История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 

Отход от Оттона одного за другим нижнерейнских князей, вызванный в значительной степени победой французских войск над англичанами в 1204 г., и подчинение Филиппом Швабским Средней Германии (как и помощь ему со стороны чешского короля Оттокара) обеспечили преобладание Штауфена. За Вельфом оставались только саксонские области с Брауншвейгом. Папа Иннокентий III должен был изменить ориентацию и признать королем Германии Филиппа Швабского. Однако он поставил жесткие условия – урегулировать в пользу курии спорные территориальные вопросы в Средней Италии. К тому времени папа распоряжался уже не только в Южной Италии и Сицилии, но и прибрал к рукам многие принадлежавшие империи города и территории, на которые он прежде не имел никаких прав. Ему нужно было согласие германского короля на признание папского сюзеренитета над всеми этими городами и областями. В результате происходивших в 1208 г. переговоров было достигнуто следующее соглашение относительно спорных территорий: передать их во владение племянника Иннокентия III, который должен был вступить в брак с дочерью Филиппа Швабского. Однако это соглашение не было реализовано. Вскоре король погиб от руки своего вассала Оттона Виттельсбаха (1208).
Теперь Оттон Вельф мог считать борьбу за престол выигранной. Чтобы добиться общего признания князей, ему пришлось отказаться от своих прав по предыдущему избранию, произведенному меньшинством, и выставить свою кандидатуру заново. Женитьба на дочери Филиппа Швабского обеспечила Вельфу поддержку и среди сторонников Штауфенов.
Иннокентий III, которому приходилось так часто менять позицию, и на этот раз извлек большую выгоду. За признание своего права на престол Оттон IV должен был дорого заплатить. Он дал обещание, что откажется в пользу церкви от права королевских регалий и сполиации и разрешит немецкому духовенству беспрепятственно обращаться с апелляциями в римскую курию. Вместе с тем король признал за папой право утверждать кандидатов на церковные должности в случае двойного избрания (по Вормскому конкордату это право оставалось за королем), Оттон IV подтвердил папский сюзеренитет над Сицилийским королевством и Тосканой, а также над некоторыми другими территориями в Средней Италии. На таких условиях Иннокентий III признал Оттона IV королем Германии и обещал короновать его императорской короной. Но союз курии с новым германским королем был недолгим.
В 1209 г. Оттон IV отправился в Италию, чтобы получить обещанную императорскую корону и восстановить забытую уже императорскую власть в этой стране. Папа выполнил свое обещание и короновал Оттона в Риме. Дальнейшие действия Оттона IV показали, что он хочет восстановить в стране все те порядки, которые были при Генрихе VI. Вопреки обещаниям оставить Среднюю Италию, в частности Тоскану, под папским сюзеренитетом, он начал раздавать своим вассалам земли в этих областях и требовать выполнения населением прежних повинностей. Более того, Оттон принялся завоевывать с помощью своих итальянских союзников Сицилийское королевство, находившееся под сюзеренитетом и опекой Иннокентия III. «Меч, который мы сами выковали, нанес нам глубокую рану», – с горечью признался папа и отлучил коронованного им Оттона IV от церкви. Теперь Иннокентий III пустил в ход последний козырь – провозгласил германским королем «апулийского мальчика» – Фридриха Штауфена.
Но у Фридриха II не было ни средств, ни войска для завоевания германского престола. С самого начала ему оказывал «бескорыстную» помощь французский король Филипп II Август. По его рекомендации будущему императору предоставили кредит генуэзские банкиры. Позже Филипп II еще не раз ссужал своего союзника крупными суммами. Когда Фридрих Штауфен с небольшим войском появился в Южной Германии, на его сторону один за другим переходили церковные и светские феодалы. На собрании князей во Франкфурте в декабре 1212 г. в присутствии папских и французских посланцев Фридрих II Штауфен был торжественно избран в «римские короли» и вскоре коронован в Майнце архиепископом Зигфридом. В письме Филиппу II Августу он благодарил французского короля за помощь (видимо, как политическую, так и денежную) и выражал надежду, что его покровитель будет и дальше помогать ему. Однако борьба за германский престол не была окончена. Ее исход зависел от внешних обстоятельств: от того, кто одержит победу в давно начавшейся войне – Англия или Франция. Будущее династии Вельфов было тесно связано с успехами английского короля. Но Иоанн Безземельный поссорился с папой из-за замещения архиепископского престола в Кентербери и был отлучен от церкви. Иннокентий III призвал французского короля к походу на Англию, обещав ему в случае успеха английский престол. Но он так же круто изменил свою позицию, когда французы уже начали поход, а Иоанн Безземельный капитулировал перед курией и принес папскому легату вассальную клятву. Папа запретил поход под угрозой отлучения от церкви (теперь уже французского короля!) и начал всеми силами помогать своему новому подопечному.
Судьба германской короны решилась в битве при Бувине (1214), в которой на стороне англичан сражался Оттон IV. План английского короля сводился к тому, чтобы комбинированным ударом с запада и северо-востока заставить французов сражаться на два фронта, разгромить их и захватить страну. Но этот замысел сорвался. Войска Филиппа II Августа нанесли поражение англичанам при Ларош-о-Муане (провинция Пуату), а затем одержали решающую победу в битве при Бувине, разгромив основные англо-германские силы. Оттон IV бежал с поля боя, оставив знамя. Французы захватили богатые трофеи, в том числе и боевой штандарт императора с позолоченным орлом. Филипп II Август переслал его своему союзнику Фридриху II.
