История - главная    Философия    Психология    Авторам и читателям    Контакты   

История

 

Генриху II не удалось реализовать своих прав на Бургундское королевство, так как он умер раньше Рудольфа III. Эту задачу унаследовала новая династия.
ГЕРМАНСКАЯ МОНАРХИЯ НА ПОДЪЕМЕ
Первая половина XI в. была временем наибольшего усиления германского феодального государства. Посмотрим, какие предпосылки определили внутриполитическое усиление Германии в это время и чем был заторможен этот процесс в последующий период.
К середине XI в. феодализм в Германии достиг своего расцвета. Крестьянство повсюду, за исключением отдельных небольших территорий (Восточная Саксония, альпийские земли), находилось в личной и поземельной зависимости, подчиняясь юрисдикции крупных земельных собственников и обладателей иммунитетных привилегий. Германские короли, правда, в известной степени сохраняли судебно-административную власть над населением. Кроме поступлений из домена, они пользовались некоторыми доходами из «публично-государственных» источников: налогов, пошлин, разных регалий и баналитетов. И главное было в том, что королевская власть располагала еще правом распоряжаться государственными доходами: отчуждать, дарить от своего имени, использовать как средство политического влияния. По многочисленным королевским дипломам, выданным церковным и светским феодалам на земельные владения, судебно-административные права и разного рода регалии и баналитеты, мы можем заключить, что важнейшей функцией королевской власти было распределение этих благ между феодальной знатью. Сила феодальной монархии в Германии в то время заключалась именно в том, что она могла распоряжаться этими прерогативами – дарить их и подтверждать прежние дарения на них. Но королевская власть была не в состоянии самостоятельно реализовать эти государственные прерогативы и том более отнять их у магнатов, вернуть обратно в свои руки. Те попытки, которые предпринимались в этом направлении в XI и, отчасти, в XII в., были обречены на провал. К тому же осложнявшаяся политическая обстановка в империи заставляла монархов искать поддержки у феодальной знати ценой новых, еще более значительных уступок.
XI век – это время подъема городов и выступления на политическую арену нового общественного класса – горожан. Известно, что в таких западных странах, как Франция, Англия, Кастилия и др., этот класс стал важным резервом усиления феодальной монархии и государственной централизации. Во Франции королевская власть использовала горожан в качестве политических союзников в борьбе с феодальной знатью. Вместе с тем денежные средства, поступавшие с городов, служили важнейшим источником пополнения казны, делая короля менее зависимым в финансовом отношении от феодалов.
В Германии обстоятельства складывались по-другому. Горожане, вступая в борьбу с феодальными сеньорами (в большинстве это были епископы) тоже обращались за помощью к королю, но в весьма редких случаях могли ее получить; чаще же королевская власть или оставалась глуха к призывам горожан, или занимала сторону феодалов и помогала им подчинять города. Причина этого крылась в зависимости короля от феодальной знати, в частности в военном отношении; без прямой помощи феодалов король не мог осуществлять своих завоевательных походов, проводить императорскую политику в Италии. За всю историю средневековой Германии было несколько случаев, когда короли блокировались с городами в борьбе с враждебной им знатью.
В 1073 г., когда король Генрих IV находился в весьма стесненном положении в связи с восстанием в Саксонии и общей оппозицией феодальной знати, горожане Вормса изгнали из стен города своего епископа, враждебно настроенного к королю, и предложили Генриху IV военную и финансовую помощь. Король вознаградил за это город пошлинными привилегиями. На стороне Генриха IV в его столкновениях с князьями выступали не раз горожане Кельна, Майнца, Вюрцбурга, Зальцбурга и некоторых других городов. Когда в 1074 г. вспыхнуло восстание в Кельне против архиепископа Анкона, горожане послали, по словам хрониста, послов к Генриху IV с просьбой «как можно скорее поспешить в город и защитить их от мести изгнанного архиепископа». Но горожане не дождались короля, архиепископ занял город и устроил дикую расправу над зачинщиками восстания. Жители Майнца тоже не раз выступали против своего архиепископа в пользу короля. В 1077 г. они отказались впустить в город архиепископа и антикороля Рудольфа. В 1105 г. горожане Майнца активно выступили в поддержку Генриха IV и, изгнав из города архиепископа и других противников короля, обратились к Генриху IV за помощью против войск архиепископа, блокировавших город. В письме к королю они писали: «Нам угрожают со всех сторон враги, которые являются и твоими врагами... Боимся, что но сможем долго устоять против такой силы княжеских войск, если не получим твоей помощи. Не оставляй нас в смертельной опасности, спеши на помощь твоим верным подданным».
Эти факты свидетельствуют, что во второй половине XI в. в Германии наметился политический союз между городами и королевской властью, направленный против феодальной знати, а именно – против епископов. Но германские короли не смогли воспользоваться политической и военной помощью городов, а вместо этого помогали князьям подавлять городские вольности и прибирать к рукам земские города. Это послужило одной из причин упадка королевской власти в Германии, обозначившегося с конца XII в.
