История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 

Тем не менее император располагал формальным верховенством над ломбардскими городами – передавал им, хотя и безвозмездно, инвеституру раз в пять лет и принимал апелляции на решения консульских судов. В знак признания этого императорского сюзеренитета городские магистраты должны были приносить по ленному обычаю клятву в верности императору, что накладывало на них и некоторые реальные вассальные повинности: во время пребывания императора в Италии города обязаны были платить военный налог, давать кормление и даже выставлять вспомогательное войско. В отношении Алессандрии Барбаросса должен был пойти на попятную и признать за ней право союзного города. Эта горькая пилюля была подслащена: город переименовали в Цезарею (императорский город) и Барбаросса выдал ему учредительную грамоту. Нельзя согласиться с мнением, высказываемым рядом немецких буржуазных историков, что Констанцский мир являлся якобы полным триумфом императорской политики. В главном вопросе о регалиях пришлось уступить. Император лишился возможности бесконтрольно грабить богатые ломбардские города по «римскому праву». Он сохранил только формальный ленный сюзеренитет над областью и городами.
Развязав руки в Италии, Фридрих I мог теперь расправиться с Генрихом Львом, повинным в катастрофе при Леньяно (некоторые историки считают, что поражение могло произойти и при наличии войска Генриха Льва). Этот могущественный князь, приходившийся близким родственником императору и претендовавший на престол, собрал в своих руках огромные владения, которые простирались почти от Адриатики на юге и до Балтики на севере, включая Баварию, Саксонию, земли, захваченные у ободритов (Мекленбург и др.), и территории, присвоенные у ряда германских церковных и светских князей. Вельф стремился округлить свои разбросанные владения и создать сплошной территориальный комплекс па северо-востоке Германии. Он вел себя по-королевски, соперничая в роскоши с самим императором. Его дворец в Брауншвейге не уступал по пышности императорскому. Будучи женат на дочери английского короля Генриха II и породнившись с византийским двором, Вельф пользовался королевскими почестями и вел себя почти независимо во внешнеполитической области. На свой страх и риск он воевал с датским королем за пограничные владения, завоевывал славянские области. Экспансионистская политика Генриха Льва возбудила против него многих князей Северной и Средней Германии, которые создали антивельфский союз во главе с архиепископом бременским Гартвигом, больше других пострадавшим от захватов Вельфа. В союз вошли такие могущественные князья, как Альбрехт Медведь, соперничавший с Вельфом в захвате славянских земель, пфальцграф саксонский Адальберт, ландграфы тюрингский и магдебургский. Фридрих I, стремившийся избежать междоусобных войн в стране, отводил удары от своего соперника и фактически содействовал росту его могущества. Он вернул ему Баварское герцогство (без Австрии), передал королевскую инвеституру над тремя северо-восточными епископствами (Ратцебургским, Ольденбургским и Мекленбургским), входившими в состав архиепископства Бременского, и оказывал разные другие милости, чтобы удержать опасного князя под своим влиянием. Однако эта политика умиротворения обернулась против самого Барбароссы. В решающий момент Генрих Лев отказал в помощи своему покровителю. Чтобы расправиться с Вельфом, императору не нужно было даже по своей инициативе начинать процесс об измене или отказе выполнить вассальный долг, достаточно было дать ход жалобам князей на произвольные действия герцога. В 1179 г. Барбаросса назначил в Вормсе собрание князей, на которое был вызван Генрих Лев, чтобы ответить на обвинения гальберштадтского епископа и кельнского архиепископа о незаконном присвоении их владений. Не надеясь на благоприятный для себя исход дела, Генрих Лев не явился на собрание, и дело было передано на княжеский суд в Магдебурге. Однако он игнорировал и этот вызов. То же повторилось и при втором и третьем вызове на суд. К прежним княжеским обвинениям прибавилось императорское обвинение об отказе выполнить вассальный долг и неявке по императорскому вызову на суд. Тогда княжеско-имперский суд вынес приговор: наложить опалу на Генриха Льва, и если в течение года и дня он не явится к императору с повинной, то будет объявлен вне закона и потеряет все права и владения. На основании этого приговора по истечении указанного срока на собрании князей в Регенсбурге в 1180 г. было объявлено решение о конфискации всех ленных и аллодиальных владений Генриха Льва и изгнании его самого из государства. Однако это ни в какой степени не пошло на пользу императору. К тому времени уже прочно укрепился принцип принудительного инфеодирования княжеских ленов, согласно которому император не мог более года и дня удерживать в своих руках освободившиеся княжеские владения, а должен был передавать их целиком или частями другим князьям. Так произошло и с конфискованными ленами опального герцога. Саксония была разделена на две части: западная (герцогство Вестфалия) отдана в лен кельнскому архиепископу, восточная – Беренгарду Ангальтскому – одному из сыновей Альбрехта Медведя, которого произвели по этому случаю в герцогское достоинство. Бавария перешла в руки пфальцграфа Оттона Виттельсбаха. Генрих Лев попытался отвоевать потерянные владения, но потерпел поражение. Генрих Лев капитулировал, и вынесенный ему приговор был смягчен. По решению княжеского съезда в Эрфурте (1181), области Брауншвейг и Люнебург оставались за Вельфом и его наследниками. Все же он должен был покинуть страну, дав клятвенное обещание не возвращаться из изгнания до полной императорской амнистии. В 1184 г. он отправился в Англию к своему тестю Генриху II. В том же году последовало императорское разрешение вернуться в страну.
