История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 

Окончательное решение будет вынесено на собрании в присутствии самих князей. Король должен явиться на это собрание и отвечать на все выдвинутые против него обвинения, и тогда папа решит, оставить ли его королем или навсегда лишить короны, а Генрих IV безропотно покорится папскому приговору и никому не станет мстить за перенесенные обиды и унижения. До этого решения он отказывается носить знаки королевского достоинства и пользоваться королевскими почестями и доходами, а подданные разрешаются от присяги в верности ему. Генрих IV обещал, что после укрепления на престоле он будет неизменно соблюдать послушание папе и помогать ему искоренять все противное римской церкви. Если же он нарушит какое-нибудь из этих обещаний, то немедленно будет лишен престола и на его место князья изберут другого короля. Григорий VII не верил обещаниям и заверениям и заставил присягнуть на мощах святых как самого короля, так и его доверенных лиц – присутствовавших духовных и светских магнатов. После завершения всей этой процедуры папа послал одного из епископов, находившихся в его свите, снять отлучение с сопровождавших короля лиц и других приближенных. Но итальянские магнаты, примкнувшие к королевской свите, встретили папского эмиссара насмешками и бранью, говоря, что папское разрешение для них ничего не значит, так как они не признают Григория VII папой, он лишен итальянскими епископами апостолического сана как человек, запятнавший себя самыми гнусными преступлениями. Они поносили короля за то, что он капитулировал перед папой-«еретиком» и оставил их, заботясь лишь о своем благополучии. По словам Ламберта, итальянские князья решили лишить Генриха IV престола за измену их общему делу и провозгласить королем его малолетнего сына, а затем двинуться на Рим и избрать там нового папу, «чтобы его рукой помазать и нового короля в императоры, а все деяния свергнутого папы объявить недействительными».
Генрих IV попал в весьма затруднительное положение. Помирившись с папой, он испортил отношения с ломбардской знатью. К тому же и прощение его папой носило условный характер. Оправдываясь от обвинений в измене общему делу, король утверждал, что теперь, когда он разрушил все козни своих противников и выбил оружие церковного отлучения из рук папы, он начнет мстить своим врагам за все унижения. С трудом удалось, по словам анналиста, разрядить накалившуюся обстановку и избежать взрыва. Но ломбардская знать продолжала негодовать на короля, ругая его за то, что он «обманул надежды Италии», ему не оказывали должного почтения, отказывали в снабжении продовольствием и т. п. Под влиянием этих настроений король вынужден был изменить свою позицию и пойти на открытый союз с ломбардцами, порвав отношения с папой. Королевские войска заняли альпийские проходы, чтобы воспрепятствовать папе прибыть в Германию на собрание князей в Форхгейм, где предстояло решить вопрос о короле. Тем не менее немецкие князья сами без папы решили это дело (на собрание прибыло два папских легата) – они отстранили Генриха IV и избрали германским королем Рудольфа Швабского, одного из главарей княжеской оппозиции. Характерно, что в этом избрании участвовала преимущественно светская знать.
Историки называют события в Форхгейме «поворотным пунктом в конституционном развитии» средневековой Германии. Здесь окончательно восторжествовал избирательный принцип средневековой монархии. Был свергнут «законный король» и заменен выборным, угодным знати. Тем самым утвердился неоспоримый княжеский суверенитет в государстве. Новая политическая доктрина установилась в ходе столкновений короля с немецкой знатью и получила религиозную санкцию в выступлениях папы Григория VII и других сторонников церковной реформы. Преследуя совершенно разные цели (князья отстаивали местную автономию, папство боролось за теократию), обе эти силы считали своим общим врагом короля (императора), стоявшего на пути реализации их политических планов. Германские князья хотели иметь такого послушного им короля, который не мешал бы, а помогал расширять и укреплять их владения. Папа в свою очередь, выступая в роли арбитра в спорах князей с королем, намеревался всецело подчинить короля своей воле и вершить не только церковные, но и государственные дела в Германии. Но и княжеский «республиканизм», и папская теократия одинаково непримиримо относились к независимому положению германского короля. Князья исходили из «естественного права на сопротивление тирании», которым должен пользоваться всякий свободный человек. Один из руководителей саксонской знати во время Саксонской войны и глава княжеской оппозиции против Генриха IV Оттон Нордгеймский говорил, что подданные только до тех пор должны сохранять верность королю, пока он не нарушает их свободы и законно ими управляет. Если же он попирает их достоинство, они могут отказать в повиновении и свергнуть его, как тирана и угнетателя. Почти то же говорили сторонники григорианской реформы. Манегольд Лаутенбахский исходил из признания неограниченного суверенитета «народа» (под народом, как мы уже говорили, понимается знать), который на договорных началах передает власть королю с правом лишить его этой власти, как только он нарушит соглашение и начнет угнетать тех, кто его наделил властью. Сам папа Григорий VII не признавал в принципе никаких наследственных прав на престол, утверждая, что князья могут избирать королем всякого доброго христианина, лишь бы он верно служил церкви и не покушался на права первосвященника, «получившего свою власть от Христа и апостолов».
