта Анжуйского.
Преемник Генриха VII – Людвиг Баварский из династии Виттельсбахов (1314-1346) – столь же безуспешно пытался возродить «итальянскую политику» императоров. Правда, борьба, которую ему пришлось вести с папой, носила уже принципиально новый характер: нападающей стороной был папа, связанный с интересами французской монархии.
Авиньонский папа Иоанн XXII не признавал никаких верховных прав императоров над Италией и назначил собственного викария для управления итальянскими делами. Вместе с тем он вмешивался в междоусобную борьбу претендентов на германский престол, требуя признать свое третейское решение тронного спора. Когда Людвиг Баварский одержал победу над своим противником, он начал готовиться к итальянскому походу, чтобы короноваться в Риме и отнять у папы узурпированные им права. Папа в ответ на это отлучил короля от церкви и через некоторое время наложил интердикт на всю Германию. Развернулся последний эпизод борьбы средневековой Германской империи с папством. На этот раз на стороне претендовавшего па римский престол германского короля были не только избравшие его немецкие курфюрсты, но и все антипапские силы в Германии. Борьба получила широкий международный резонанс. Речь шла о защите светского национально-государственного суверенитета от теократических притязаний папы. В выступлениях противников папства звучали требования церковной реформы – установления верховенства соборов над курией, ограничения ее фискальных вымогательств и вмешательства в церковные дела суверенных государств. Известный итальянский деятель и публицист Марсилий Падуанский, находившийся в ту пору при дворе Людвига Баварского, в своем трактате «Защитник мира» развивал идею светского суверенитета и давал решительный отпор папским притязаниям на политическое верховенство. По его словам, избрание короля князьями давало монарху полную власть в государстве, а коронация в Риме являлась всего лишь торжественным актом, увенчивавшим избирательную процедуру. Германский король короновался в Риме, и римский епископ при этом никаких особых прав верховенства не получил, он выполнял лишь возложенную на его сан обязанность. Автор в принципе отвергал притязания папы на какую-либо верховную власть даже в рамках католической церкви; римский епископ ничуть не выше всякого другого епископа, в том числе и каждого из трех духовных курфюрстов, избиравших германского короля. Еще более радикальные требования выдвигали идеологи еретического движения, предвосхищавшие европейскую Реформацию. Однако результаты всех этих антипапских выступлений были ничтожны, так как германский король, оказавшийся по стечению обстоятельств в их центре, боролся не против папства, а только против папы, стоявшего на его пути к римскому престолу; к тому же Людвиг Баварский далеко не обладал суверенной властью в своей стране.
Не обращая внимания на папское отлучение, с которым вообще мало кто считался в Германии, Людвиг Баварский предпринял в 1328 г. поход в Италию и был коронован в Риме «с согласия римского народа» императорской короной, которую возложили на его голову два епископа, находившиеся, как и сам он, под папским отлучением. Новый император возвел на престол «апостола Петра» антипапу Николая V, которому, однако, не удалось укрепиться в Риме. В целом результаты этого широко задуманного предприятия оказались весьма скромны. Положение авиньонского папы не было поколеблено. В Италии хозяйничание немцев вызвало недовольство, вспыхивали восстания в городах, и Людвигу Баварскому пришлось оставить страну. Больше туда он не возвращался.
Во время столкновений с папой Иоанном XXII немецкие курфюрсты приняли важное постановление в Рензе (1338), одобренное франкфуртским рейхстагом и затем подписанное императором в качестве закона. В постановлении говорилось: «После того как кто-либо избирается в императоры или короли имперскими избирателями единодушно или большей частью их, он тотчас же на основании одного только этого избрания должен считаться и называться истинным королем и императором римским, и ему должны оказывать повиновение все подданные империи... и он не нуждается в одобрении, утверждении, поддержке или соизволении папы, либо апостольского престола, или кого-нибудь другого». Далее указывалось, что несогласных с этим следует лишать ленов и всех привилегий и преследовать как оскорбивших честь «величества». Издавая это постановление, курфюрсты заботились не об интересах короля, а о сохранении своего монопольного права ставить королей.
Следует сказать, что Людвиг Баварский и его преемники не воспользовались этой поддержкой в борьбе с папством и продолжали домогаться коронации в Риме. Ведь для них императорский титул без Рима и Италии ценности не представлял. Выраженная в Рензском постановлении концепция империи низводила ее до уровня германского королевства, какой она на деле и являлась. Германские короли, заботясь о престиже «Священной Римской империи», считали весьма важным сохранить традиционную коронацию в Риме, которая в какой-то степени возвышала их над вручавшими им власть князьями и давала повод к военным вторжениям в Италию. Коронация в Риме вместе с тем напоминала итальянцам о существовании империи и притязаниях императора на верховную власть. А то, что корону вручал папа от имени «римского народа» и римской церкви, служило моральным оправданием этих притязаний.
Карл IV (1347-1378) в своей итальянской и западной политике выступал уже не как противник, а как союзник папы. Он умело использовал противоречия между папством и французской монархией. В 1365 г., при посещении папской резиденции в Авиньоне он короновался как король Арелата (Нижняя Бургундия), восстановив на время имперское верховенство над большей частью бывшего Бургундского королевства, которое было потеряно еще в XIII в.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37