История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 


Удачнее, чем в Лотарингии и Нидерландах, складывалось положение в Саксонии. Эта область приобретала все большее значение для короля, так как там были расположены сравнительно компактные домениальные владения. Чтобы сокрушить своего непокорного вассала – герцога Биллунга, король активно поддерживал его противника-архиепископа бременского Адальберта, соперничавшего с герцогом в захвате спорных территорий. Хотя эта политика таила в себе некоторую опасность для короля – могущественный прелат создавал на севере полунезависимую патриархию, тем не менее она позволила ослабить позиции Биллунга и укрепить коронные владения в Восточной Саксонии.
За кажущимся могуществом империи Генриха III скрывался рост центробежных сил в стране. К концу царствования этого императора оппозиция князей все более нарастала, готовая вылиться в вооруженное восстание. В то же время ухудшалась внешнеполитическая обстановка. Французский король требовал возвращения Лотарингии. Возобновились столкновения с Венгрией. Императорский ставленник на венгерском престоле – король Петр – был свергнут и ослеплен. Вступивший на престол Андраш Арпад (1046) начал проводить независимую политику. Новые походы немцев в Венгрию оказались безуспешными, страна обрела полную независимость. Венгры снова угрожали вторжениями в юго-восточные области империи. В 1034 г. вспыхнуло народное восстание в Польше, направленное против феодального гнета, христианской церкви и немецкого влияния. Князь Казимир был изгнан из страны и нашел приют при дворе германского императора. Этим воспользовался чешский князь Бржетислав. Чешское войско вторглось в Польшу и подчинило значительную часть ее территории – Малую и Великую Польшу и Познань. Бржетислав преследовал цель создать единое западнославянское государство, что уже до него намеревался осуществить Болеслав Храбрый. На пути реализации этих планов стояла Германия, для которой политика Бржетислава представляла двойную опасность – мешала проникновению в Польшу и угрожала потерей сюзеренитета над самой Чехией. Действия чешского князя свидетельствовали, что он настойчиво добивался освобождения от немецкого верховенства как в политической области, так и в церковных делах. Он обратился к папе с просьбой превратить Пражское епископство в самостоятельную церковную митрополию, что означало освобождение чешской церкви от верховенства майнцского архиепископа.
Обвинив чешского князя в нарушении вассального долга, Генрих III вызвал его на суд немецких князей в Ингельгейм, а когда Бржетислав не явился, напал на Чехию. Но немецкое войско потерпело жестокое поражение в Богемском лесу, где чехи устроили лесные завалы и истребили значительную часть вражеского войска (1040), Через год Генрих III повторил поход, на этот раз он оказался удачным. По Регенсбургскому миру 1041 г., чешский князь, оставаясь в вассальной зависимости от императора, удерживал под своей властью Чехию, значительную часть Моравии, Силезию и захваченные польские земли. Часть моравской территории перешла к Германии. Вскоре польские области снова возвратились под власть князя Казимира, вернувшегося в Польшу. Однако с зависимостью Польши от Германии было покончено. Полным провалом закончились попытки вернуть под немецкое господство земли полабских славян. Когда Генрих III лежал уже на смертном одре, в Гослар пришло известие об истреблении немецкого войска, посланного на завоевание лютичей.
ПАПА ДАЕТ БОЙ ИМПЕРАТОРУ.
КАНОССА
Самая большая опасность для королевской власти, как вскоре выяснилось, скрывалась там, где ее позиции до сих пор казались наиболее сильными, – в отношениях с епископатом и римской курией.
Созданная Оттонами в X в. государственно-церковная система действовала пока безотказно. Господство императора над церковью представлялось как никогда сильным. Немецкие епископы, получившие так много от щедрот своего короля, сохраняли ему верность в большей степени, чем светская знать. В Италии епископат тоже служил опорой императорской власти. Папство еще зависело от императора.
Коронационный поход в Рим Генрих III смог предпринять только в 1046 г. В это время на папском престоле оказались одновременно два папы: Сильвестр III и Григорий VI. Первый был избран вместо изгнанного римлянами Бенедикта IX, второй откупил за 1000 марок папскую тиару у того же Бенедикта. Григорий VI, купивший за деньги «апостольский престол», слыл клюнийцем и оправдывал свой поступок благородными намерениями «реформировать Римскую церковь». Он хотел заручиться поддержкой Генриха III и встретил его у Пьяченцы, чтобы сопровождать в Рим и возложить на его голову императорскую корону. Но Генрих III, зарекомендовавший себя поборником церковной реформы, сообразуясь с «общественным мнением», решил передать дело о папской тиаре на суд церковного синода, который состоялся в Сутри 20 декабря 1046 г. Оба антипапы были лишены своего сана, такая же участь постигла и Бенедикта IX, пытавшегося восстановить свои права на проданную тиару. Новым папой был избран епископ бамбергский Шидгер, под именем Климента II. Он и короновал своего патрона императорской короной.