Однако избранный на королевский престол князьями Рудольф Швабский не смог укрепиться. Он оставался антикоролем, которого не поддержало даже большинство знати, в частности церковной, не говоря уже о городах и низшем и среднем дворянстве, которые Генриха IV, добившегося снятия церковного отлучения, считали законным королем. И это объяснялось не тем, что эти круги верили в идею «легитимной монархии», а политическими интересами разных групп. Немецкий епископат, связанный с королевской властью вассально-ленными отношениями, видел в Генрихе IV защитника против папы, который обвинял прелатов в симонии и хотел лишить их «мирских благ». Дворяне и города поддерживали Генриха IV, как борца против князей, способного защитить их от произвола магнатов. Особенно значительную поддержку Генриху IV оказали города. Жители Майнца прогнали Рудольфа Швабского из своего города вскоре после его коронования местным архиепископом. Враждебно были настроены против него и горожане Вормса, а также других рейнских городов. Генриху IV, оказали военную помощь чешский князь Вратислав и феодалы южногерманских областей. Только саксонская знать оставалась непримиримой и решительно поддерживала антикороля Рудольфа. В развернувшихся сражениях между войсками короля и антикороля на территории Средней Германии обе стороны попеременно добивались успеха. В августе 1078 г. на реке Неккаре рыцари Рудольфа Швабского разбили набранное в значительной части из крестьян Неккарской долины королевское войско. Война продолжалась до смерти антикороля Рудольфа (1080).
Папа Григорий VII стремился использовать смуту, чтобы укрепить свое влияние в Германии, выступая в роли арбитра. Но когда перевес временно оказался на стороне Генриха IV, он опять подверг его отлучению, что, однако, не произвело заметного воздействия на церковные круги в стране. Пользуясь поддержкой немецкого и ломбардского епископата, Генрих IV перешел в наступление. На синодах в Бамберге, а затем в Майнце было принято решение лишить Григория VII папской тиары. Немецкие и ломбардские епископы избрали папой архиепископа равенского Зиберта под именем Климента III (1080), вокруг которого сгруппировались все противники григорианской реформы в Италии.
Новое папское отлучение создало Генриху IV популярность в Северной и Средней Италии (антипапские настроения в Тоскане усилились, в частности, в связи с тем, что маркграфиня тосканская Матильда передала область под сюзеренную власть Григория VII). Воспользовавшись этим, Генрих IV с небольшим войском из швабских министериалов направился в Италию, чтобы привести в исполнение решение немецких и ломбардских епископов – изгнать из Рима Григория VII и посадить на папский престол Климента III. В 1083 г. он занял Рим и заключил с римской знатью соглашение о том, что спор между папой Григорием VII и им должен быть решен на специально созванном в Риме синоде. При этом король получил конфиденциальные заверения от римской знати, что на папу будет оказано давление, чтобы склонить его короновать Генриха IV императорской короной, а в случае отказа они обещали избрать на место Григория VII другого папу. Григорий VII отверг эту сделку и решительно настаивал на публичном покаянии короля. Тогда Генрих IV снова занял Рим и добился на созванном синоде отстранения с папского престола Григория VII и провозглашения папой Климента III. Из рук этого папы он и получил императорскую корону (1084). Григорий VII укрылся в замке св. Ангела и был спасен от немцев подоспевшим войском южноитальянского норманнского герцога Роберта Гюискара. Норманны, выбившие из города немцев и освободившие папу, подвергли Рим страшному разграблению, вину за которое население с полным основанием возлагало на папу. Григорий VII не мог оставаться во враждебно настроенном городе и ушел с норманнами на юг в Салерно, где вскоре и умер (1085). Так закончился первый акт борьбы папства с императорской властью за инвеституру. Ни та, ни другая сторона не добились пока заметного перевеса и обе были одинаково полны решимости продолжать борьбу до окончательной победы. Григорий VII, несомненно, добился одного – освобождения папства от насильственно навязанной опеки императоров.
Генриху IV не удалось укрепить на римском престоле антипапу Климента III. Католические иерархи посадили на папский престол Урбана II – достойного продолжателя дела Григория VII, организатора первого крестового похода. Положение в Италии значительно усложнилось в результате объединения владений Вельфов с маркграфством Тосканским. Стараниями дипломатии Урбана II, ориентировавшегося на союз с южногерманскими герцогами, был заключен династический брак между семнадцатилетним Вельфом и сорокалетней Матильдой Тосканской. Владения Вельфов простирались теперь от Швабии до Средней Италии. Тем самым ставилось под угрозу положение императора в Ломбардии, которая служила оплотом его господства в Италии. В ломбардских городах снова активизировалось движение патарии, направленное против симонистских прелатов – ставленников германских императоров. Города Милан, Кремона, Лоди, Пьяченца заключили оборонительный и наступательный союз и взяли под свой контроль альпийские перевалы (1093).
Дипломатия папы Урбана II искусно использовала раздоры в императорском семействе, чтобы нанести удар по престижу Генриха IV и вытеснить его вместе с антипапой Климентом III из Италии. Сын Генриха IV Конрад был объявлен папой независимым от императора «королем Италии» (он умер в 1100 г.). А отвергнутая Генрихом IV императрица Праксидис (Евпраксия – дочь киевского князя Всеволода Ярославича) была приглашена Урбаном II в 1095 г.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37