Одним из факторов, благоприятствовавших временному усилению королевской власти в первой половине XI в., была поддержка со стороны мелких феодалов, страдавших от засилия знати. Короли Франконской династии – Конрад II, Генрих II и, в известной мере, Генрих IV – в борьбе с феодальными магнатами опирались на мелких ленников – своих подвассалов, помогая им упрочить свои права на владение ленами, превратить их в наследственное достояние. Однако эта политика в условиях Германии не могла дать таких положительных для королевской власти результатов, как во Франции. Более результативным орудием оказался королевский министериалитет. Именно он обеспечил на время относительную независимость короля от князей в военном отношении.
Это была вторая военная реформа после введения системы бенефициев (условные владения). Свободные держатели бенефициев – мелкие вассалы – стали рыцарями, которые, согласно ленному обычаю, обязаны были выполнять военную службу только в течение сорока дней в году. К тому же подавляющее большинство их находилось в вассальной зависимости не от короля, а от его вассалов и подвассалов. Для создания независимого от воли князей надежного воинства оставался только один путь – наделение военными бенефициями несвободных служилых людей: королевских холопов, вольноотпущенников и других зависимых лиц. Именно на этот путь и вступили короли Франконской династии. Бенефиций служилого человека (министериала) составлял обычно не менее трех наделов (гуф), и за это он должен был выполнять своему господину конную военную службу, не нормированную ленным обычаем. Отношения между господином и его министериалами регулировались особым министериальным правом, которое утверждал сам господин.
Королевский министериалитет распространился также на гарнизонную бурговую службу и применялся в хозяйственно-административном управлении при дворе и в домениальном хозяйстве. Стремясь создать компактный домен в саксоно-тюрингском районе с центром в Госларе, короли Франконской династии проводили ревиндикацию (возвращение с помощью судебного иска) присвоенных знатью коронных владений, сооружали бурги, размещая в них гарнизоны из министериалов. Они ставили министериалов на высокие придворные службы и поручали им управление домениальным хозяйством. Эти меры укрепляли независимость королевской власти от феодалов, но, с другой стороны, они вызывали недовольство магнатов и служили поводом для организации заговоров против короля.
Несомненно положительным фактором, упрочившим государственное единство, была оттоновская епископальная система. При первых представителях Франконской династии замечалось ее дальнейшее усиление. С этой целью использовалась церковно-монастырская реформа. Уже Генрих II, который много заботился о церкви, начал покровительствовать монастырям в проведении реформы, преследуя, конечно, и своекорыстные цели: реформа должна была поднять монастырское хозяйство, дававшее королю натуральные сервиции (службы). Эту политику продолжали и первые представители Франконской династии, не замечая таившейся в церковном движении угрозы для будущего императорской власти.
Смена династии прошла в 1024 г. сравнительно безболезненно. Сказался факт усиления монархии при Генрихе II, к тому же не изжит еще был принцип наследственности престола. Из двух претендентов – правнуков Оттона I по женской линии – королем был избран Конрад II Старший. Новая династия значительно расширила королевский домен за счет фамильных владений, приобретенных, в частности, в результате женитьбы Конрада II на вдове швабского герцога Гизеле. В борьбе с феодальной знатью Конрад II опирался преимущественно на мелких вассалов и министериалов, составлявших его войско, придворный штат и аппарат хозяйственно-административного управления. Он покровительствовал королевским подвассалам в борьбе с их непосредственными сеньорами. Результаты этой политики не замедлили сказаться: подвассалы отказывались идти против короля по призыву своих мятежных сеньоров. Конрад II опирался также на епископат, используя прелатов как должностных лиц государства и требуя от них выполнения государственных повинностей. За отказ от исполнения этих повинностей прелаты подвергались наказаниям вплоть до лишения бенефициев и должностей. Относясь безразлично к идее церковной реформы, король тем не менее поощрял реформу монастырей, назначал на должности аббатов сторонников клюнийского движения, поскольку реформа сулила выгоды для государства – повышение доходности монастырского хозяйства. Будучи неграмотным, Конрад II, наделенный незаурядным природным умом и умевший ценить советы образованных людей, проявил способности крупного государственного деятеля, твердого политика. Он пытался укрепить порядок в стране, повысить ответственность вассалов и заставить их выполнять долг перед королем. В его дипломах мы читаем следующие выражения в адрес герцогов и графов: «От вас, которых мы уполномочили управлять провинциями нашего государства, мы требуем...». В условиях того времени это звучало необычно, так как на деле не было уже ни провинций, ни их управителей, а оставались только феодальные владения и королевские вассалы. Конрад II пытался собрать герцогства в руках королевского семейства. В 1027 г. по его требованию герцогом Баварии был избран его малолетний наследник – будущий король Генрих III. В 1038 г. он стал и герцогом Швабии.
Это направление королевской политики было для того времени весьма прогрессивно. Сосредоточение в руках королевской династии герцогской власти на всей территории страны могло бы привести к ликвидации феодальной раздробленности и к государственному объединению Германии. Франция, которая была в X-XI вв. более раздробленной, чем Германия, в последующие столетия пришла к политическому единству именно благодаря тому, что королевская власть, опиравшаяся на прогрессивные слои феодального общества, смогла объединить страну, включая одну за другой территории в королевский домен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37