Чтобы укрепить господство над Римом и папским престолом, Генрих III восстановил уже забытое к тому времени звание римского патриция, обеспечивавшее императору высшую светскую власть в городе. Это дало на первое время положительные результаты. Когда вскоре умер папа Климент II, римская знать попросила императора определить нового кандидата на папский престол. Был избран Дамасий II, который умер через несколько месяцев после вступления на престол. Его преемником был избран, также по указанию императора, епископ Туля (Лотарингия) Попо под именем Льва IX (1049-1054). Этот папа являлся энергичным поборником церковной реформы, которая к тому времени уже завоевала себе много приверженцев среди духовенства и в кругах светской знати. Ее сторонником на данном этапе был и император Генрих III, не замечавший, что в перспективе идея церковной реформы таила огромную опасность для императорской власти.
Церковь являлась, по существу, составной частью феодального государства и выполняла важнейшую функцию по духовному подчинению народных масс. Больше того, служители церкви включались в ленную иерархию, пользовались иммунитетными привилегиями и располагали судебно-административной властью над населением в пределах церковных владений. Это были те же феодалы, отличавшиеся только одеждой и тонзурой. Высшие церковные должности замещались членами знатных феодальных семейств. Многие монастыри и приходские церкви принадлежали феодальной знати – королям, князьям и прелатам – как их фамильная или личная собственность. Казалось бы, что в отношениях между светской и церковной знатью не оставалось места для вражды и столкновений. Однако между этими близкими в социальном отношении группами то и дело возникали острые конфликты. Духовенство, более образованное и влиятельное (по тогдашним религиозным представлениям оно стояло над светским обществом, выполняя роль посредника между богом и людьми), претендовало на независимое положение и политическое верховенство. Оно стремилось превратить в полную церковную собственность те блага, которые только формально принадлежали церкви (земля, десятина и другие феодальные поступления), а на деле ими владели высокие светские лица: короли, фогты (покровители), господа «собственной церкви» и т. п. Следует иметь в виду, что на высшие церковные должности, хотя и очень редко, попадали и выходцы из незнатных семейств, не связанные никакими родственными традициями со светской аристократией.
Фактическое положение церкви было весьма непохожим на тот идеал, о котором мечтали поборники идеи церковного господства над светским миром. Монастыри находились в запустении. Под видом монахов нередко их кельи заполняли женатые лица с детьми, женами и родственниками. Высшие церковные должности продавались и покупались. Когда ревнитель реформы папа Лев IX попытался уволить купивших за деньги церковные должности клириков, то ему возразили, что в таком случае придется закрыть все церкви в Италии, так как не останется вовсе духовенства. Нередко епископами и аббатами становились люди невежественные и неграмотные. Ученый-монах Ламберт Герсфельдский рассказывает о бамбергском епископе, смещенном папой за симонию (приобретение за деньги церковной должности), который не смог прочитать и истолковать предложенный ему отрывок из псалтыря. Многие клирики вовсе не понимали смысла того, что они должны были преподносить пастве. Короли, герцоги и другие князья подчиняли себе церковь и давали инвеституру епископам и аббатам. В одном из своих посланий папа Григорий VII писал: «Князья и сильные мира сего потеряли всякое уважение к церкви и обращаются с ней, как с рабой».
Преобразование церкви, по мнению сторонников реформы, нужно было начинать с монастырей. Центрами реформы стали два монастыря: Клюни в Восточной Бургундии и Горз в Лотарингии. В этих монастырях вводился строгий бенедиктинский устав монашеской жизни с обязательным обучением монахов грамоте, чтением священных книг и физическим трудом. Из Горза и Клюни реформа распространилась в начале XI в. по областям Рейна, Баварии, Швабии и Гессена. Центром клюнийской реформы в Германии стал основанный в 1059 г. монастырь Гиршау. Введенный его аббатом – строгим клюнийцем Вильгельмом – устав явился образцом для многих реформированных монастырей по всей Германии и даже за ее пределами. Он учреждал совершенно новый институт «мирских братьев» (монахи, живущие в светской среде), с помощью которого подчинял светские круги влиянию монашества и тем самым расширял круг сторонников церковной реформы.
Клюнийское движение представляло собой сложное религиозно-политическое явление. Оно было порождено противоречиями между отдельными группами феодалов, в частности между светской знатью и высшим духовенством. С другой стороны, в этом движении в той или иной степени отражалось недовольство народных масс сложившимся положением – сращиванием церковной иерархии с светской феодальной знатью («омирщением» церкви) и ростом церковных поборов.
Клюнийцы не удовлетворялись переустройством монастырской жизни, а требовали освобождения монастырей и церкви в целом от всякого подчинения светской власти. Их конечным идеалом было господство церкви над светским миром, установление папской теократии. Но как далека была действительность от этой церковной доктрины! Само духовенство, вросшее в «греховный мир», не готово было отказаться от мирских благ и подчиниться требованиям крайних реформаторов. Монахи поднимали бунт против строгих нововведений. В монастыре Лаубах братия жестоко расправилась с новым аббатом, пытавшимся ввести клюнийские порядки, – ему отрезали язык и выкололи глаза. Подобные возмущения вспыхивали и в ряде других крупных монастырей Германии: Корбее, Фульде, Герсфельде. Для усмирения разбушевавшихся монахов приходилось даже иногда посылать королевские войска. Сопротивление реформе оказывали и высшие чины иерархии. Когда был объявлен папский декрет о запрещении духовенству вступать в брак, во многих местах дело дошло до кровавых сцен:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37