После этого Оттон IV потерял всякое влияние в Германии, его власть простиралась только в пределах владений Вельфов. Фридрих II Штауфен в 1215 г. был торжественно коронован в Ахене.
Секрет молниеносного успеха молодого короля в борьбе за германскую корону кроется в непопулярности его противника – Оттона IV – среди немецких князей, а также в поддержке Фридриха II папой и французским королем. Некоторые историки называют Оттона IV последним германским королем, пытавшимся еще господствовать над всеми князьями. Видимо, это преувеличение. Однако следует сказать, что Вельф довольно круто взялся за укрепление своей власти в стране и энергично заботился о расширении домениальных владений. Он намеревался даже ввести налог на все население Германии, что сильно задевало интересы феодалов. От Оттона начали отходить даже те, кто больше всего помог ему занять престол, в частности кельнский архиепископ Адольф, поссорившийся с Вельфом из-за Вестфалии. Подействовало также и папское отлучение. Иннокентий III обратился с письмом к немецким князьям, призывая их к неповиновению отлученному королю, который якобы замышлял лишить их вольностей, как это сделал его дядя в Англии в отношении английских баронов. Папский намек бил по весьма больному месту, и это, безусловно, помогло молодому Штауфену.
В 1220 г. Фридрих II получил в Риме императорскую корону. Казалось, пришло время восстановить положение королевской власти в Германии хотя бы на том уровне, на котором она находилась во времена Генриха VI. Но этого не произошло, несмотря на то, что династические позиции нового короля были достаточно прочны и отношения с папой складывались у него в это время вполне благоприятно.
Фридрих II Штауфен был, безусловно выдающейся личностью своего времени. Блестяще образованный, постигший современные науки, владевший несколькими языками, в том числе и арабским, он производил глубокое впечатление на окружающих и вызывал восхищение у историков. Его называли первым королем нового времени, создателем современной системы государственного управления и т. п. Это, конечно, преувеличение. Но Фридрих II обладал широким политическим кругозором, умением трезво оценивать обстановку, настойчиво добиваться поставленных целей, применяя как силу, так и сложные дипломатические маневры. В отличие от большинства современников, он был безразличен к религии, проявляя веротерпимость к мусульманам и прочим «иноверцам». Однако это не мешало ему, руководствуясь политическими расчетами, издавать жестокие законы о преследовании еретиков.
Что же помешало этому выдающемуся представителю династии Штауфенов укрепить свои позиции в Германии и продолжать политику своего отца и деда? Обычно на этот вопрос дается односложный ответ: помехой было обладание Сицилийским королевством. Рожер-Фридрих считал себя прежде всего сицилийским королем – наследником норманнских правителей в этой стране. Его принципом было: «Германия для Сицилии», а главная его задача в германской политике сводилась к тому, чтобы добиться любой ценой мира с князьями и получить у них хоть какую-нибудь помощь для осуществления своей политики в Италии. Для всякого реального политика (а Фридрих II этим качеством обладал) было ясно, что подчинить феодальную знать в Германии хотя бы в такой степени, как в соседней с ней Франции, было уже невозможно. Нужно было искать какой-то компромисс с князьями, не допуская конфликтов и довольствуясь их признанием своей верховной власти. Если Фридрих Барбаросса шел на уступки отдельным князьям и княжеским группировкам, чтобы получить их поддержку для проведения своей внутренней и итальянской политики, то Фридрих II должен был уже уступать всем князьям, удовлетворяя их совместные требования. Его действия, таким образом, вполне укладываются в общую схему императорской политики: добиваться всеми возможными средствами поддержки германских князей в сохранении и расширении императорского господства в Италии и одновременно создавать для себя крупное домениальное владение, которое могло бы служить противовесом территориальному господству наиболее могущественных князей. Фридрих II был последним императором, делавшим упор на первую из этих задач – создать базу господства вне Германии. После него германские короли уже обычно полагались только на территориальные владения своей династии внутри страны. Конечно, это – существенное различие, и оно объясняется династическими связями и заботами этого короля в Южной Италии и Сицилии.
«Антинациональная» с точки зрения интересов будущего Германии политика Фридриха II представляется вполне логичной, если мы попытаемся стать на его собственную точку зрения. Полученное по наследству Сицилийское королевство значило в его глазах больше, чем Германия. В Сицилийском королевстве он мог повелевать как неограниченный наследственный властитель, пользуясь по своему усмотрению значительными государственными средствами. В Германии же у него была только номинальная верховная власть, признанная князьями по условию и поставленная ими в жесткие рамки. Без согласия князей он не мог проводить каких-либо важных политических мероприятий, к тому же в его распоряжении в Германии имелись только ограниченные домениальные поступления, государственные же средства были незначительны. Чему же должен был отдать предпочтение Фридрих II, стремившийся, как и его предшественники, к мировому господству – Германии или Сицилийскому королевству?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37