Для реакционной, особенно фашистской немецкой историографии весьма характерна идеализация как личности Генриха Льва, так и его роли в развитии Германского государства. Это явная переоценка исторической роли «сильной личности».
Падение Генриха Льва, хотя и было делом рук князей, принесло политические выгоды Барбароссе. Его престиж в стране повысился. Он избавился от главного соперника. Однако попытки императора занять более независимое положение в отношении папы и немецких князей вызвали ответную реакцию. Внутригерманская оппозиция нашла поддержку у римской курий. Сложился на время антиимператорский княжеско-папский союз, и Барбаросса снова оказался в весьма трудном положении.
Причиной обострения отношений между Фридрихом I и курией послужил династический брак между королем Генрихом VI и сицилийской принцессой Констанцией (дочь Рожера II и тетка царствовавшего тогда короля Вильгельма II). Этот «неравный» брак (Констанция была намного старше своего мужа) был явно нацелен на приобретение Штауфенами Сицилийского королевства, так как прямых наследников по мужской линии в Палермо не имелось. Это насторожило папу. Сицилийское королевство находилось в вассальной зависимости от курии и служило противовесом императорскому проникновению в Среднюю Италию. Норманны не раз приходили на помощь папе против немцев. Включение Южной Италии и Сицилии в состав «Священной Римской империи» неизбежно должно было привести к усилению зависимости папы от императора. Вот почему папа Люций III резко изменил отношение к императору и начал искать союза с любыми его противниками. Когда разразился конфликт в Трире из-за архиепископской кафедры (капитул разделился на две партии и избранными оказалось два лица), папа решительно поддержал отвергнутую императором кандидатуру Фольмара. Борьба вокруг замещения архиепископской должности затянулась на несколько лет, и в нее были вовлечены многие прелаты и светские князья. Отношения с курией еще более обострились, когда папой после смерти Люция III стал Урбан III – личный противник императора. В это время в Германии образовалась большая оппозиционная группировка князей во главе с архиепископом кельнским Филиппом. К ней примкнули многие князья Северо-Западной и Средней Германии, недовольные политикой Барбароссы и его сына Генриха. Папа Урбан III старался всячески возбудить недовольство князей, обещая им свою решительную поддержку. Он назначил легатами курии в Германию наиболее рьяных противников Барбароссы – Филиппа Кельнского и Фольмара Трирского, которого в свое время император изгнал с трирской кафедры. Руководители оппозиции пытались расширить фронт борьбы с императором и вступили в переговоры с королями Франции, Англии и Дании, недовольными по разным причинам великодержавной политикой Фридриха I. Создалась реальная угроза образования антиимператорского военного союза. Однако оппозиционный блок оказался весьма рыхлым, и дипломатии Барбароссы не стоило большого труда его расстроить. Прежде всего от оппозиции отпала подавляющая часть клира. После совещаний с Барбароссой немецкие епископы направили папе письмо с требованием примирения его с императором. Затем путем уступок и угроз от оппозиции удалось отколоть наиболее видных князей Северо-Западной Германии. Внешняя опасность была устранена в результате заключения договора с французским королем Филиппом II Августом в 1187 г., который уладил территориальные конфликты между двумя государствами и заложил основы длительного союза между Капетингами и Штауфенами, направленного против Плантагенетов и опекаемых ими Вельфов. Император обещал помогать Франции в войне с Плантагенетами, а французский король со своей стороны обязывался порвать связи с оппозиционно настроенными немецкими князьями и выслать из своей страны опального архиепископа Фольмара. После отпадения от антиимператорской коалиции наиболее влиятельных князей, ее глава Филипп Кельнский вынужден был капитулировать.
В Германии на время установился внутренний мир. Фридрих Барбаросса, оставив своего сына Генриха VI королем Германии и поручив ему править имперскими делами, отправился в 1189 г. во главе двадцатитысячного рыцарского войска в третий крестовый поход. На пути в «Святую землю» он утонул в небольшой горной речке Сельеф в Малой Азии. Смерть этого выдающегося императора не оказала существенного влияния на судьбу Германского государства. Все шло своим чередом. Династия Штауфенов, казалось, прочно укрепилась на престоле. Генрих VI (1190-1197) уже в трехлетнем возрасте был избран германским королем, в 13 лет коронован итальянской короной в Павии. После смерти сицилийского короля Вильгельма II, не оставившего прямых наследников, он, как муж Констанции, заявил притязания на престол Сицилийского королевства. Вскоре он получил из рук папы императорскую корону. Такого еще не бывало, чтобы германский монарх сразу владел четырьмя коронами! Однако реальное положение было отнюдь не столь блестящим. Оно определялось соотношением политических сил внутри Германии, которое складывалось вовсе не в пользу королевской власти. Императорская политика, преследовавшая универсалистские цели, способствовала изменению баланса этих сил в пользу князей и во вред центральной власти.
Генрих VI, продолжая с таким упорством экспансионистскую политику Барбароссы, не обладал, в отличие от своего предшественника, искусством ладить с князьями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37